Актеры и судьбы. Кадочников Павел Петрович.

kadochnikov-p01

Октябрь 16, 2013   6:20:09 PM

  Народный артист СССР (1979). Лауреат Сталинской премии (1948 — за участие в фильме «Подвиг разведчика»; 1949 — за участие в фильме «Повесть о настоящем человеке»; 1951 — за участие в фильме «Далеко от Москвы»). Герой Социалистического Труда (1985).

  Родился 29 июля 1915 г. в Петрограде. В период Гражданской войны отец Павла перевёз семью (жену и двух сыновей — Павла и Николая) к себе на родину — в деревню Бикбарда Пермской губернии. Там и прошли детство и отрочество Павла. Там он закончил школу крестьянской молодежи, там же впервые увлекся искусством. Любовь к нему привила ему с младых ногтей его мать, женщина грамотная и умная. Уже в детские годы Павел умел хорошо рисовать, играл на различных музыкальных инструментах. В отличие от Павла Николай к искусству не стремился, отдавая предпочтение естественным наукам. В дальнейшем это определит его выбор профессии — он станет биологом.
В детстве Паша любил бегать на ярмарку. «Ну, и что ты там видел?» — спрашивала его мать по возвращении, и сын показывал. Вот мужик корову продавать привёл, вот точильщик ножей, вот баба с горшками. Получалось похоже. «Вырастет Павлуша — артистом будет!» — заметил как-то отец. «И мне так обидно стало, что я заплакал! — посмеивался впоследствии народный артист Советского Союза Павел Кадочников, вспоминая свое босоногое детство. — Я же слышал, как о человеке, ловко что-то укравшем, говорили: во артист!..»
В 1927 г. семья Кадочниковых вернулась в Ленинград. Павел выдержал экзамен в детскую художественную студию и стал заниматься живописью, мечтая стать профессиональным художником. Однако судьбе было угодно иное. Вскоре тяжело заболел отец, и Павлу, как старшему в семье, пришлось идти зарабатывать деньги: он устроился учеником слесаря на завод «Красный путиловец». В 1929 г. Павел внезапно всерьёз увлекся театром, что даже решил подать документы на актёрское отделение театрального Павел Кадочниковтехникума при ТЮЗе. Во время экзаменов он поразил преподавателей своим несомненным талантом, и его приняли с первой попытки. Профессор Борис Вольфович Зон предложил абитуриенту что-нибудь почитать, а выслушав, удивился:
— Что за чепуху ты читал?!
Кадочников смутился, но признался:
— Это мои стихи.
— Ну ладно, иди в аудиторию.
Когда через несколько месяцев техникум расформировали, то класс Зона почти полностью перевели в театральный институт. Так Павел Кадочников стал студентом института в 15 (!) лет.
В институте среди старших товарищей Кадочников не потерялся. Внешне он заметно выделялся — большинство студентов ходили в простой и дешёвой одежде, Павел форсил: носил бархатную толстовку с бабочкой. Он прекрасно пел неаполитанские песни, которые многих девушек сводили с ума.
В 1935 г. Кадочников успешно заканчивает театральный институт и попадает в труппу Нового ТЮЗа. Его первой ролью был Лель в «Снегурочке». Роль Купавы исполняла молодая актриса Розалия Котович.
«Сразу у нас отношения как-то не заладились, — вспоминала Розалия Ивановна. — Подойду к нему с каким-нибудь комсомольским поручением, а он отмахивается. Ну и я на него махнула рукой: «Ай, Кадочников, ты вообще!..» После подружки иронизировали: «Говорила: «Кадочников, вообще!..» А сама вышла за него замуж!..»
Моё отношение к Павлуше изменил Павел Кадочниковдипломный спектакль «Снегурочка»… Работая над спектаклем, мы и подружились. Павел провожал меня до общежития. Стал ухаживать! Ухаживания продолжались и когда мы стали работать в одном театре. Потом поженились. Павел Петрович не делал мне предложения. Надо сказать, что у меня был роман с другим нашим актёром — хорошим, красивым парнем. Но чего-то такого, единства душ, что ли, как мне казалось, не было. Пусть в нашем рассказе он будет Иваном. Иду я, значит, с Иваном, а мне кажется, что рядом — Павлик. Разговариваю с Иваном, а будто бы с Павликом! Так продолжаться не могло.
Назначила я Ване встречу на Марсовом поле, а Павлуше велела дожидаться у моего общежития на Фонтанке. До сих пор не забыть, как носком башмачка разгребала песок на дорожке — долго не могла отважиться сказать: «Прости, Ваня, я тебя не люблю…» Вернулась к общежитию: «Всё, Павлик!..» Он отвернулся: «Тогда я уеду из Ленинграда! Я не смогу жить в одном городе с вами…» — «Почему?!» — недоумеваю. «Ты же сказала: всё!» — «С Ваней всё кончено, дурачок!..»
В день бракосочетания, 16 июля 1935 г., они должны были выступать в какой-то концертной программе. Кадочников зашёл за Розалией в общежитие. На пути к трамвайной остановке неожиданно предложил: «Давай распишемся». — «Давай».
— К тому времени нам уже стало ясно, что жить мы друг без друга не сможем, — признавалась Розалия Ивановна. — А проходили мы как раз мимо административного здания, что на углу Невского и Фонтанки, там был загс. Всё произошло просто, у нас даже документов не спросили.
В том же году состоялся дебют Кадочникова в кино. В картине «Несовершеннолетние» он сыграл крохотную роль Михася, которую никто толком и не заметил. Сам Кадочников, впервые увидев себя на экране, сильно Павел Кадочниковрасстроился. Ему показалось, что страшнее его на съёмочной площадке никого не было. И он принял решение больше в кино никогда не сниматься. Его целиком захватила работа в театре. Роль следовала за ролью, талант актёра креп и совершенствовался. Вскоре ему стали доверять и главные роли, например, Тартюфа в одноименной пьесе Мольера.
В 1937 г. Новый ТЮЗ посетил Сергей Юткевич. Он пришёл на спектакль «Снегурочка» и впервые увидел в нём Кадочникова. Игра молодого актёра произвела на него приятное впечатление и… режиссёр предложил ему роль в своём новом фильме «Человек с ружьём»… То ли повлиял авторитет Юткевича, то ли сказалась материальная заинтересованность, но Кадочников предложение режиссёра принял. Так он вновь попал на съёмочную площадку, сыграв в ставшем затем хрестоматийным фильме крохотную роль молодого солдата.
Та встреча с Юткевичем определила дальнейшую судьбу молодого актёра. Через два года режиссёр вновь вспомнил про Кадочникова и пригласил его сразу на две роли — в фильме «Яков Свердлов» актёр должен был сыграть самого Максима Горького и героя по имени Ленька Сухой.
Однако настоящий успех в кино к Кадочникову пришёл в 1941 г., в музыкальной комедии Александра Ивановского «Антон Иванович сердится». Последний съёмочный день картины выпал на 21 июня. Утром следующего дня началась война…
В конце июля Павел отправился в районный комитет комсомола с заявлением в народное ополчение, но секретарь райкома Елена Измайлова и Павел Кадочников в фильме "Подвиг разведчика" ему отказал : «Ты снимаешься в «Обороне Царицына» и «Походе Ворошилова». На «Ленфильме» сообщили, что это фильмы оборонного значения. Вернись на студию… Сейчас война, но искусство не должно умереть. С этого дня считай себя солдатом и выполняй свой долг…»
Впоследствии Кадочников будет часто сетовать на то, что не был достаточно настойчив в своём стремлении уйти на фронт. А недоброжелатели из киношных кругов будут активно распускать сплетни о том, будто Кадочников не попал на фронт… благодаря своим гомосексуальным связям с режиссёром С.Эйзенштейном. Мол, тот сделал всё возможное, чтобы молодой любовник не попал в кровавую мясорубку. Несмотря на то, что это была явная ложь, находились люди, которые в неё верили.
В 1942 г. на экраны страны выходит двухсерийная кинолента «Оборона Царицына» братьев Васильевых, в которой Кадочников исполняет одну из главных ролей. Вскоре после этого актёра приглашает Сергей Эйзенштейн (вот когда слухи об их любовной связи особенно сильно муссировались): в фильме «Иван Грозный» Кадочникову пришлось перевоплотиться во Владимира Старицкого. Его актёрское мастерство столь впечатляюще, что Эйзенштейн мечтает снять Кадочникова в двух ролях в третьей серии картины: в роли духовника царя Евстафия и Сигизмунда. Однако этому желанию великого режиссёра не суждено было сбыться: третья серия так и не была снята.
Работа с великим режиссером круто изменила творческую судьбу Кадочникова. В середине 40-х актёр ушёл из театра и целиком сосредоточился на работе в кино. В 1946 г. Павел Кадочников в фильме "Укротительница тигров" режиссёр Борис Барнет задумал снимать первый советский фильм о разведчике. На главную роль — майора Федотова — претендует Николай Крючков. Однако что-то у него не заладилось в тот момент, и тогда взор режиссёра падает на Кадочникова. В результате на свет рождается прекрасный фильм «Подвиг разведчика». Знаменитая фраза Федотова-Кадочникова: «Вы болван, Штюбинг!» — становится любимым выражением советских мальчишек той поры. Выйдя на экраны страны летом 1947 г., фильм занял 1-е место в прокате. Через год картине была присуждена Сталинская премия.
Картина ещё только выходила на экран, а Кадочников уже приступил к съёмкам в новой картине «Повесть о настоящем человеке» (режиссёр Александр Столпер). В этом фильме актёр должен был сыграть знаменитого летчика Алексея Мересьева, потерявшего в бою обе ноги, но нашедшего в себе силы вновь вернуться в строй.Чтобы глубже войти в образ, Кадочников наотрез отказался от услуг дублёров, в течение четырёх месяцев ходил на настоящих протезах и ползал по
снегу в лютый мороз. В прокате 1948 г. картина заняла 2-е место. А через год её постигла судьба «Подвига…» — картину наградили Сталинской премией.
Свою третью Сталинскую премию Кадочников получил в 1951 г. за участие в фильме «Далеко от Москвы». Снял её все тот же А.Столпер, однако она проигрывала из-за низкого качества литературного материала. После этого в течение пяти лет Кадочникова в кино не снимали.
В 1954 г. режиссёр А.Ивановский вновь вспомнил о Кадочникове (они встречались на съёмках фильма «Антон Иванович сердится») и предложил Павел Кадочниковему главную роль в картине «Укротительница тигров». Участие в этом фильме принесло актёру новую волну успеха и славы. Так же, как и после выход картины «Подвиг разведчика», актёра стали заваливать любовными посланиями многочисленные поклонницы. Слухи о его любовных связях (на этот раз с женщинами!) приобрели фантастические масштабы. Одновременно с «Укротительницей тигров» Кадочников снялся ещё в двух картинах: в «Большой семье» и «Запасном игроке».
Популярность Кадочникова в те годы была необыкновенная. «Стоило нам сесть в поезд — весь состав знал, в каком вагоне, в каком купе едет Кадочников, — Стучат в дверь, открываю: «Что вам угодно?» — «Мы хотим выпить с Павлом Петровичем». — «Если бы Павел Петрович пил со всеми, то он бы давно погиб и как артист, и как человек. Извините, и не обижайтесь…» Вернулся из Москвы, жалуется: «Сил никаких нет!.. В гостиничном ресторане не смог пообедать. Со всех сторон полезли с бутылками, с рюмками: «Такой случай! Давайте выпьем!..» — «Не могу, мне после обеда работать…» За кого только не предлагали выпить! Дошло до вождя: «Ну уж за Сталина-то вы выпьете?!» Выкрутился: «В другой раз — с удовольствием, сейчас — не могу!..» Но из ресторана пришлось уйти не солоно хлебавши!»
В 50-60-е годы Кадочников продолжал сниматься в кино, причём в отличие от актёров своего поколения, довольно часто: иногда по пять фильмов в год. Правда, заметных работ среди них не было. Видимо, чувствуя это, Кадочников решил попробовать себя на поприще режиссуры. В результате на свет появились фильмы, снятые им, — «Музыканты одного полка» (1965), «Снегурочка» (1970), «Я тебя никогда не забуду» (1984).
Павел Кадочников   Уход в режиссуру имел ещё одно основание: в середине 60-х Кадочников внезапно попал в немилось к высокому кинематографическому руководству. Режиссёры перестали приглашать его сниматься, не давали ему новых работ и на театральной сцене. Единственным заработком в те дни были концерты. с которыми он выезжал во многие города Советского Союза. В свободное от работы время Кадочников рисовал, занимался скульптурой, писал прозу.
Полоса забвения продолжалась до 1976 г., пока режиссер Никита Михалков внезапно не предложил ему одну из ролей в фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино». После выхода картины на экран о Кадочникове вновь вспомнили, и предложения сниматься посыпались одно за другим. Но актёр был скуп на обещания и своё согласие давал не каждому. Так, в 1977-1978 гг. он сыграл только в двух картинах: «Сибириада» и «Сюда не залетали чайки» (оба фильма вышли в 1979 г.). В последней картине Кадочников снялся вместе со своим взрослым сыном Петром (он родился в середине 40-х, после школы поступил в политехнический институт, однако в 30 лет решил посвятить себя искусству — закончил ЛГИТМиК). К сожалению, это была их последняя совместная работа. Вскоре после нее Пётр трагически погиб. Эта гибель выглядела более чем странно.
Весной 1981 г. Пётр предложил отцу съездить отдохнуть в Прибалтику на Игналинские озёра. Однако у Кадочникова-старшего в то время было много работы (он снимался сразу в трёх картинах), поэтому от предложения сына отказался. И Пётр отправился отдыхать один. А буквально через два дня после его отъезда Кадочниковым пришло сообщение, что их сын погиб.
Павел Кадочников   Как оказалось, его нашли мёртвым на дороге в нескольких километрах от Игнали. «Он часто на пикниках забавлялся тем, что пригибал берёзки и, держась за макушку, совершал полёты, — вспоминала Розалия Ивановна. — В тот роковой день попробовал «полетать» на сосне. Сосна — дерево не гнущееся, а ломающееся…» От падения и наступила смерть.
Для Кадочниковых потеря единственного сына была настоящей трагедией. И единственным спасением для Павла Кадочникова тогда была работа — в 1982 г. он снялся сразу в пяти картинах.
В 1985 г. артисту было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а в 1987 г. на широкий экран вышла его очередная режиссёрская работа — фильм «Серебряные струны», посвящённый создателю первого в Росии оркестра народных инструментов Василию Андрееву. Через год, 2 мая 1988 г. Павел Петрович Кадочников скончался.
Буквально сразу после его смерти по городу поползли слухи: Кадочников умер стоя! Поклонники его таланта не могли себе представить кумира умирающим в постели, не по-геройски. Впрочем, очевидцы тоже говорили: Кадочников поднялся с больничной койки, встал во весь рост — и рухнул! Отказало сердце…
Похоронили Павла Кадочникова в Ленинграде на Серафимовском кладбище.

Саша Продан и Павел Кадочников в фильме "Проданный смех" Фильмография:
1. Несовершеннолетние — 1935 — Михась
2. Человек с ружьём — 1938 — молодой солдат
3. Яков Свердлов — 1940 — Лёнька Сухов/Максим Горький
4. Антон Иванович сердится — 1941 — Мухин
5. Разгром Юденича — 1941
6. Оборона Царицына («Поход Ворошилова») — 1942
7. Иван Грозный — 1944-45 — Владимир Старицкий/халдей/Евстафий
8. Голубые дороги — 1947
9. Подвиг разведчика — 1947 — Федотов
10. Робинзон Крузо — 1947
11. Драгоценный зёрна — 1948
12. Повесть о настоящем человеке — 1948 — Мересьев
13. У них есть Родина — 1949 — Добрынин
14. Далеко от Москвы — 1950 — Ковшов
15. Заговор обречённых — 1950
16. Большая семья — 1954 — инженер СкобелевПавел Кадочников в фильме "Благочестивая Марта"
17. Запасной игрок — 1954 — Дедушкин/Светланов
18. Укротительница тигров — 1954 — Фёдор Ермолаев
19. Педагогическая поэма — 1955
20. Таланты и поклонники — 1955
21. Медовый месяц — 1956 — Алексей Рыбальченко
22. Пролог — 1956
23. Балтийская слава — 1957
24. Сын Иристона — 1959
25. Русский сувенир — 1960
26. Хлеб и розы — 1960
27. Самый медленный поезд — 1963
28. Государственный преступник — 1964
29. Музыканты одного полка — 1965
30. Продавец воздуха — 1967
31. Снегурочка — 1968 — Берендей
32. Прощание с Петербургом — 1971
33. Одиннадцать надежд — 1975 — болельщикМогила Павла Кадочникова на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге
34. Неоконченная пьеса для механического пианино — 1976 — Трилецкий
35. Сюда не залетали чайки — 1977 — дядя Роман
36. Жизнь Бетховена — 1978
37. Ищи ветра — 1978
38. Сибириада — 1978 — Вечный дед
39. Несколько дней из жизни И.И.Обломова — 1979
40. Санта Эсперанса — 1979
41. Ты только не плачь — 1979
42. Я хочу петь — 1979
43. Благочестивая Марта — 1980 — капитан Урбина
44. Идеальный муж — 1980
45. Рассказ неизвестного человека — 1980
46. Сицилианская защита — 1980
47. Бешеные деньги — 1981 — князь Кучумов
48. Две строчки мелким шрифтом — 1981
49. Ленин в Париже — 1981
50. Наше призвание — 1981
51. Ночь на четвёртом круге — 1981
52. Проданный смех — 1981 — барон Треч
53. Пропавшие среди живых — 1981
54. Сильва — 1981 — Ферри
55. Карантин — 1983 — прадедушка
56. Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Сокровища Агры — 1983 — майор Шолто
57. Я тебя никогда не забуду — 1983
58. Блистающий мир — 1984
59. Блондинка за углом — 1984 — Огурцов
60. Последний визит — 1984
61. Три процента риска — 1985
62. Я вожатый форпоста — 1986
63. Поражение — 1987
64. Серебряные струны — 1987
65. Воспоминания о Шерлоке Холмсе — 2000 — майор Шолто

Поставил фильмы:
1. Музыканты одного полка — 1965
2. Снегурочка — 1968
3. Я тебя никогда не забуду — 1983
4. Серебряные струны — 1987

Использованные материалы:
Ф.Раззаков «Чтобы люди помнили»
«Смена», 25 февраля 2005 г. (Владимир Желтов «Павел Кадочников за Сталина пить не стал»)
Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия
Материалы и фотографии предоставлены Инной Джужа (г. Киев), а также с сайтов портала «Культура», «Советский экран», «Актёры советского кино», «Смена.ру», «Характерные актёры российского кино», «Московский некрополь», Энциклопедии кино Кирилла и Мефодия.

источник- proekt-wms.narod.ru/zvezd/kadochnikov-p.htm


Актерские байки

МУЖ И ОТЕЦ
На «Ленфильм» для съемок комедии «Укротительница тигров» из жизни цирка сразу пригласили дрессировщицу Маргариту Назарову. Ей предстояло не просто заменить Людмилу Касаткину в отдельных эпизодах, но и по ходу картины провести с тиграми целый аттракцион. Во время съемок эпизода схватки за дверь (тигр старался лапами открыть ее, Кадочников с другой стороны из всех сил сдерживал напор) укротительница тревожилась:
— Павел Петрович, уберите лицо подальше, Пурш может задеть вас!
Оператор кричал совсем другое (этот киношный народ всегда думает об удачном кадре и никогда — об опасности):
— Кадочников, дайте лицо ближе к тигру, вы выходите из кадра! Кадочникову предлагали дублера, но он отказался, только сказал задумчиво:
— Не забудьте, у меня жена и дети.

БОКСЕР
Свой психофизический актерский аппарат актер Георгий Вицин всегда держал в отменной форме. Перед съемками фильма «ЗАПАСНОЙ ИГРОК» он целый месяц ежедневно тренировался на стадионе, чтобы «согнать жиры». На репетиции боксерского поединка Вицин так разошелся, что всерьез атаковал Павла Кадочникова. Кадочников, занимавшийся боксом профессионально, среагировал автоматически. В результате Вицин очнулся с трещиной в ребре…

КАРАВАЙ
В фильме «Иван Грозный», снимавшемся в Ташкенте в разгар Отечественной войны, была запланирована сцена, в которой герои Николая Черкасова и Павла Кадочникова сидят за столом, а на столе — каравай хлеба. Голодные актеры еще во время репетиций ловко выщипали мякиш через маленькое отверстие, повернутое от камеры. Наконец начали снимать, и тут оператор Эдуард Тиссе с ужасом заметил, что их каравай сдувается, как воздушный шарик, и превращается в лепешку. Второго каравая в военном Ташкенте не нашли. От сцены пришлось отказаться.

«ТЯЖЕЛОВАТО ТАНЦУЕТ…»
Павел Кадочников стал знаменитым после выхода на экраны фильма «Повесть о настоящем человеке». В фильме есть эпизод где герой Кадочникова летчик Маресьев танцует с Целиковской на протезах. Для того чтобы почувствовать подлинные мучения своего персонажа, актер потребовал прикрепить ему на ноги настоящие протезы. И снимался в них. Высшей похвалой считал укоризненную фразу настоящего Маресьева: «Тяжеловато танцует…»

ОБМАН ХУДСОВЕТА
Павел Кадочников обладал даром перевоплощения. Во многих спектаклях он исполнял сразу несколько ролей, в одном из них он исполнил сразу восемь ролей. Однажды режиссер Юткевич пригласил его на роль Леньки Сухова в картину «Яков Свердлов», но, не найдя актера на роль Максима Горького, решил, что Кадочников и с этим справится.
— Да вы что! Неужели мы настолько обеднели талантами?! — возмутился худсовет.
Но Юткевич снял Кадочникова в роли Горького тайно. Показал пробу начальству.
— Совсем другое дело, Сергей Иосифович, — закивало начальство. — Есть же артисты, кроме вашего любимца!

http://akter.kulichki.com/publ/kadochnikov_p.htm


Павел Кадочников. Творческая биография

Павел Кадочников
Павел Кадочников
Павел Кадочников

На первый взгляд актерская судьба Павла Кадочникова сложилась удачливо, легко и празднично. За тридцать лет работы в кино он сыграл более тридцати ролей, снимался у многих крупных режиссеров, стал одним из популярнейших актеров советского кинематографа, а после «Подвига разведчика» — надолго кумиром молодежи, получил звание заслуженного артиста РСФСР. И сейчас он еще далек от старости, полон сил и достаточно много снимается.

Однако по-настоящему счастливой была только первая половина актерской биографии Кадочникова. С середины пятидесятых годов в творчестве актера начался кризис, который до сих пор еще не вполне разрешился. Нет, тут виновато не беспощадное время. Кадочников — не «кинозвезда», сияние которой на кинематографическом небе обычно кратковременно. Он — актер характерный и актер перевоплощения. В двадцать лет он изображал на сцене людей, возраста которых и сейчас еще не достиг.

В двадцать лет он умел перевоплощаться как волшебник. Родной отец не узнал его в одном из спектаклей.

Мало кто из актеров начинал так блестяще, как Кадочников. Неотесанный, застенчивый, грубо окающий паренек из уральской деревни, паренек, не знающий даже азов начальной школы, — был почти без экзаменов принят в Ленинградский Театральный институт, а в 1935 году стал актером одного из интереснейших тогда театров Ленинграда — Нового Тюза. Стихийная одаренность «самородка» в сочетании с редкой трудоспособностью и почти фанатической любовью к искусству — дали замечательные результаты. В выпускном спектакле «Снегурочка» Кадочников играл роль Леля. Озорной и нежный, ласковый и неверный — его Лель напоминал в спектакле ускользающий солнечный луч. А затем, уже в театре, открылся длинный список ролей: седовласый старец патриарх из «Бориса Годунова», лощеный и ничтожный белогвардеец Куракин из «Музыкантской команды» Д. Дэля, веселый Сказочник в «Снежной королеве» Шварца и многие другие. На одном из спектаклей «Снегурочки» присутствовал С. Юткевич, который позже писал: «Запахнулся занавес, окончилась волшебная сказка о Снегурочке, и в памяти остался Лель — худощавый, стройный, с удивительными, широко раскрытыми глазами. Подкупают правдивость, верность интонаций, скромность, полное отсутствие развязности, какой-то особый, лирический строй дарования… Заглядываю в программу — новое имя: Павел Кадочников».

И вскоре Кадочников выступил в фильме Юткевича «Яков Свердлов» (1940).

…Главную черту Леньки Сухова Кадочников увидел в его юношеской, восторженной любви к Свердлову. Вот Ленька в первый раз приходит к Свердлову в Кремль. Его детские, круглые глаза, доверчивая, смущенная улыбка, все его милое, курносое лицо излучают эту любовь. С тех пор Ленька все время рядом со Свердловым. Постоянно мы видим его влюбленный взгляд. Но актер очень точно провел границу — и ни разу не перешел ее — между преданностью и услужливостью, между любовью и покорностью. Ленька в фильме относится к Свердлову не только не угодливо, а наоборот фамильярно: называет его Михалычем, опекает его и даже иногда ворчит.

Но легко было Кадочникову сыграть Леньку Сухова. Ведь в судьбе Леньки много общего с прошлым самого Кадочникова. Таким же, как Ленька, уральским пареньком с котомкой за плечами, в простой деревенской одежонке вошел и он когда-то в Ленинград. В этой роли актер чувствовал себя, как рыба в воде. Но Кадочников играл в фильме еще одну роль — Горького.

Черная развевающаяся крылатка, широкополая шляпа, сдвинутая на затылок, вдаль устремленный взгляд из-под бровей, медленная речь и стремительная, легкая походка — таким представал на экране молодой Горький. И самый искушенный зритель не смог бы распознать, что курносый мальчишка Ленька и мрачновато-торжественный, чуть статуарный Горький — одно лицо, один актер. Впрочем, для Кадочникова в этом не было ничего исключительного. Его способность к трансформации была в те годы так велика, что в спектакле Нового Тюза «Сказки Пушкина» он сыграл восемь ролей.

Вскоре после Юткевича Кадочникова заметил Эйзенштейн. В «Иване Грозном» актер сыграл три роли: Владимира Старицкого, халдея в пещном действе и царского духовника Евстафия. Но последнего зритель не увидел, так как третья серия, где он участвовал, не была закончена и не вышла на экран. Халдей — эпизодическая роль, хотя и виртуозно исполненная. Зато Старицкий — одна из центральных фигур фильма.

Сам по себе, вне конфликта, невольным участником которого он становится, Владимир в трактовке Кадочникова — существо простодушное и даже трогательное в своей слабости. Но как претендент на русский престол Владимир страшен. Когда во дворце решаются важные государственные дела, Старицкий, сидя на лестнице, с увлечением ловит муху. Вот уж кому действительно тяжела шапка Мономаха! Различие между его субъективной безобидностью и объективной виновностью превращает бесхитростного, слабоумного юношу в трагический, почти зловещий образ.

Главное качество Старицкого в исполнении Кадочникова — младенчество, инфантильность. У этого великовозрастного ребенка кроткие, телячьи глаза, которые с ужасом глядят на все происходящее. Он — только марионетка в руках матери, мечтающей посадить его на престол. Царская корона не нужна Владимиру, возможность власти пугает его.

Страхом и отчаянием наполняет Кадочников слова Старицкого, обращенные к матери: «Почто ты меня на власть толкаешь, почто на закланье отдаешь?»

Во время съемок «Ивана Грозного» Эйзенштейн подарил Кадочникову свою фотографию с надписью: «Дорогому Оборотню Павлу, с необыкновенной легко стью проходящему километры извилистых путей — с помощью одной свечки».

И впрямь, он был Оборотнем. В глазах зрителя еще стоял великовозрастный младенец Старицкий, а на экране уже шел фильм, где актер представал в образе, противостоящем Влади миру. Воплощенное безволие сменила воплощенная воля. В скуластом, твердом лице развед чика Алексея Федотова («Под виг разведчика» Б. Барнета, 1947) просто невозможно было узнать расплывчатые черты, полуоткрытый рот, робкий взгляд князя Старицкого. И все это почти без грима!

Задача в фильме «Подвиг разведчика» осложнялась тем, что самому Алексею приходи лось играть немца Эккерта, в образе которого разведчик едет на оккупированную территорию.

Вся картина сделана на русском языке без включения немецкой речи, а вместе с тем подразумевается, что Эккерт говорит по-немецки. Как это показать? Кадочников находит пре красный прием: его Эккерт кар та вит. Раскатистое «р» придает произношению артиста характерные для немецкого языка жесткость, твердость. Внешность

Кадочникова в роли Эккерта никак не изменяется. То же, что у Алексея, гладко выбритое, открытое, скуластое лицо. И вместе с тем совсем другое. Вместо ясного взгляда и немного смущенной улыбки Алексея — самодовольная, наглая усмешка, все оценивающий, прищуренный глаз: типичный делец, коммерсант.

Была у актера в этой роли еще и другая сложность, психологическая. Он должен был передать тонкую гамму чувств своего героя. Ведь Алексей ходил по улицам родного города, а ему приходилось не только смотреть на то, как фашисты унижают его соотечественников, но и самому, хотя и чисто внешне, участвовать в этом унижении. Вспоминается такой эпизод. Алексей узнает, что один из трех уцелевших участников большевистского подполья, разгромленного фашистами, предатель. Но кто именно — неизвестно. Нужно проверить. И вот разведчик в немецкой форме едет но первому из трех адресов. Ему открывает старик. «За мной! — яростно кричит Алексей, — в машину, шнеллер!» Выехав за город, Федотов приказывает старику выйти из машины, грозя расстрелом, требует, чтобы тот назвал членов подполья. Старик молчит. Потом поворачивается и подставляет спину для выстрела. Тогда Алексей садится в машину и стремительно уезжает. Старик недоуменно смотрит магаине вслед. А на лице сидящего за рулем Алексея и облегчение, и боль, и гордость за человека, и чувство невольной вины перед ним. На секунду маска сброшена, но вот она снова надета нужно ехать по второму адресу.

Это был романтический, приключенческий фильм, и Кадочников имел в нем оглушительный успех.

Успех был закреплен еще одной героической ролью Кадочникова — образом Алексея Мересьева в «Повести о настоящем человеке» А. Столпера (1948).

Мужестсо, воля, сила летчика были переданы актером естественно, без всякой помпезности.

Но, как это ни звучит парадоксально, удача этих двух фильмов породила ряд неудач в последующем творчестве Кадочникова. В кино, как и во всем искусстве в те годы, индивидуальный характер был не в чести. Стремление к неверно понятой типичности совершенно вытеснило личность, характер. Герои многих фильмов так называемого периода «мало-картинья» были не живыми людьми, а носителями определенных функций. Обнаружив нужные им функции (сумму положительных качеств) в героях Кадочникова, режиссеры схватились за него как за соломинку. Замелькали на экранах очень похожие друг на друга, а значит уже не похожие на живых людей герои Кадочникова: Ратанов в «Голубых дорогах», Добрынин в «У них есть Родина», Ковшов в «Далеко от Москвы». Повторение в искусстве — всегда дорога к штампу. Необычайно разнообразный актер вдруг стал типажом. То, что для Кадочникова было творчеством в фильмах «Подвиг разведчика» и «Повесть о настоящем человеке», повторяясь из фильма в фильм, стало комбинацией однообразных приемов.

Но вот, в середине пятидесятых годов, советское кино начало набирать новую высоту. И Кадочникову снова повезло. Ему довелось сыграть роль в одном из первых фильмов этого нового этапа — в «Большой семье» И. Хейфица (1954). Каким неожиданным показался образ Скобелева после стольких однотипных героев Кадочникова! Если их главной и едва ли не единственной чертой была твердость, то Скобелев был как раз человеком мягким. Эта мягкость проступала даже во внешности актера — вялое рукопожатие, расхлябанная походка, растерянный взгляд из-под очков. Свою беспомощность Скобелев маскировал наигранным скепсисом и равнодушием к людям. На самом деле он тянулся к душевному теплу. И, получая это тепло, Скобелев сторицей отплачивает за него. В конце фильма Скобелев — этот слабый «интеллигентны» встает на защиту женщины, влепляя пощечину мерзавцу, оскорбившему ее. Но, сделав это, Скобелев страшно смущается, бормочет извинения и убегает… Перед нами предстал живой человек, и мы полюбили его, потому что узнали. Мы полюбили Скобелева — с его иронией, беспомощностью, добротой, заиканием, с неповторимой привычкой, разговаривая, вертеть ключ на пальце.

Но опять удача актера восстала против него самого. В пятидесятые годы на сцену и на экран хлынули целым потоком человечность, теплота и мягкость. На смену суровому, аскетическому герою прошлого десятилетия должен был прийти и пришел новый герой — человечный, мягкий, застенчивый, неловкий. В поисках актеров, годных для воплощения такого героя, режиссеры, разумеется, в первую очередь вспомнили об исполнителе роли Скобелева. И появились па экранах «братья» Скобелева в исполнении Кадочникова милые, неловкие, застенчивые, спотыкающиеся, заикающиеся, но внутренне цельные люди — герои «Медового месяца», «Хлеба и роз», «Самого медленного поезда». Переходя из фильма в фильм, и этот образ стал штампом. Таким образом, Кадочникову — недавнему создателю одного штампа — суждено было стать автором другого штампа — «антиштампа» по отношению к первому.

Отчего так получилось в творчестве Кадочникова уже во второй раз? Отчего Оборотень вдруг становится не только легко узнаваемым, но однозначным? Оттого, думается, что Кадочников слишком беззаботно доверяется своему успеху, слишком легко плывет но его течению. Он начинает то и дело канонизировать самого себя, любоваться собой, брать с себя пример. Быть может, это оборотная сторона, изнанка вечной удачливости «самородка», которому с юных лет «везло». Успех ведь всегда грозит актеру искушением остановиться.

Но побеждают те, которые продолжают «езду в незнаемое», которые идут в своих поисках на преодоление самих себя, на преодоление собственного успеха, чтобы через неудачи и трудности прийти к новому успеху.

К счастью, в Кадочникове много осталось от упорства того уральского паренька, который сумел побороть и победить в себе то, что ему мешало: резкость, грубоватость, анархические задатки в характере, нескладность фигуры — и в течение годов учебы в институте обрести, выработать в себе обаяние мягкости, доброты, бесхитростности, проходящей через большинство его самых разных экранных ролей. Недавняя работа в фильме «Музыкантская команда» доказала, что творческие мускулы Кадочникова еще не ослабли. Роль Чулковского — неожиданна в творчестве Кадочникова: роль «на преодоление» этого самого, уже как будто неотъемлемого от него «обаяния». (В фильме «Музыкантская команда» Кадочников дебютировал в качестве режиссера, но этого мы касаться не будем, так как статья посвящена актеру Кадочникову.)

Музыкант Чулковский — пожилой, некрасивый и мрачный человек. Он держится в полку особняком. Он сердит, колюч, ворчлив, кажется тугодумом. Но бурлят в нем энергия и сила. И ощущается в этом нелюдимом грубияне большая человеческая порядочность и надежность. Роль маленькая, почти эпизодическая, но она в фильме запоминается больше других.

Будем же надеяться, что дальнейший творческий путь Кадочникова будет не гладким и накатанным, а действительно «извилистым», с неожиданными поворотами, как предрек когда-то актеру С. М. Эйзенштейн.

М. Жежеленко, 1968  www.russkoekino.ru/books/star/star-0085.shtml

Посмотреть также...

Либерман: Ответственность за беспорядки, провокации, насилие несет премьер-министр

01/25/2021  16:02:28 Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман выступил сегодня на парламентском пленарном заседании. …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *