Актеры и судьбы. Злодеи и герои Михаила Козакова

Kozakov 71230299_2ak

Октябрь 08, 2013   6:04:42 PM

«Я старый солдат, и не знаю слов любви»… Даже если бы фильм «Здравствуйте, я ваша тетя» оказался единственной работой Михаила Козакова, актер вошел бы в историю отечественного кинематографа лишь одной этой фразой. Михаил Михайлович знал слова любви. Любви своего зрителя.В кино Михаил Козаков дебютировал 22-летним студентом в картине Михаила Ромма «Убийство на улице Данте». Выбор режиссера был не просто удачным. Работа Михаила Козакова имела «ошеломительный успех». На актера обрушилась слава. «…по Невскому шел сам Михаил Козаков, высокий, черноволосый, красивый, одетый так же, как и его герой в фильме. За ним следовала многочисленная свита… Никогда не забуду его поистине королевский жест, когда, критически оглядев свою свиту, Михаил, зайдя в ближайшую бутербродную и пригласив всех нас, заказал всем по рюмке портвейна», — рассказывал начинающий в ту пору прозаик Василий Аксенов.

Тема, которая была решена Козаковым в образе Шарля Тибо, стала одной из главных в его творческой судьбе. Молодой актер сумел великолепно показать, как короток может быть путь от любви к предательству, от добра ко злу. Нежность, привязанность, трепетность. Все это есть в Шарле. Но ничто человеческое — ни истинная любовь, ни талант — не могут оправдать, если ты — нечеловек. Такова суть образа, сыгранного Козаковым в этом фильме так легко, режиссеры охотно стали приглашать актера на главные отрицательные роли.

В приключенческом фильме «Человек-амфибия» (1961 год) Козаков сыграл главного злодея Зуриту. Зрители приняли фильм с небывалым восторгом, а актеры, снимавшиеся в нем, стали необыкновенно популярны. На первый взгляд, Зурита – обыкновенный самовлюбленный подлец. Но многие подлости, им совершаемые, оправдывает всепоглощающая страсть к Гуттиэре. Поступки героя Козакова неоднозначны, но и Гуттиэре до такой степени идеальна, что добиваться ее любви может только неординарный человек. Такой непривычный образ злодея сбивал зрителя с толку, тем более злодей этот – красавец, что основательно рушило все традиции классического советского кинематографа.

Режиссёр Михаил Козаков (слева) поздравляет актрису Ольгу Аросеву (справа) с 70-летием на её юбилейном концерте в московском театре Сатиры.

Блистателен был Михаил Козаков и в ролях второго и даже третьего плана. Говорят, что в экранизации знаменитого французского водевиля «Соломенная шляпка» (1974 год) актер сам придумал своему герою Ахиллу де Розальба нетрадиционную сексуальную ориентацию. В этом шедевре советской комедии герой Козакова направил все свое обаяние не на главную героиню, а на главного героя. Сделано это было столь тонко, что наивный зритель середины 70-х годов не сразу догадывался, к чему все эти » моводенькие пастушки», «коовки», «милашки»,  и пристальные взгляды через пенсне.

Хромой полковник Чeсней, претендующий на руку богатой вдовы из фильма «Здравствуйте, я ваша тетя» (1975 год) в исполнении Козакова, — еще одно точное режиссерское попадание. У «старого солдата» Чеснея в этой картине мало слов, но вся особая прелесть этих немногих фраз заключается именно в том, как их произносит Михаил Козаков.

В 1978 году Михаил Козаков дебютировал как кинорежиссер, поставив на телевидении двухсерийный фильм «Безымянная звезда» по мотивам пьесы Михаила Себастьяна. Картина, в которой актер также блестяще исполнил одну из главных ролей вместе с Анастасией Вертинской и Игорем Костолевским, стала несомненной удачей и продолжением в галерее «подлецов», сыгранных Козаковым. На съемках этого фильма, выражаясь образно, Зурита добился взаимности Гуттиэре – между Козаковым и Вертинской завязался роман. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Сложно было не влюбиться в режиссера и актера, который так органично, легко и убедительно играл столичного щеголя Грига, который с помощью духов, лени и «некоторой доли фантазии» создал для себя игрушку – красавицу Мону.

Именно с «Безымянной звезды» начался новый Козаков – режиссер, который имел что сказать и который определил свое место, обозначил свой стиль. В 1982 году Козаков снял ставший культовым телефильм «Покровские ворота» по пьесе Леонида Зорина. Олег Меньшиков, Елена Коренева, Анатолий Равикович, Софья Пилявская, Инна Ульянова, Игорь Дмитриев, Татьяна Догилева, Елизавета Никищихина, Марина Дюжева, Леонид Броневой – каждый из этих актеров изобразил все московское общество конца 1950-х. Фильм настолько забавный и лирический, что современному зрителю сложно представить, с каким трудом картина пробивалась на телеэкран и какими словами его приветствовало тогдашнее начальство, в частности, за «очернение образа фронтовика» Саввы Игнатьича.

Популярный режиссер и актер Михаил Козаков (в центре) с женой (2 справа) и детьми на церемонии открытия Государственного музея А. С. Пушкина.В 1986 году Михаил Козаков снялся в фильме Романа Балаяна «Храни меня, мой талисман». Пушкинская строка не случайно стала названием фильма Романа Балаяна. Судьбы его героев и само место действия картины напрямую связаны с Пушкиным: история происходит в Болдино. В этом фильме Козаков сыграл роль самого себя. Актриса Татьяна Друбич, снимавшаяся в картине, очень жалеет о том, что ей не удалось поработать с Козаковым еще раз. «Уходят последние из могикан. Редкие люди, для которых такие личности, как Пушкин и Лермонтов, — не просто писатели, а жизнь. Культура — это и была его жизнь«, — сказала РИА Новости Друбич.

Актриса призналась, что никогда не забудет, как в день, когда они уезжали на съемки фильма и встретились на вокзале, «Михаил Михайлович, между делом, стоя на перроне, сказал: «Ой, какой сегодня день — 9 сентября? В этот день Пушкин «Гробовщика» написал». Козаков хотел снимать фильм по пьесе Гарольда Пинтера «Любовник» с Татьяной Друбич и Александром Абдуловым в главных ролях. «К сожалению, это не сложилось», — говорит актриса. Но подготовительный период, репетиции Татьяна Друбич называет «одним из самых интересных моментов в своей жизни и работе».

источник- http://www.rian.ru/culture/20110423/367417531.html




“Я пересматриваю всю жизнь”

Из-за породистой и несколько порочной внешности Михаилу Козакову доставались в основном отрицательные героиОн снял трубку, и я даже не сразу узнала его голос. Слабый, тихий.

— Мариша, я живу в прекрасной квартире, которую Аня мне нашла. За мной здесь полный уход, опять же благодаря Ане.

Но по мере того, как он говорит, я узнаю этот красивый баритон, который вдруг срывается или замолкает.

— Это не госпиталь и не хоспис, как пишут. (Отчаянно.) С чего они взяли? Господи! Это очень дорого стоит Ане, она платит свои деньги, а я получаюсь перед ней в ужасном положении, потому что, когда мне позвонили из одной газеты, я дал интервью. А что я сказал? Что болен?

История вопроса. Летом Михаил Козаков уехал на постоянное жительство в Израиль, где в Тель-Авиве проживает его бывшая жена Анна Ямпольская с двумя детьми. К этому времени артист уже был болен — тяжелейшая глаукома, к которой прибавилась слабость. К тому же бытовая неустроенность и совершенно расстроенные отношения с последней женой, Надеждой Седовой. Она не хотела давать развода и выезжать из 1-комнатной квартиры, по закону принадлежавшей прежней жене, Анне Ямпольской.

Несмотря на то что Козаков и Ямпольская давно разведены, именно Анна в Израиле опекает бывшего супруга. Но жизни спокойной нет — последняя жена Михаила Михайловича, Надежда Седова, постоянно возбуждает общественное мнение, раздавая интервью и рассказывая подробности совместной жизни со звездой. Похоже, сейчас пришел ее звездный час.

— Михаил Михайлович, давайте поставим все точки над “i”, а то так много говорят, путают всех.

— Понимаете, я так расстроен всей этой историей. Они опять достали меня, как я ни отнекивался, как я ни отбрехивался… Кто, кто — журналисты, “желтая пресса”.

— Когда точно вы перебрались в Израиль?Железный Феликс у Михаила Козакова получился довольно человечным: что такое сотрудничать с органами, артист знает не понаслышке

— Я приехал в Израиль точно 6 июня теперь уже прошлого года.

— Почему вы приняли решение окончательно переехать в Израиль? И когда?

— Я принял это решение давно. Конечно, не просто так. Я должен был продавать квартиру и строить материальные дела. Ведь я живу в долг, понимаете? А еще есть дети: Зоя не закончила школу, Миша еще не поступил в университет. Все это требует вложений. Где-то же надо брать деньги. Значит, надо продавать квартиру, а эта с… сознательно тянула с разводом. Это бог знает что!

— Вы с трудом, я чувствую, сдерживаете себя в выражениях?

— Не то слово. Я заболел во многом из-за нее, из-за стресса, понимаете? Она оттягивала суды, сознательно тянула с разводом. Спросите Падву, адвоката, он вам все расскажет и подтвердит. Когда я зимой дал ей деньги, 100 тысяч долларов, она не выполнила своего обещания развестись и выписаться из моей квартиры. Хотя все документально подтверждено. Абсолютно все.

— Извините, Михал Михалыч, я вас слушаю и хочу только одно спросить: куда вы смотрели раньше, когда женились на женщине из провинции (хотя не в провинции дело) и значительно моложе вас?

— Это вопрос такой… Это ужасная ошибка… Наивность.

— Получается, что любая женщина легко может вас обвести вокруг пальца, преследуя свои интересы?

— Меня нетрудно обвести вокруг пальца, я думаю.

— Я хотела уточнить: Надежда утверждает в разных интервью, что заботилась о вас, была с вами в больницах, в частности в Институте Гельмгольца, где вам делали операцию на глазах.

«Донна Роза! Я старый солдат и не знаю слов любви, но когда я увидел вас...». Татьяна Веденеева, Тамара Носова и Михаил Козаков в фильме «Здраствуйте, я ваша тетя!». 1975 год— Не было ее там. Все ложь, которую она городит и на меня, и на Аню. Это такая грязь! Я из-за этого и заболел. Когда обманывают тебя раз, два, три… Все время оговаривают… Особенно Аню, которая протянула мне руку помощи.

— Как выглядела эта помощь?

— Когда мы говорили с Аней по телефону, я сказал ей: “Аня, мне плохо, я погибаю”. А Надя не была в Гельмгольца, не была в другой больнице, в которой я лежал.

— Ну неужели ничего хорошего нет в женщине, с которой вы прожили последние годы?

— Я не желаю ее обсуждать.

— Это правда, что у вас была клиническая смерть?

— Правда. На столе, во время операции в Гельмгольца.

— А сколько она продолжалась?

— Полторы минуты. Мне было в этот момент прекрасно. Я даже пошутил потом с врачами: “Зачем вы меня вернули обратно? Я там так себя прекрасно чувствовал”. Никаких видений у меня не было. Сердце остановилось. Электрошоком меня реанимировали. Сказали мне: “Нам покойники не нужны”.

— Но операция на глазах помогла тогда? Ведь у вас, я знаю, давно проблемы со зрением.

— Да, у меня сильная глаукома, а эта операция как бы откорректировала мелкие неприятности. Исправила мелочь. А помочь моей глаукоме — нет, невозможно. В Израиле стараются, но это болезнь такая, необратимая она.

[img=5968]

— Самостоятельно на улицу вы можете выйти?

— У меня все в тумане. Опять же спасибо Ане: она обратилась к главному специалисту, и мне поменяли очки — и теперь я даже могу совсем понемногу читать.

— А что последнее читали?

— Недавно я читал Михаила Шишкина. Он живет в Швейцарии.

— У вас квартира большая?

— У меня отличная квартира. Две комнаты, и за мной ухаживают — все Аня оплачивает.

— Аня сказала мне, когда мы говорили по телефону, что уход обходится ей в 5 тысяч долларов в месяц.

— Боюсь, что больше. За мной человек 7—8 ухаживают. Все тут: медсестры, врачи приходят. Такого не бывает вообще.

— Но почему тогда ваш друг Станислав Рассадин (публицист, писатель) утверждает, будто вы сказали ему, что проживаете в общежитии?

— Мой друг, наверное, был пьян. Какое общежитие? Это замечательный отель.

— А дети к вам приходят?

— Беспрерывно. Хотя Миша в армии, но старается зайти. В общем, не обижен вниманием, контакт у меня с ними хороший.

— Михал Михалыч, вы глубоко порядочный мужчина, всегда узаконивали отношения с женщинами, которых любили или вам казалось, что любили. Что вас заставляло регистрировать браки? Может быть, не надо было этого делать во избежание неприятных ситуаций, которые происходят с вами сейчас?

— Не всегда возникали такие ситуации. Я всегда искал партнера. Ну не мог я жить один.

— Положа руку на сердце скажите: с кем из шести ваших жен вы бы сейчас остались?

— Только с Аней. Хотя у меня отличные отношения с моей первой женой, Гретой.

— Она знает, что с вами происходит?

— Да, она получила мой номер телефона и позвонила мне.

— А с Региной, известной переводчицей, которая сейчас живет в США, вы сохраняете отношения?

— Нет, ни в коем случае.

— Почему?

— Это долгий разговор. Меня привело в шок то, что она начала в плохом смысле слова консультировать Надежду. И это Регина(!!!), которая была всегда достойным человеком.

— Ну бог с ними, с женщинами. Как вы проводите свой день?

— Я лечусь. Делаю все, что от меня требуют врачи. Аня возит меня на процедуры. Я делаю химиотерапию.

— Не могу, простите, не спросить. Химиотерапия — это рак. Вам в Израиле поставили диагноз или еще в России?

— В Израиле, но я думаю, что он у меня был. Потому что после последних гастролей была очень сильная слабость и еще кашель сильный.

— А как сейчас самочувствие?

— Первые результаты оказались хорошими. Аня поэтому и не хочет говорить о моей болезни ни с кем, пока анализы и результаты окончательно не станут хорошими. На всякий случай, как говорится.

— Сколько уже длится лечение?

— Я боюсь соврать… В районе трех месяцев.

— И все-таки я вынуждена процитировать еще раз вашу последнюю бывшую жену, которая уверяет, что ваша болезнь — результат перемены климата, перемены образа жизни.

— Да ерунда все это. Афера. Названий ей нет. Она — фантом.

— Но за что-то послан вам этот фантом?

— Это верно. Такого не бывает. Наказание божье.

— Если отвлечься от медицинской темы, о чем вы думаете?

— Обо всей жизни. Пересматриваю ее от начала до конца.

— Многое хотелось бы изменить?

— Ну чуть ли не всю жизнь.

— Почему, Михал Михалыч? Ведь такая яркая жизнь была, хотя и сложная.

— С какой точки зрения смотреть… Хорошие были периоды и плохие. Дело не в этом. Сейчас другой этап пересмотра. Так не расскажешь.

[img=5969]

— И все-таки, если была бы возможность, что бы изменили?

— Я бы иначе прожил жизнь.

— Не стали бы артистом? Не курили бы?

— Но при чем здесь артист? И курение мелочь. Есть грехи внутренние. Я бесконечно виноват перед Богом, перед людьми, перед…

— Поверьте, Михал Михалыч, вы не самый большой грешник на этой земле. За что вы себя так казните?

— Я не казню. Бог рассудит.

— Если человек проводит ревизию всей жизни, то он готовит завещание.

— Я написал. Давно.

— А вам кто-нибудь звонит из России?

— Звонил Рассадин, да вот такую глупость сморозил, хотя я продолжаю его любить. Басилашвили Олег звонил, Лена Коренева…

— А друзья в Израиле? С кем вы поддерживаете отношения?

— С семьей Гриши Лямпе. Я общаюсь с его вдовой и дочкой.

— Когда вы переехали в Израиль, у вас были планы делать с Аней вечера, телевизионную программу.

— Не до этого сейчас. Я борюсь с болезнью. А Аня… Я ведь люблю ее.

— Зачем же тогда расходились? И ведь это вы ушли из семьи.

— Не говорите… Это одна из жутких глупостей и грехов моих. Мы оба тогда дел натворили…

P.S. Наверное, думаю я, Козаков когда-то не ошибся, выбрав Аню. Не многие из нас способны проявить великодушие к прошлому, которое причиняло боль и обиды…

источник- http://pda.mk.ru/culture/interview/2011/02/04/563339-mihail-kozakov-ya-peresmatrivayu-vsyu-zhizn.html

Михаил КОЗАКОВ: «Боже мой, с какими людьми я встречался — сам себе просто завидую! Шварц, Зощенко, Ахматова, Пастернак… С Шостаковичем я играл в волейбол, а с Ойстрахом — в теннис…»http://www.bulvar.com.ua/arch/2008/45/4919afef2b414/



Посмотреть также...

Франклин Рузвельт предал европейских евреев

12/01/2020  20:14:36 Сол Стерн. Перевод с английского Любови Черниной  26 ноября 2020 Материал любезно предоставлен Tablet 8 августа 1942 …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *