Актеры и судьбы. Большая жизнь Лидии Смирновой

Lidija Smirnova x_427cb9b6

Октябрь 31, 2013   7:45:55 PM

 «Я РОДИЛАСЬ семимесячной, «в рубашке», и было это в городке Мензелинске под Казанью. Меня завертывали в вату и клали в печурку, в русской печке есть такие углубления. По всем приметам меня ждала долгая, счастливая жизнь…».

Непрерывный кинематографический стаж Лидии Смирновой составил более 60 лет. Она сыграла множество ролей, ее фильмография насчитывает около 60 картин.

Лидия Смирнова родилась 13 февраля 1915 года. Детство провела в Сибири. «Мне не было и трех лет, когда произошла революция. Тетя рассказывала мне, что мой отец был белый офицер в армии Колчака, ненавидел большевиков (про это всю жизнь скрывалось). Судя по фотографии, он был высокий, стройный, красивый. До революции писал рассказы, критические статьи, много печатался. Моя мать, ее звали Татьяной, была сельской учительницей. После меня у нее родился мальчик, мой братик. Девятимесячный, он вывернулся из маминых рук, упал головой об пол, долго кричал, а потом умер. У мамы началось буйное помешательство. Отец приезжает с фронта — нет ни жены, ни сына. И маленькая дочь без присмотра. Он мечется, пытается пристроить меня к родственникам — всюду отказ. Наконец я попадаю в Тобольск, в семью его старшего брата. Тетя потом часто повторяла: «От тебя все отказались, если бы не мы, ты была бы беспризорной». В детстве это больно ранило меня…»

В школе Лидия Смирнова училась плохо, ее поведение постоянно было на устах у преподавателей. Однажды она с одноклассниками баловалась в классе и нечаянно выбросила в окно табуретку. К несчастью, по улице тогда шел мужчина, на голову которого она и упала. Прохожий получил серьезную травму и заявил об этом в милицию. По этому случаю был собран педагогический совет, который принял решение исключить Смирнову из школы. Однако в последующем это решение удалось переиграть, и девушку оставили в школе.

«Скоро нам удалось переехать в Москву. Но жили мы там трудно. ПОСЛЕ школы я поступила в промышленно-экономический техникум при Училище (теперь это, кажется, университет) имени Баумана. Техникум выпускал экономистов-статистиков. Я получила диплом и пошла работать в Главное управление авиационной промышленности. Меня взяли туда на секретную работу. Я подсчитывала, сколько наши заводы выпускают самолетов и моторов. Работала, и на меня нападала жгучая тоска. Казалось, время остановилось. Поднимаю глаза — прошло только 15 минут, просто ужасно!»

Лидия Смирнова 3 года проучилась в хореографическом училище при Большом театре. В театральное училище Смирнова пришла со второго курса авиационного института. Заявление подала одновременно в Вахтанговское училище, школу Камерного театра и во Всесоюзный государственный институт кинематографии, и везде была принята. Она выбрала училище при Камерном театре так как оно было самым близким к дому. Когда Смирнова училась в школе Таирова, к ним часто приходили с киностудий приглашать студентов на съёмки. Когда нужна была голубоглазая блондинка, говорили — у нас есть Смирнова, но утверждали её редко.

Одна из первых ролей в кино Лидии Смирновой — роль Шурочки в лирическом музыкальном фильме «Моя любовь» , музыку к которой написал знаменитый Дунаевский. Но о композиторе разговор отдельный. А  театр уезжал на гастроли во Владивосток. Перед ней стоял выбор — в ту пору не разрешалось совмещать кино со сценой. И она предпочла кино. Что же касается мужа, то не забудем: надвигалась война («Моя любовь» вышла в 40-м году). Поколение  актеров Лидии Смирновой начало работать в кино в конце 1930-х — начале 1940-х годов. Тогда выход каждого фильма был событием. Она была самой обыкновенной девушкой конца 1930-х годов — с симпатичными кудряшками, с ямочками на щеках и непобедимой уверенностью в том, что жить на свете замечательно и прекрасно. Практически Смирнова играла самое себя, и Шурочка ее как бы выросла из всей ее жизни, из 1930-х годов с их оптимизмом, энтузиазмом, энергией, верой в будущее.

Карьера Смирновой-киноактрисы начала складываться к 1941 году. Успех, пришедший к ней после фильма «Моя любовь», окрылял, а пример Дунаевского показывает, сколь несносен истинный влюбленный в проявлениях своего возвышенного чувства. После съемок «Моей любви» композитор отбыл в родной Ленинград и оттуда подверг дебютантку-искусительницу массированной бомбардировке: ежедневно она получала письмо и одну-две телеграммы. Влюбленный безумец требовал такого же количества ответных эпистол. Смирнова, с детства не питавшая страсти к чтению, была вынуждена заняться-таки самообразованием. (В изъявлении эмоций Исаак Осипович опирался на классические примеры, так что приходилось ему соответствовать.) Эта переписка так изматывала девушку, что порой, не в силах выжать из себя ни строки, она посылала на почту приятеля — артиста, чтоб тот сам сочинил и отправил от ее имени любовную депешу. Не то чтоб Лидочка Смирнова была равнодушна к «Шани» Дунаевскому (амбициозный Исаак Осипович подписывал любовные письма прозвищем Штрауса из популярного фильма «Большой вальс»). Но скорее всего за влюбленность она приняла собственный восторг ввиду того, что неглупый, талантливый, знаменитый музыкант повержен к ее ногам. И даже намерен снимать в новом фильме и заняться ее карьерой. Лидочке Смирновой нравилось получать от него цветы. Но шанс стать женой живого классика она по легкомыслию недооценила. То есть, уехав в очередную экспедицию, перво-наперво влюбилась. А «Шани» …Похоже, был довольно злопамятен и до конца жизни не простил отказа. Об этом свидетельствует нечаянная встреча бывших любовников в прибалтийском кафе буквально накануне смерти маэстро. Когда оркестр неожиданно заиграл песенку из «Моей любви», Смирнова, случайно зашедшая выпить кофе, благодарно помахала музыкантам. «Вы думаете, они вас узнали? — вместо приветствия насмешливо промолвил Дунаевский, подсаживаясь к ее столику. И самодовольно добавил: — Это я им заказал».

Ее избранником стал 27-летний журналист Сергей Добрушин, с которым она познакомилась на лыжной прогулке. Как вспоминает сама актриса, она с компанией возвращалась на лыжную базу, и внезапно им навстречу попалась такая же компания лыжников. Последним в этой группе шел молодой и красивый парень. Смирнова случайно встретилась с ним взглядом, затем они оглянулись и вдруг пошли навстречу друг другу. Так они и познакомились. А уже через месяц сыграли свадьбу. Приближалась война.  И вскоре ушли на фронт товарищи по студии: режиссеры, операторы, художники, артисты. Сергей Добрушин — журналист, знавший пять языков, не дожидаясь повестки, сам пошел на призывной пункт.  Его часть угодила в окружение и была вынуждена быстро уходить. Позже друзья рассказали, что Сергей вернулся за забытым планшетом — и исчез. Пропал без вести… Перед отъездом на фронт он предупредил жену, что, если будет изувечен, она его не увидит. И на протяжении всей долгой жизни Лидию Николаевну преследовало чувство, будто ее первый мужчина где-то рядом и пристально наблюдает за творческими порывами и романтическими художествами супруги.

Военный период был для Смирновой самым плодотворным. Так вышло, что время военных испытаний совпало с молодостью актрисы, с началом ее творческой биографии. Тема женщины на войне, тема испытаний, выпавшего на женскую долю, тема невосполнимых утрат, тема женского героизма, стойкости, вдовства стали самыми важными в ее актерской биографии. Варя Бурмина и партизанка Фенька, защитница Ленинграда Варя Маркина из «Морского батальона» и латышка Илга в «Сыновьях», Женя Буслаева в «Большой жизни» и председатель колхоза Мария Степановна в «Новом доме» — вместе с этими героинями взрослела и сама Лидия Смирнова и старалась с каждой ролью передать возмужание характера, душевную красоту и стойкость русских женщин.

Во время войны Смирнова уехала в эвакуацию в Алма-Ату, где снималась в фильме «Она защищает Родину». Режиссер Фридрих Эрмлер и оператор Владимир Рапопорт  соперничали в борьбе за благосклонность жизнерадостной хорошенькой актрисы. Между тем нетитулованным лицедеям жилось в казахской столице довольно скудно, одно время Лидия Николаевна голодала. А Эрмлер и Рапопорт получали лауреатские пайки. Однажды в комнату к Смирновой, которая соседствовала с Марецкой, пришел Эрмлер, принес коптилку и два отварных яйца в качестве презента: «Вот вам свет и еда». Тут распахнулась дверь, влетел Рапопорт, выложил на стол все пятьдесят штук аналогичного продукта из пайка и молча удалился. После чего Марецкая многозначительно обронила: «И ты еще думаешь? Тот так и будет всю жизнь носить по два яйца всмятку, а этот отдаст все, что имеет». Смирнова выбрала более молодого (В. Рапопорт был моложе Ф. Эрмлера на девять лет).

В те годы, актриса кружила головы многим мужчинам… По этому поводу сама она вспоминает: «Я была очень влюбчивой и ужасной кокеткой, мою жизнь сопровождали бурные объяснения, романы и трагедии… Вот, например, одна такая история. Как-то во время гастролей в Тбилиси мы с Ликой Сухаревской обедали в ресторане, и тут вошел Он: красавец грузин, глаза в пол-лица. «не смей на него смотреть», — толкнула меня Лика, но… Короче говоря, роман состоялся. А я в роман всегда бросалась, как в омут, с головой. Когда он приезжал в Москву, готовила котлеты, заранее прятала сумку с едой на лестнице, говорила мужу: «Что-то голова болит, пойду погуляю на воздухе», а сама бежала к любимому в гостиницу. Роман закончился после того, как я нанесла ответный визит в Тбилиси. Я должна была все время сидеть в номере и ждать, пока он закончит кутить с друзьями в ресторане и зайдет. Он устроил дикую сцену, когда однажды не застал меня на месте…»Как сочетались мои романы с супружеской жизнью? Муж очень любил меня и поэтому, наверное, прощал мои шалости. А потом… я не знаю, как это объяснить. Почему-то мои романы кончались требованием выйти замуж. Я отвечала: «У меня уже есть муж».

К вопросу о любви истинной и мнимой… нужно добавить, что в Алма-Ате Смирнова едва не погибла от эпидемии тифа. А когда чудом выздоровела, Рапопорт заново учил ее ходить, пек яблоки, вывозил в горы, где клал голову любимой с остатками волос себе на колени, смазывал керосином и счищал мертвые гниды прямо ногтями (иначе было невозможно). При этом он не уставал твердить слова любви… Как ни странно, даже такие активные самодостаточные женщины, как Лидия Николаевна, нуждаются в чувстве защищенности. И Рапопорт оказался единственным из тогдашних поклонников, кто обеспечил ей психологический комфорт. Недаром актриса уверяет, что второй муж стал для нее всем — папой, мамой, целым миром. Своими увлечениями Смирнова принесла Рапопорту немало боли, временами в глазах общественного мнения он выглядел безропотным страдальцем, она же — вероломной ветреницей. И все-таки в главном она его не предала. Когда муж смертельно заболел, Лидия Николаевна сделала невозможное: вместо трех лет, заглазно отпущенных ему медиками, ее стараниями Рапопорт прожил целых тринадцать.

В 1953 году судьба свела Лидию Смирнову с режиссером Михаилом Калатозовым. Их знакомство произошло в Кисловодске, где они оба отдыхали от столичной суеты. Однако в отличие от многих курортных романов, которые длятся ровно столько, сколько длится отпускной сезон, роман режиссера и киноактрисы продлился гораздо дольше. Калатозов даже пригласил Смирнову на главную роль в свою новую картину «Верные друзья». Но этой роли так и не суждено было осуществиться. Через несколько дней после начала съемок Смирнова внезапно поняла, что это роль не для нее, и отказалась сниматься. И хотя по тем временам это было неслыханное заявление, просьбу актрисы в конце концов удовлетворили. В этой роли снялась Лилия Гриценко.

Между тем отказ Смирновой сниматься в фильме своего возлюбленного абсолютно не сказался на их отношениях — они продолжали встречаться. Калатозов тогда настолько увлекся Смирновой, что всерьез предлагал ей зарегистрировать их отношения и уехать в Грузию. Смирнова какое-то время раздумывала над его предложением, но тут сама судьба внезапно вмешалась в их отношения. На пути актрисы возник другой мужчина, причем тоже режиссер — Константин Воинов. В 1955 году он предложил Смирновой сыграть главную роль в его фильме «Сестры» по рассказу П. Нилина «Жучка». И вскоре начался их роман, который продолжался почти 40 лет.

Параллельно с этим романом у Лидии Смирновой случился еще один — с новым режиссером Театра-студии киноактера Львом Рудником. Этого человека Сергей Аполлинариевич Герасимов специально пригласил из Ленинграда, из БДТ, где осчастливил своей благосклонностью не менее дюжины актрис и был уволен за моральное разложение. (Лев Рудник до Г. Товстоногова возглавлял БДТ) для того, чтобы он поднял из руин Театр киноактера. За Рудником тянулся длинный шлейф самых невероятных любовных приключений, которые он затевал в самых разных уголках страны. Не стала исключением в этом отношении и Москва. По словам самой Смирновой, это был самый бурный и громкий из ее романов.  Преданный Рапопорт устал приводить жену в чувство и отбыл в родной Ленинград. Вся эта фантасмагория закончилась разговором с его постоянной любовницей, та рассказала Лидии Николаевне, как Рудник в течение 30 лет регулярно к ней возвращался, она же продавала имущество, чтоб его содержать.  Героиню отрезвили слова этой женщины: «Пока не погибли, спасайтесь»

И  она спаслась. Совершенно деморализованная, отчаявшаяся, Смирнова остается одна. Но понимает, что жить так невозможно. Тогда она едет в Питер и делает все, чтоб вернуть Рапопорта. В итоге статус-кво восстановлен, но жизнь — в руинах.

Но…Лидии Николаевне повезло. Перед ней и через нее прошла целая эпоха в жизни кино, разные ее периоды — довоенный, война, время «малокартинья», подъем советского кино. Она играла с великими русскими актерами Петром Алейниковым, Николаем Крючковым, Верой Марецкой, Михаилом Жаровым. Работала с режиссерами — классиками советского кино: Львом Кулешовым, Фридрихом Эрмлером, Абрамом Роомом, Константином Воиновым и др. Многое для себя она почерпнула из встреч с легендами советского и мирового искусства Сергеем Прокофьевым, Михаилом Зощенко, Всеволодом Пудовкиным, Сергеем Эйзенштейном, Галиной Улановой. Любая эпоха, любой период времени остается в памяти зрителя прежде всего образом человека — характером и образом актера. Народная артистка СССР Лидия Николаевна Смирнова — актриса нескольких поколений.

В середине 50-х Смирнова, наконец, встретила «своего» режиссера. И, конечно, уже не отпустила. Это был Константин Воинов, в чьей дебютной короткометражке «Сестры» (в прокате — «Две жизни») Лидия Николаевна проявилась совершенно по-новому. После череды трепетных героинь она сыграла вульгарную буфетчицу, которая приезжает в родную деревню прихвастнуть перед родственниками красивой городской жизнью да пофлиртовать с чужими мужиками. И с изумлением начинает догадываться, что ее существование никчемно, что деревенские ее жалеют. Воинов мастерски выстроил для Смирновой роль Жучки (так в оригинале назывался первоисточник — рассказ Павла Нилина), в итоге зритель испытывал по поводу ее Нонны Павловны самые противоречивые чувства — от презрения до сострадания. Словом, состоялась безусловная победа, наметился новый поворот в карьере актрисы.

И хотя в дальнейшем Воинов занимал Смирнову отнюдь не в каждом своем фильме, но шесть-семь раз она у него сыграла. В числе этих работ — уморительная Сваха в гениальной «Женитьбе Бальзаминова».

 

С самого начала, еще на «Жучке», Смирнова не замедлила пустить в ход свое женское обаяние. Воинов увлекся, да и самой ей нравилось состояние влюбленности — казалось, оно придает особый стимул и очарование творчеству. Одна беда: Константин Наумович не переносил лжи, не умел жить двойной жизнью. И рассказал обо всем Рапопорту. Довольно беспомощный в быту. Воинов тем не менее покинул жену и горячо любимую дочь, чтоб поселиться в коммуналке, и стал ждать, что его муза к нему присоединится. Однако выяснилось, что возлюбленная готова его навещать, но мужа не покинет. И хотя всю дальнейшую жизнь режиссер и актриса поддерживали добрые отношения. Воинов, ее нерешительности не простил…  когда заболел Рапопорт, Смирнова не покинула семейного гнезда.

«Рапопорт, так любил и так берег меня всегда, что, когда уходил из жизни, страдал оттого, что знал: мне будет трудно без него. Знал, потому что был для меня папой, мамой, бабушкой, дедушкой, ребенком — вообще всем на свете. Другое дело, что я доставляла ему много хлопот, беспокойств и поводов для ревности. Но, наверное, он выбирал, что ему нужнее — быть со мной и терпеть огорчения или потерять меня. Все кругом говорили, что он очень хороший человек, а я стерва, сволочь, дрянь, что я его мучаю, а он такой святой. Он действительно был святой. Он не умел устраивать дела. Вот говорят: евреи все могут, уж еврей-то достанет. Если это так, то Рапопорт такой же еврей, как я татарин или турок. А насчет того, кому легче… Тому, кто любит и живет с любимым, или тому, кто разлюбил, а все равно живет? Он был уже очень болен, и я, конечно, не имела права его оставить. Это бы его просто убило. Его положили в Онкологический центр — там начали лечение. Анализы подтвердили страшный диагноз — рак желудка. Врачи хлопотали как могли, провели сеансы облучения, давали различные препараты и в конце концов выписали, сказав, что больше ничего сделать не могут».

А после его смерти начинать сначала было поздно… Лидия Смирнова обладала редким даром объективно оценивать себя самое, относится к себе с иронией и юмором. Смирнова к ханжеским покаяниям не была  склонна, и хотя сожалела о боли, причиненной многим мужчинам, при этом можно держать пари на что угодно: еще одну жизнь и  она распорядилась бы ею точно так же. Любвеобильность, свойственная актрисе… эмоционально богатой и ярковыраженной личности.

 

Больше всего в жизни Лидия Смирнова желала одного: сниматься в кино. И играла с беспримерным энтузиазмом и величайшим талантом! 
В Москве… 25 июля в  на 93-м году жизни ушла  звезда советского кино, Народная артистка СССР Лидия Смирнова. Похоронена на Введенском кладбище.

Использованы фрагменты из книги Лидии СМИРНОВОЙ «Моя любовь», Википедия, peoples.ru, kaa300.moifoto.ru

Источник- http://www.liveinternet.ru/users/tata_leonova/post104403683/


Посмотреть также...

Армии мира. Современная армия Ирана и Израиля. Сравнение. Кто сильнее

01/27/2021  14:40:18   Александр Шляйхтенберг

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *