АБОРТ В ИУДАИЗМЕ И ХРИСТИАНСТВЕ «СВОБОДА ВЫБОРА» ИЛИ «УБИЙСТВО»?

 51bc266a0f7f6

Сентябрь 26, 2014   7:24:36 AM

 Д-р  Анатолій  Мучник

48% израильтян являются категорическими противниками абортов и настаивают на их запрещении, в то же время 48% считают, что проведение абортов следует сделать более доступным. При этом 32% из сторонников абортов оговаривают, что женщина имеет право на такую операцию только в том случае, если четко установлено, что у нее может родиться больной ребенок. Еще 10% считают легитимными также аборты по экономическим причинам. Таковы результаты опроса, проведенного в 2005 году организацией «Мишпаха хадаша». Напомним, что, согласно статистике, 13% всех беременностей в Израиле заканчивается абортами, то есть ежегодно в стране производится 19-20 тысяч абортов.

«…Согласно последнему отчёту за 2011 год, опубликованному Центральным статистическим бюро Израиля (ЦСБ) отмечается, что в 2011 году за разрешением обратилось 18974 женщины, и 99,1% из них получили разрешение специальных комиссий по абортам при больницах. От евреек просьб поступило вдвое больше, чем от мусульманок, христианок и друзов.

Самой распространённой причиной абортов оказалась внебрачная беременность (49,9% обращений); в 20,3% случаев причиной была вероятность нанесения физической травмы плоду. Остальные причины, принятые во внимание, — запрещённые половые отношения, возраст матери не более 17 лет или старше 40, а также физическая или ментальная травма, нанесённая ей во время беременности.(…)По сравнению с другими развитыми странами, показатели абортов в Израиле – умеренные. В Уэльсе и США они выше ( соответственно 17,5 и 19,6%), зато в Финляндии – 9%, в Швейцарии – 6,8%, а в Германии – 7,2% ». ( СЕКРЕТ № 1018 от 3-9.11.2013. С.4 ).

Само рождение младенца, его зачатие и развитие в утробе матери воспринимается иудаизмом как постоянно повторяющееся чудо. Сей акт, сей процесс напоминает человеку о его Богоподобности: подобно тому, как Бог сотворил человека, принципиально отличающегося по своей природе от остального живого мира, так и два любящих существа, потомки Адама и Евы, оказываются способными сотворить разумную личность. При этом иудаизм подчеркивает, что в создании новой человеческой жизни участвуют не двое, а трое: отец, мать и сам Творец мира.

С этой точки зрения становится понятным отношение иудаизма к абортам, остававшееся неизменным с глубокой древности: насильственное прерывание беременности не позволительно, ибо посягает на творение, в котором Бог участвует наравне с людьми, и представляет собой попытку вмешаться в Его планы — если женщина забеременела, значит, на то была Его прямая воля, значит, этому ребенку отведено некое место в мироздании и ни у кого нет права лишать его жизни.

Об отношении евреев к противозачаточным средствам, абортам и вообще любым способам ограничения рождаемости красноречиво свидетельствует знаменитый случай с первым чемпионом мира по шахматам Эммануилом Ласкером. Во время одного из интервью журналист спросил у великого шахматиста, как он относится к теории Мальтуса и его утверждению о необходимости ограничить рождаемость людей. «У моих родителей, — ответил на это Ласкер, — было шестнадцать детей. Так вот, я — шестнадцатый».

Беременность женщины, независимо от того, сколько у нее уже есть детей, всегда воспринималась в еврейском мире как знак благословения Творца, как радостное событие (если, конечно, речь не шла о рождении потенциального мамзера или о беременности изнасилованной девушки). И, напротив, бесплодие или выкидыш воспринимались как трагедия, как наказание Свыше. Не случайно одной из главных наград, которые обещает Бог в Торе еврейскому народу за исполнение его заповедей, значится отсутствие выкидышей у еврейских женщин. А в качестве одного из трех чудес, которые постоянно происходили в Иерусалимском Храме, называется то, что за всю его историю на его территории ни у одной женщины не случилось выкидыша или преждевременных родов.

Категорический запрет на произведение абортов основывался и на мнении, что зародыш в теле матери является живым существом такого же порядка, как и обычный человек или даже высшего. Впрочем, стоит заметить, что единого мнения по этому поводу ни у великих еврейских мудрецов — составителей Талмуда, ни у живших позднее раввинов никогда не было. В Талмуде, в частности, приводится запись беседы рабби Иегуды ха-Наси с римским императором Антонием, бывшим одним из самых крупных интеллектуалов своего времени:

«Антоний спросил Рабби: «С какого времени появляются в человеке «йецер хара (дурные наклонности)?» Рабби ответил: «С того часа, как он создается». Сказал Антоний: «Если это так, он прорвал бы утробу матери и вышел наружу. Нет, это происходит, когда он появляется на свет!». И признался перед ним Рабби, что это соответствует словам Писания, как сказано: «Ибо помысел сердца человека зол от юности его». И еще спросил его Антоний: «С какого времени душа вселяется в человека?». Ответил Рабби: «Когда он выходит из чрева матери». Сказал ему Антоний: «…Нет. это происходит, когда велено состояться зачатию». И признал Рабби, что есть стих, подтверждающий это…».

Данный отрывок из Талмуда уникален прежде всего тем, что в нем в ходе диспута еврейский мудрец признает правоту нееврея. Но одновременно из него видно, что такой величайший знаток Торы, каким был Иегуда ха-Наси, затруднялся дать однозначные ответы на поставленные римлянином вопросы.

Действительно, согласно Агаде, этой самой романтической части Устной Торы, уже в тот момент, когда мужчина и женщина сливаются в объятиях, и он изливается в ее чрево, с неба спускается душа. Она сама выбрала этих двоих в качестве своих родителей и ей предназначено жить в этом теле. На протяжении всех девяти месяцев беременности зародыша навещает ангел, который обучает его всей Торе. Но в тот момент, когда младенец появляется на свет и делает первый самостоятельный вдох, этот же ангел шлепает его по губам. И тогда новорожденный мгновенно забывает «ангельские уроки» — теперь в материальном мире ему предстоит учиться всему заново.

В этом ракурсе зародыш представляется как бы самостоятельным организмом, ведущим свою автономную жизнь и вместе с тем чутко впитывающим в себя все, что происходит с его матерью и вокруг него. Если это так, то аборт соотносится с убийством, уничтожением уже существующего человеческого «Я».

Любопытно, что чем дальше, тем больше медицинские исследования подтверждают эту точку зрения еврейских мудрецов.

В знаменитом документальном фильме о поведении зародыша накануне и во время аборта видно, как эмбрион уже в тот момент, когда гинеколог берет свои инструменты, как бы предчувствует грозящую ему смертельную опасность. Он словно «понимает», то, что с ним хотят сделать, и начинает метаться и сжиматься в теле матери, пытаясь избежать смерти.

Но вместе с тем немало еврейских мудрецов придерживались и иных взглядов на природу человеческого зародыша. Речь шла о том, что вплоть до момента рождения эмбрион — не более, чем часть организма матери. Именно из этого исходит Мишна, предписывая следующие действия акушеркам:

«Если женщина не может разродиться, рассекают плод ее в чреве и выводят его по частям, ибо ее жизнь важнее его жизни. Если же большая часть его уже вышла при родах, то не причиняют ему вреда, ибо не губят душу ради другой души».

Есть и компромиссная позиция, согласно которой на разных стадиях развития к эмбриону следует относиться по-разному. Так, великий еврейский философ и комментатор Торы Филон Александрийский именно под этим углом зрения рассматривал нелицеприятную ситуацию, когда мужчина ударил беременную женщину. Как утверждал философ, в случае если у пострадавшей от удара случился выкидыш, но эмбрион до сей поры еще не приобрел окончательную форму, то виновный должен просто уплатить штраф. Если же эмбрион к моменту случившегося уже стал похож на человеческое существо, то мужчину, ударившего женщину, следует судить как убийцу.

Все эти, казалось бы, совершенно теоретические рассуждения еврейских мудрецов и сформировали окончательное отношение еврейской традиции к абортам: да, они считаются недопустимыми, если беременность и роды не угрожают здоровью и жизни матери. И недопустимыми даже в том случае, если, тем или иным образом, стало известно, что будущая мать носит ребенка, который будет страдать физическим уродством или умственной неполноценностью.

Но если врачи считают — а раввины в данном случае полагаются на их мнение, — что беременность или роды могут привести к смерти матери, то аборт становится не только желательным, но и обязательным.

Этот подход в современном Израиле получил законодательную основу: для того чтобы сделать легальный аборт, женщина должна направиться в специальную комиссию, в которую входят опытные врачи, психологи и социальные работники. Они внимательно выслушивают рассказ женщины о причинах, которые побудили ее пойти на этот шаг. И только в том случае, если эти причины признаны достаточно уважительными (а таковыми считаются наличие в семье множества детей на фоне бедственного материального положения; беременность в результате супружеской измены; однозначные данные медицинских исследований, свидетельствующие, что плод несет в себе то или иное генетическое заболевание), то женщине выдают официальное разрешение на проведение аборта. Однако нередки и случаи, когда комиссия отказывает беременной в ее просьбе.

Религиозные же еврейки вообще обращаются с просьбой о разрешении на аборт только в самых экстремальных ситуациях.

Так аборт это убийство или нет?

Для большинства консерваторов и либералов ответ кажется очевидным. Поборники нравственности, особенно те, кто религиозен, считают, что жизнь начинается с момента зачатия и аборт является убийством. Либералы обычно утверждают, что жизнь начинается с момента рождения, поэтому женщина должна иметь право распоряжаться собственным телом так, как захочет. Ей должно быть позволено избавиться от плода, по крайней мере, в течение первых шести месяцев беременности. Это звучит странно, но многие люди, отстаивающие позиции нравственности, не придерживаются их в своей жизни. Например, когда случается выкидыш, родители горюют не так сильно, как если умирает уже родившийся ребенок. При этом их убеждение в том, что жизнь начинается в момент зачатия, не имеет значения. В каждой религии есть традиция хоронить умерших младенцев, но я не знаю ни одной церемонии, которая проводилась бы для так и не рожденного плода. С  другой стороны, многие люди, которые утверждают, что женщина должна иметь право поступать со своим телом так, как захочет, выступают против легализации проституции.

Что говорит иудаизм? Является ли аборт убийством? Должно ли право женщины сделать аборт быть абсолютным? Нет и еще раз нет. Аборт не является убийством, потому что плод — это «часть матери», а не отдельная личность. Если женщина хочет принять иудаизм после рождения ребенка, и ей, и ее ребенку необходимо пройти процесс обращения. Если же женщина на девятом месяце беременности обращается в иудаизм, ребенок, который рождается после этого,  считается евреем.

По Торе, плод еще не является человеком. Так, убивший беременную женщину должен заплатить собственной жизнью. Если же опасности для ее жизни не будет, но у нее случится выкидыш, то обидчик должен заплатить штраф (Шмот, 21:22-23). Таким образом. Тора говорит, что убийца должен быть казнен (см., например, Шмот, 21:12-14), но человек, из-за которого случился выкидыш — не убийца, потому что плод еще не ребенок.

В соответствии с законами Мишны (приблизительно 200 г. н.э.), аборт разрешен, если жизни женщины угрожает опасность: «Если у женщины тяжелые схватки (и ее жизнь в опасности), зародыш умерщвляют в утробе… потому что ее жизнь важнее жизни зародыша» (Мишна, Охалот, 7:6). Означает ли это, что аборты разрешены только в тех случаях, когда жизнь матери подвергается опасности? Консерваторы скажут «да». Однако более либеральные раввины указывают, что в Мишне есть другой фрагмент, говорящий о разрешении абортов, чтобы избавить мать от душевных страданий. В этом, скорее всего теоретическом, законе сказано: если женщина осуждена на смертную казнь и после вынесения приговора оказалось, что она беременна, плод должен быть удален, а казнь проведена в запланированные сроки (Мишна, Арахин, 1:4). По еврейскому закону, нельзя откладывать исполнение смертного приговора, потому что это будет пыткой для осужденного. (Я убежден, что этот закон, скорее всего, не имел практического применение потому, что людей редко осуждали на смертную казнь. Такое случалось примерно раз в семь лет).

Какие выводы можно сделать из сказанного?

Аборт — это не убийство. Но зародыш — это будущий человек, поэтому женщина не должна избавляться от плода, если у нее нет на то очень серьезных причин. По еврейским моральным законам, запрещено совершать аборты, если ребенок «не того» пола или если его рождение не было заранее запланировано. (Если будущие родители не хотят воспитывать этого ребенка, они должны дождаться его рождения и отдать на усыновление). Аборты разрешены лишь в некоторых случаях: чтобы спасти жизнь матери или избавить ее от душевных страданий (если беременность наступила в результате изнасилования или женщина узнала, что ребенок будет физически или умственно неполноценным). Многие ортодоксальные раввины (возможно, большинство) с этим не согласятся. Доктор Фред Рознер, ортодоксальный еврей, утверждает, что ортодоксальные раввины не разрешили бы аборт в случае инцеста или изнасилования и усомнились бы в том, что рождение неполноценного ребенка может послужить причиной «ухудшения здоровья» матери.

Что касается права женщины прервать беременность, наступившую в результате изнасилования, я считаю необходимым руководствоваться словами рабби XIX века Иегуды Перильмана: «(Женщина) отличается от «матери земли» тем, что не обязана растить семя, посаженное в ней против ее воли. Она может «вырвать» семя, незаконно посаженное».

Мне кажется, что раввины, которые отказывают женщине в праве прервать беременность, наступившую в результате изнасилования, проявляют меньше сострадания, чем раввины, писавшие Талмуд и говорившие о праве приговоренных к смерти женщин избавиться от плода.

В Библии ничего не сказано об аборте. Этот элементарный факт — мимо которого часто проходят люди, превращающие борьбу с абортами в своего рода лакмусовую бумажку истинно христианской веры, — означает, что проблема аборта принадлежит к совершенно иной категории, нежели другие ключевые вопросы, которые мы разбирали до сих пор.

В данном случае Библия не дает нам никаких конкретных указаний.

Многие противники абортов принадлежат к богословской традиции, подчеркивающей авторитет Писания, а потому они пытаются подобрать какие-то библейские основания для своих убеждений. В свою очередь, сторонники абортов порой ссылаются на Исх 21:22-25 в доказательство своего тезиса — эмбрион еще не «личность». Однако стихи, приводимые обеими сторонами в споре, имеют разве что косвенное отношение к обсуждению этой проблемы. Рассмотрим вкратце тексты, которые упоминаются в этой связи чаще всего.

Исх 20:13; Втор 5:17: «Не убий». Когда эту заповедь распространяют на аборты, возникает следующий вопрос: ни та, ни другая сторона отнюдь не предлагает разрешить убийство, но существует проблема определения: является ли аборт убийством? Ни в контексте Десяти заповедей, ни в Торе в целом мы не найдем ответа на этот вопрос.

Исх 21:22-25. Этот текст находится в разделе законоположений, устанавливающих пеню за увечья, причиненные насилием:

Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

Это предписание ничего не говорит об умышленном аборте — это часть кодекса, регулирующего экономические отношения, где предусмотрена компенсация за ненамеренный удар, повлекший за собой выкидыш. Если пострадавшая женщина умрет или станет инвалидом, удар будет рассматриваться как убийство или членовредительство, и преступник будет казнен или подвергнется физическому наказанию соразмерно причиненному ущербу (ст. 23-25, ср. ст. 12). Однако если все последствия сводятся к выкидышу, достаточно будет и денежной пени (ст. 22), выплачиваемой супругу этой женщины в качестве компенсации за неполученное потомство. Хотя об аборте здесь специально речи не идет, закон, по-видимому, классифицирует эмбрион и мать по-разному и только мать считается человеком, поскольку только ее увечья караются по lех talionis

Однако в переводе Септуагинты этот же самый текст приобретает совершенно иной смысл. Согласно этому переводу, определяющим фактором при установлении ответственности будет не увечье самой женщины, а успел ли младенец (paidion) сформироваться (exeikonismenon), то есть достиг ли той стадии развития, когда эмбрион приобретает человеческий образ. (Согласно позднейшей раввинистической традиции плод считается «полностью сформированным» начиная с сорок первого дня от зачатия. Неизвестно, подразумевают ли эту конкретную традицию переводчики Септуагинты. Филон Александрийский (он ближе, чем Мишны, к переводчикам Септуагинты как по времени, так и по культурному фону) интерпретирует данный текст следующим образом:

Если мужчина станет бить беременную женщину и ударит ее по животу и она выкинет, тогда, если выкидыш будет бесформенным и неразвитым (aplaston kai adiatypoton), он подлежит пене за насилие и за то, что воспрепятствовал художнице — Природе в ее творческом усилии создать прекраснейшее из живых существ, человека (anthropon). Но если ребенок уже полностью сформировался и все члены получили должные качества и место в организме, преступник подлежит смерти, ибо судя по описанию он уничтожил в лаборатории Природы человеческое существо (anthropon), каковое она еще не полагала уместным произвести на свет.

Если младенец не сформировался, уплачивается пеня, если сформировался, вступает в силу lех talionis. Таким образом, «сформировавшийся», но еще не рожденный ребенок имеет те же права, что и любой другой человек. Однако деформированный или еще не сформировавшийся плод не наделяется юридическим статусом человека. Согласно этой интерпретации, все зависит от того, на какой стадии беременности произошел выкидыш. Нужно отметить, что протестантская богословская традиция исторически отстаивает канонический приоритет еврейского текста перед Септуагинтой, а потому истолкование греческого варианта Исх. 21:22-25 представляет скорее исторический интерес. В любом случае нужно подчеркнуть, что греческий текст, как и еврейский, рассматривает случайное увечье, а не преднамеренный аборт.

Пс 138:13-16: из всех текстов, приводимых противниками аборта, этот, пожалуй, наиболее важен. Здесь выстраивается мир символов, в котором Бог активно созидает будущую жизнь в утробе и знает человека еще до его появления на свет.

Ибо Ты устроил внутренности мои,

и соткал меня во чреве матери моей.

Славлю Тебя, потому что я дивно устроен.

Дивны дела Твои,

и душа моя вполне сознает это.

Не сокрыты были от Тебя кости мои,

когда я созидаем был в тайне,

образуем был во глубине утробы.

Зародыш мой видели очи Твои;

в Твоей книге записаны все дни,

для меня назначенные,

когда ни одного из них еще не было.

Разумеется, эти стихи могут сыграть определенную роль в дискуссии об аборте, однако нужно проявить осмотрительность и не вычитывать из текста слишком многое. Псалом нужно истолковывать по законам поэтического жанра, к которому он относится, а не как научный или юридический документ. Суть этого текста — провозглашение любящего всеведения и предведения Бога, который говорил Иеремии (1:5):

Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя.

Из этих высказываний нельзя выжать аргумент о статусе плода как «личности» — это исповедание божественного предведения и попечения. Бог знает и призывает нас не только с момента зачатия, но и до зачатия и даже до сотворения мира. Осмыслив в таком ключе пафос Пс 138:13-16, мы понимаем, что к проблеме абортов этот текст, в сущности, не имеет отношения. Никакого суждения по поводу этой проблемы здесь не выражено.

Лк 1:44. Елизавета делится с Марией: при звуке ее голоса «взыграл младенец радостно в чреве моем». Младенец — будущий Иоанн Креститель, который в искусно сложенном повествовании Луки еще до своего рождения узнает Того «сильнейшего», кто придет вслед ему крестить Святым Духом (ср. Лк 3:16). Выводить из этого текста — с богословской точки зрения чисто христологического — общее учение о том, что нерожденные младенцы обладают личностью, было бы нелепо и тенденциозно. Подобную «экзегезу» даже неуместно называть экзегезой. Этот текст принадлежит скорее символическому миру: «младенец в чреве» — совсем не то же самое, что медицинское «эмбрион». Но с помощью этого текста не удастся доказать наличие у нерожденного ребенка личности, и к тому же он никоим образом не затрагивает проблему аборта.

Гал 5:20. В составленном Павлом перечне «дел плоти» упомянута pharmakeia, то есть «волшебство». Некоторые «защитники жизни», цепляясь за соломинку в попытках найти в Новом Завете доказательство в свою пользу, высказывали предположение, что этим словом заклеймено обыкновение вызывать выкидыш с помощью сильнодействующих лекарств. Подобная гипотеза едва ли заслуживает серьезного обсуждения. Хотя медикаментозные выкидыши практиковались в древности, (например, Minucius Felix Octavius 30:2: «И есть женщины, которые глотают снадобья, чтобы удушить в своей утробе зачатки жизни — совершают детоубийство еще прежде, чем родить ребенка на свет»), контекст не дает никаких оснований для подобного истолкования. Слово pharmakeia отнюдь не является специфическим термином — «прием лекарств, способствующих выкидышу», — это самое общее обозначение магических ритуалов (ср. Откр 9:21, 18:23).

Мф 19:14: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное». Этот стих противники аборта также используют иногда в качестве лозунга (в такой форме эту фразу используют, например, в «Дерхемской декларации» — манифесте группы пасторов и богословов Объединенной методистской церкви (Stallworth 1993, 11-16).) — поразительный пример деконтекстуализации текста во имя аргументации. При контекстуальном чтении совершенно очевидно, что речь идет о рожденных детях, а не о нерожденных.

Итак, мы не располагаем текстами по проблеме аборта, хотя отдельные стихи Библии поэтически провозглашают провиденциальное попечение Бога о всякой жизни еще до рождения и даже до зачатия. Это дает нам недостаточно материала для выработки нормативов.

Синтезировать тут нечего. Поскольку ни один текст не рассматривает аборт напрямую, не возникает и проблемы противоречия внутри канона. Канон единодушно молчит.

Однако мы можем предпринять более широкое исследование библейской концепции беременности и деторождения и задать контекст, внутри которого мы сумеем интерпретировать проблему аборта. Ради экономии места мы не станем здесь заниматься подробным исследованием, а сразу приведем основные итоги, очевидные каждому, кто хотя бы поверхностно ознакомился с Библией: дети — великое благословение Божье, а бесплодие тяжкая кара. (Исключения из этой нормы (Лк 23:28-29; Ис 54:1, цитата в Гал 4:27) воспринимаются с особой остротой именно как провокационные отклонения от привычного. Эти тексты не бросают вызов норме, они представляют собой поэтические или пророческие высказывания, напоминающие о приближении эсхатологического кризиса (Лк 23) или о том, что Бог изменит судьбу бесплодного, страдающего Сиона (Ис 54). Дети — гарантия продолжения рода, источник материального благосостояния и уверенности в завтрашнем дне. Приведем в качестве примера хотя бы Пс 126:3 — 4:

Вот наследие от Господа: дети;

награда от Него — плод чрева.

Что стрелы в руке сильного,

то сыновья молодые.

Блажен человек, который наполнил ими колчан свой.

Как показывает этот пример, библейские тексты выражают, главным образом, мужскую точку зрения, однако мы обнаруживаем множество контекстов, когда женщины молят Бога даровать им детей. Узнав о своей беременности, женщины благодарят Бога молитвами и песнями радости (напр., Быт 21:6-7; 1 Цар 1-2; Лк 1). Разумеется, за этими текстами стоит историческая реальность, принципиально отличающаяся от современной, и предполагается, что основная роль женщины в обществе — это роль женщины и матери. Такое представление о беременности и деторождении не может быть воспринято без герменевтического обсуждения. Тем не менее, для нас существенно, что канон, хотя и не уделяет специального внимания абортам, рисует мир, в котором аборт был бы не столько даже неэтичен, сколько просто немыслим.

 

Литература

1. Тора. Пятикнижие и Гафтарот М. «Мосты культуры» — Иерусалим «Гешарим» 2001 с. 399-414.

2. Новая Женевская учебная  Библия. Синодальный перевод «Hanssler Verlaa», 1998.

3. Талмудъ. Мишна и Тосефта. Т. 6 пер. Н. Переферковича СПб «Издание П.П. Сойкина». 1906 с. 222-223.

4. С.Ганцфрид. Кицур Шульхан Арух. «Л. Городецкий» М.: 2006. с. 103 – 109, 520 – 526.

5. Й. Векслер Кицур Шулхан Арух (Краткий свод законов еврейского образа жизни) «Шамир» Иерусалим, 1994, с. 187 – 193.

6. Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Изд. Брокгауз-Ефрон, СПб., Т. Х (1908 – 1913гг.) с. 742 – 744.

7. Раввин Исраэль — Меир Лау. Практика иудаизма в свете Устной Торы. «Модан», Израиль 1996, с. 438 – 440.

8. Раввин Бенджамин Блех. История и культура евреев. «Астрель», М.: 2005, с. 335 – 345.

9. Рав М. Глазерсон. Медицина и каббала. Тора, Свет, Исцеление. «Гешарим – Иерусалим, Лехаим» М.: 1997, с. 190 – 206.

  1. Рав Натан Ортнер.  С точки зрения Торы. Тематика Торы на языке современности. Иерусалим, с. 262 – 268.
  2. А. Кармель. Иудаизм. Еврейский образ жизни. Йерушалаим, 1994, с. 100 – 101.
  3. В. Рабинович. Тайны еврейских мудрецов. «CN – Столичная новость», К.: 2003, с. 155 – 156.
  4. В. Рабинович. Тайны еврейских мудрецов. «CN – Столичная новость», К.: 2004, с. 287 – 291.
  5. П. Венгерова. Воспоминания бабушки. Очерки о культурной истории евреев в России в ХІХ веке. «Гешарим- Иерусалим» «Мосты культуры» М.: 2003 с.213 – 217, 225 — 229.
  6. С.М. Дубнов История евреев в Европе. Т. 2, «Гешарим- Иерусалим» «Мосты культуры» М.: 2003 с.227 – 234.
  7. Ж. Баумгартена и др. Тысяча лет культур ашкеназов. «Текст — Лехайм», М.: 2006. с.257
  8. Пол Джонсон Історія євреїв. «Альтернатива» 2000 с. 231, 248, 549 – 564.
  9. Холокост. Ред. У. Лакёр, соред. Ю.Т. Баумель М. РОСПЭН, 2005, с. 176 – 178, 347 – 352.
  10. В. Захаров, В. Кулишов. В предверии катастрофы. Германия 1933 – 1939 гг. «Ковчег» М. 2003. с. 120.
  11. И. Альтман. Жертвы ненавести. Холокост  в СССР 1941 – 1945 гг. «Ковчег» 2002., с. 155 – 160.
  12. Аборт. Краткая Еврейская Энциклопедия. Т. 1. Иерусалим, 1996 с. 7-8.
  13. Аборт. Энциклопедический словарь Еврейская цивилизация «ЛОРИ» М. 2000 с. 1.
  14. Деторождение и бесплодие. Там же, с. 40.
  15. Контрацепция. Там. же, с. 97.
  16. Раввин И. Телушкин. Еврейская мудрость «Феникс» Ростов н/Д. 2001 с. 150-156.
  17. Раввин И. Телушкин. Еврейские ценности. «Феникс» Ростов н/Д. 2002 с. 208-211.
  18. П. Люкимсон, М. Котлярский. Евреи и секс. «Институт соитологии» СПб. 2005 с. 209-219.
  19. Блу Гринберг. Традиционный еврейский дом. М. «Мосты культуры» — Иерусалим. Гешарим. 2000с. 229-237.
  20. Р. Хейз. Этика Нового Завета. М. «Библейско-богословский институт св. Апостола Андрея» 2005 с. 597 – 621.
  21. Йосеф Циглер. Евреи и христиане: полемика и взаимовлияние культур к. 2, ч. 4 «Открытый университет» Израиль 2000 с. 208-215.

 

 

Посмотреть также...

Как в Израиле отменяли идиш

04/16/2021  22:58:17 В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор коммунистической газеты «Коль ха-Ам» Меир Вильнер …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *