Актеры и судьбы. РУФИНА ДМИТРИЕВНА НИФОНТОВА.

nifontova

Октябрь 21, 2013   1:33:13 PM

 

Руфина Дмитриевна Нифонтова (15 сентября 1931 — 27 ноября 1994). Актриса многообразных творческих возможностей: от трепетной лирики, сурового драматизма и трагического величия до острой характерности. Создавала образы как мягких, нежных героинь, умевших проявить мужество и стойкость, так и холодных, жестоких красавиц.

Родилась в семье с греческими корнями, жила на Соколиной горе, недалеко от кинотеатра «Родина».
Отец — Дмитрий Иванович Питаде, был помощником начальника станции «Москва-Сортировочная» — внимательный, мягкий человек. Мать — Дарья Семёновна, работала на ткацкой фабрике, была ударницей-активисткой, обладала боевым характером. Брат Александр — пропал без вести в первые дни Великой Отечественной войны. Брат Борис — также погиб на фронте, брат Вячеслав — близнец Руфины. Муж — Нифонтов Глеб Иванович. Дочь — Ольга, закончила ВГИК.

В школе Руфина Дмитриевна активно участвовала в работе драмкружка. После школы подала заявление в театральное — не прошла. Потом сдача вступительных экзаменов во ВГИК — не прошла. Рыдающую рыжеволосую девушку в коридорах ВГИКА заметил профессор Борис Владимирович Бибиков и взял её на свой курс в одну группу с Изольдой Извицкой, Юрием Беловым, Надеждой Румянцевой, Майей Булгаковой. Окончила Всесоюзный государственный институт кинематографии (1955, мастерская Б. Бибикова и О. Пыжовой). В 1955-1957 — актриса Театра-студии киноактера. С 1957 — Академического Малого театра. В Малый пришла уже знаменитой киноактрисой после Сестёр из трилогии «Хождение по мукам». Как известно, роли в кино не очень «засчитываются» театральным миром: одно дело — пересняться в двадцати дублях ради одного удачного, и совсем другое — выйти на сцену «вживую» и сыграть «набело». Несмотря на то, что Нифонтова закончила ВГИК, а не театральное училище, она смогла благодаря таланту и твёрдости характера создать ряд блестящих театральных образов на сцене Малого. О её характере говорит и известная в театральных кругах «история с дустом», когда актриса одному особо мелочному администратору театра обсыпала дустом парадный костюм последнего. На некоем собрании под название «товарищеский суд» в присутствии руководства театра, разбиравшего «неблаговидный поступок» Нифонтовой, администратор был мастерски доведён актрисой до состояния, которое просто вызвало дружный смех у всей «высокой комиссии». Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первые премии для актеров» за 1958 год. Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первый приз за женскую роль» за 1960 год. Народная артистка СССР (1978). Похоронена на Ваганьковском кладбище.

Творческая судьба Р.Нифонтовой складывалась благополучно. В 1955 году актриса окончила актерский факультет ВГИКа. После успешно сыгранной роли Кати в фильме Г.Рошаля «Хождение по мукам», актриса получила приглашение в труппу Государственного академического Малого театра Союза ССР — так сбылась ее мечта! Об этом актриса рассказывает в документальной записи выступления, хранящегося в коллекции радиофонда ГТРФ.

В коллекции радиофонда творчество Р.Нифонтовой представлено столь широко, что позволяет в полной мере оценить это мнение: «Гроза» А.Островского, в роли Катерины, «Каменное гнездо» Х.Вуолийоки, в роли Алгрен, «Оптимистическая трагедия» Вс.Вишневского, в роли Комиссара, «Страницы дневника» А.Корнейчука, в роли Вероники, «Иван» А.Кудрявцева, в роли Марьи, «Федра» Ж.Расина, в роли Федры, «Любовь Яровая» К.Тренева, в роли Любови Яровой. Плодотворно и успешно складывалась работа Р.Нифонтовой на радио. Она принимала участие в многочисленных радиопостановках в содружестве с такими замечательными артистами, как Р.Плятт, Н.Плотников, Г.Менглет, Т.Пельтцер, О.Стриженов, Е.Матвеев. Это радиоспектакли: «Победительница» А.Арбузова, в роли Алейниковой, «Страницы жизни Эдит Пиаф» Л.Зельмановой, в роли Эдит Пиаф, «Любовь в Старокороткино» В.Липатова (по мотивам произведений), в роли Любки Ненашевой, «Глубокий тыл» Б.Полевого, в роли Жени Мюллер, «Нахлебник» И.Тургенева, в роли Елецкой.

В разные годы актрисой были записаны на радио стихотворения Я.Полонского, Р.Джефферса, Л.Украинки, Л.Щипахина.

Снималась в фильмах-спектаклях Малого театра: «Дачники» (М.Горького), «Иван» (А.Кудрявцева, 1988), «Любовь Яровая» (К.Тренева, 1981), «Оптимистическая трагедия» (Вс.Вишневского, 1977), «Отцы и дети» (И.Тургенева, 1974), «Птицы нашей молодости» (И.Друце, 1974), «Светит, да не греет» (А.Островского, 1972), «Фальшивая монета» (М.Горького, 1975), «Фома Гордеев» (М.Горького, 1983), «Холопы» (П.Гнедича, 1988), «Дом Островского» (1974).

Лит.: Рошаль Г., Руфина Нифонтова, в сборнике: Актеры советского кино, М., 1963.


 

Девочка из поселка железнодорожников, что на Соколиной горе в Москве, как и вся ее рабочая семья, увлекалась самодеятельностью. Успешно окончила ВГИК, снялась в двух фильмах, и режиссер Рошаль пригласил ее на роль Кати в кинотрилогию по роману А.Толстого «Хождение по мукам». Эта роль сделала Нифонтову советской кинозвездой.

 

   — Когда мы приступили к съемкам, — рассказывает Нина Веселовская, сыгравшая роль Даши в этом фильме, — Руфина уже была опытной киноактрисой. А я, в отличие от нее, полный новичок в кино. Камера, свет — все пугало, было непонятно, как себя держать на площадке. Нифонтова оказалась внимательным, чутким партнером. Знаете, далеко не все актеры любят раскрывать секреты мастерства, а Руфина мне очень помогла на первых порах своими профессиональными подсказками. Это дорогого стоит.

 

   Еще не закончились съемки фильма «Восемнадцатый год», когда Руфину Дмитриевну пригласили в труппу Академического Малого театра. Катерина в «Грозе» и Комиссар в «Оптимистической трагедии», Варвара Михайловна в «Дачниках» и тетушка Руца в «Птицах нашей молодости», Любовь Яровая и Царица Ирина в спектакле «Царь Федор Иоаннович» — разные характеры, эпохи, женские судьбы. Благодаря телевидению многие спектакли увидела вся страна.

 

   — Сказать про Руфину, что она была хорошая актриса, — значит ничего не сказать: это был уникальный талант! — рассказывают о ней. — Первый спектакль, в котором увидел ее театр, — «Каменное гнездо». Играла великая Пашенная, другие великолепные актеры, а Нифонтова встала с ними вровень. Потом у нее случались и провалы, и победы — но это были несравнимые победы.

 

  http://akter.kulichki.net/publ/nifontova_ruf.htm

Руфина Нифонтова, передача «Чтобы помнили»

 

 

РУФИНА НИФОНТОВА: ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ

Из детства помню: в нашем доме на книжной полке стояла открытка с портретом любимой маминой артистки Руфины Нифонтовой. Когда мой взгляд падал на нее, я всегда восхищалась: какая красивая! И еще мне казалось, что все наши мамы увидели в ней свой идеал, посмотрев Нифонтову в фильмах…
Руфина Дмитриевна рассказывает:
Я никогда и не думала о кино. Мечтала о театре. Я родилась в семье железнодорожника. У нас все любили искусство: отец пел в самодеятельности, мать участвовала в драматических кружках, братья играли в самодеятельном оркестре. После седьмого класса я стала участницей драматического кружка. Первая роль — горничная Аннушка в пьесе Островского. После школы решилась поступить в Щепкинское училище, но меня не приняли. Самое ужасное — меня не приняла Вера Николаевна Пашенная, которая была председателем комиссии. Ее спросили:Вера Николаевна Пашенная
-Почему вы не приняли Нифонтову?
А она ответила:
— О ком вы говорите? Эта рыжая? Эта тощая? Которая все чего-то басом читала? Кого она у нас играть будет? Мужчин, что ли? Мы для этого ребят берем.
Кто-то из членов комиссии пытался убедить:
— Но она изменится.
На что Пашенная отвечала:
— Вот когда изменится, тогда пусть приходит.

 

Я готова была прыгнуть под электричку. Мама с трудом меня успокоила. Мы с ней посовещались, и я отправилась во ВГИК. Меня взяли на курс Ольги Пыжовой и Бориса Бибикова. Вот они-то меня всему и научили. Уже на последнем курсе я познакомилась с Рошалем, который и пригласил меня сниматься в своих фильмах.
— А в Малом театре как оказались?
Когда на «Мосфильме» шли съемки
«Хождение по мукам», там же снимали спектакль Малого театра «Пигмалион». Однажды в коридоре ко мне подошел Михайл Иванович Царев и приветливо так спросил: «А не хотели бы вы, девушка, поиграть в Малом театре?»
Но я, помня свою обиду, с вызовом спросила: «А что вы там ставите? И кто у вас там занят?»
Михаил Иванович был человеком воспитанным и, на мое счастье, сделал вид, что не заметил вызывающего тона. Спокойно объяснил, что Малый театр ставит «Каменное гнездо». А моей основной партнершей будет… Вера Николаевна Пашенная. Так в 1957 году я пришла в Малый театр.
— Отношения с Пашенной сложились?
— Если бы не она, я, может быть, до конца и не поняла, что это за профессия — актриса. С Пашенной сложились странные отношения. Сначала она меня просто Михаил Иванович Царевне принимала. В кино как? Получаешь материал и быстренько все выучиваешь. Я прочитала пьесу. Такая роль могла только во сне присниться. Сразу все выучила наизусть. А другие ходили на репетиции с тетрадками, бумажками. Вера Николаевна решила, что я выпендриваюсь. На репетициях в мою сторону даже не смотрела. И сцены с ней не шли, никак не склеивались. Я решила уже уходить из Малого театра. И вдруг однажды ко мне после репетиции подходит Пашенная и приглашает… к себе в гости. Я растерялась, но согласилась.
В воскресенье поехала к ней. Дверь открыла Пашенная. Простая, домашняя, одетая в ситцевый халатик. И говорит:
— День добрый, барышня. А это были слова из пьесы.
Я помедлила, но тоже ответила словами из пьесы:
— День добрый, хозяйка.
Вера Николаевна пригласила в комнату. Я вошла и с удивлением увидела, что столик накрыт точно так, как в пьесе. Кофе сахар, печенье.
— Как там в школе? — продолжала Пашенная.
Я почти машинально отвечала по роли, одновременно оглядывала квартиру, посматривала на Пашенную. И все время думала, когда же она меня выгонит.
Прошло какое-то время, и она неожиданно отступила от текста:
— Ну что скажете?
— По-моему, сцена получилась.
— Почему вы не сразу отвечали на мои вопросы и делали паузы? Почему все время оглядывались?
— Я первый раз у вас, вот и оглядываюсь. А большие паузы… Вы же не с улыбкой на устах меня принимаете. Я переживаю.
— А почему в театре вы не делаете так? Я тоже там вас первый раз приглашаю в гости. И не могу вас встречать с улыбкой, вы уводите моего женатого сына из семьи.
Я облегченно вздохнула. А я-то думала, что она просто плохо ко мне относится.
И еще Вера Николаевна сказала мне тогда: «Вы, видимо, принадлежите к тем актрисам, которых надо тыкать носом»…
И вот так она меня ткнула.
— Потом вы, наверное, стали друзьями?
— Конечно. Да еще какими! Меня всегда восхищало, как она выкладывалась в каждом спектакле. Однажды я ей сказала: «Так, Вера Николаевна, и помереть можно!» А она ответила: «Раз выбрала сцену, здесь и помирать». Мы вместе с ней еще играли в «Грозе» Островского. Она — Кабаниху, я— Kaтерину.
— Сейчас какими ролями живете?
— Занята в «Царе», долго играла царицу, потом взяла роль Волоховой. В нашем; театре с большим успехом идут «Холопы» Гнедича. А в «Обрыве» по Гончарову я играю Татьяну Марковну Бережкову. Давно вынашивала эту роль. И: рада, что. мечта, сбылась.

 

Татьяна БУЛКИНА
«Российская газета», 3 ноября 1993 года.

 

      

 

ДЕРЖАТЬ МАРКУ ТЕАТРА

 

Наша собеседница — народная артистка СССР Руфина НИФОНТОВА
Ее имя широко известно. Выпускница ВГИК, блестяще дебютировавшая в кинотрилогии «Хождение по мукам», ставшая затем звездой Малого театра, Нифонтова
и по сей день остается одной из наиболее известных советских актрис. Сегодня она — наша собеседница.
— Руфина Дмитриевна, имеет ли, на ваш взгляд, театр какое-нибудь значение в сегодняшнем обществе?
— Безусловно. Мы не вправе отнимать у театра его роли в современной жизни. Особое внимание обращается сейчас на духовность. И театр как проводник нравственности и культуры еще что-то значит.
— Как вы считаете, существует ли сейчас понятие «марка Малого театра»? Я спрашиваю об этом в связи с пошатнувшимся в последние годы авторитетом именитых соседей — Большого театра и Художественного (то есть МХАТа), сильно дискредитировавших себя в глазах театральной общественности.
— По-моему, марка Малого театра сохранилась. К нам по-прежнему ходит зритель. А ситуация внутри Малого театра кажется благоприятной потому, что она менее обнажена прессой. Хотя, очевидно, к примеру, что 60 процентов труппы вовсе не занято в репертуаре.
Передача традиций настоящего русского драматического искусства, в котором бы сочетались высокая нравственность, гражданственность и художественный реализм,— это нить, тянущаяся от М. С. Щепкина к нашему поколению актеров. Старшее поколение заложило в нас святое отношение к сцене. Теперь ситуация изменилась. В театре много откровенной халтуры, безответственности, бездарности. Держать марку театра может и, главное, хочет отнюдь не каждый, и мне становится грустно от этого равнодушия вокруг. Время Щепкиных прошло, из старшего поколения остались в Малом только Е.Н. Гоголева и Н.А. Анненков. На них, прекрасных старых мастеров, в свои 90 лет выкладывающихся фантастически, и стремится публика.
К сожалению, в нашем театре не очень ценят хороших режиссеров: так, мы потеряли Б. А. Львова-Анохина, который поставил у нас много прекрасных, интеллигентных спектаклей — «Рядовых», «Утреннюю фею», «Фому Гордеева», «Холопов». В результате мы не имеем ни его последней работы (не понятых театром «Сказок Голливуда»), ни самого режиссера. Зато в недавнем прошлом мы легко допускали, что бывший главный режиссер театра В. Андреев мог взять «на свою ответственность» сырую, недоделанную премьеру — «Гостей» Л. Зорина. Руфина Нифонтова и Борис БабочкинМы не возражали против очевидных творческих неудач.
Поэтому, когда я слышу, что другие театры приглашают на постановки интересных режиссеров, когда я вижу их работы, мне обидно за себя, за свой театр. Уходит время, уходят наши актерские годы, а мы ничего не успеваем сделать. Ведь если есть Королевский шекспировский театр в Англии, почему Малый не может быть театром Русским национальным, представляющим классическую драматургию?
— Одна из неотложных задач — повышение зарплаты актерам. Иначе театры забастуют, как оркестр музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Как можно жить на 120 рублей в месяц?
— Я понимаю справедливость их требований. Но ситуация, когда зритель в зале ждет спектакля, а ему говорят, что театр бастует, несовместима, на мой взгляд, с актерской профессией. Вот врач, например, тоже не имеет права бастовать…
В театре сегодня неблагополучная финансовая ситуация. Он нуждается в поддержке, государственной дотации. Однако если в самом театре все продумано и построено правильно, он может и должен сам зарабатывать деньги.
— То есть вы поддерживаете коммерческий подход к искусству?
— Пожалуй, да. Когда я прихожу в театр к Марку Захарову, то вижу, что современный театр может иметь не только творческий, но и коммерческий успех. Я знаю, что актеры должны получать за свой труд и талант приличные деньги,— и у Захарова они получают. И это правильно. Почему актеры должны быть нищими, кто объяснит?
— Руфина Дмитриевна, если бы вас наделили чрезвычайными полномочиями в реорганизации театрального дела, с чего бы вы начали?
— Я не смогу, наверное, решить за весь советский театр, но если бы это касалось нашего Малого, я бы прежде всего попробовала заманить к нам интересных режиссеров. Как в театре имени Вахтангова: его режиссерское пополнение — П. Фоменко, А. Кац, Г. Черняховский, Р. Виктюк — может вызывать здоровую зависть. Те театры, которые рано поняли, что режиссура должна быть хорошей и разной, только выиграли.
Во-вторых, попыталась бы поднять престиж актерского труда, улучшить бытовые условия. Я не могу забыть, например, историю с Иреком Мухамедовым. Пробивая ему квартиру, убеждая в необходимости выделить ее высокие инстанции, театральная общественность без конца куда-то ходила, просила, писала письма. И это для ведущего танцовщика Большого театра! Когда, наконец, все благополучно разрешилось, он остался в Англии. Это как же надо было заморочить человека безнадежными бытовыми проблемами, чтобы он оставил страну.Виталий Доронин и Руфина Нифонтова
— Над чем вы сейчас работаете в театре?
— Ни над чем… В филиале не могли идти мои спектакли с большой сцены, предполагаемая новая работа на камерной сцене сорвалась. В жизни вне искусства я занимаюсь воспитанием внука. Но я не хочу, чтобы роль бабушки стала единственной в моем «репертуаре». Я хочу играть и не хочу ждать, когда зритель начнет восхищаться моей способностью в преклонном возрасте выходить на сцену. Малый театр был всегда знаменит великими старухами. Но ведь каждый год для актера, а особенно актрисы, — на вес золота. Вот сделать бы пьесу на двух-трех исполнителей и поездить по стране, играя везде как в первый раз. Это «исконный» принцип Малого театра — играть до конца, на пределе своих возможностей, никогда не отдыхая на сцене.
— Что в нынешней культурной ситуации вас тревожит?
— То, как складывающаяся в стране духовная атмосфера отражается на искусстве сцены, на его взаимоотношениях с публикой. Исчез окружавший театр ореол, зрители идут в него не на встречу с прекрасным, а для того, что бы забыть об окружающих их в жизни проблемах. Изменяются и люди театра: молодые актеры стали рациональней, они проще относятся к профессии. Такова цена нашего унизительного быта, глупостей, совершавшихся с благословения чиновников от культуры.
Актеру в нашей нищей, пропитанной традициями казарменного социализма стране не просто сохранить в себе художника.
Есть горькая ирония в том, что советские актеры — академических ли, студийных ли театров,— возвращаясь с зарубежных гастролей, ощущают себя как-то по-другому. И для них уже невозможно писать в графе анкеты «род занятий» — «служащий». Он — не «служащий», он артист! 

 


Н. КОЛЕСОВА.
«ПРАВДА», 12 апреля 1991 

 

 Мой серебряный шар. Руфина Нифонтова (2010)

 

 

 


НАРОДНЫЕ НЕ УХОДЯТ…

 

Руфина Нифонтова в воспоминаниях друзей

 

Ныне в России — пора прощаний. Уходит XX век, и с ним уходят люди XX века, те, что определяли дух эпохи. Среди них — много актерских имен. Лишь в самое последнее время — Иннокентий Смоктуновский, Евгений Леонов, Сергей Бондарчук и совсем недавно — Руфина Нифонтова.
У скольких из ныне живущих поколений это имя не вызывает в памяти образ прекрасной поэтичной русской женщины? В XX веке сияние ее хрустально-голубых глаз светило миллионам.
Сегодня о Руфине Дмитриевне Нифонтовой говорят те, кто с нею был связан жизнью. Эти первые, еще глаза в глаза, воспоминания дороги не только живым чувством любви и болью утраты, но, как и должно быть в такие минуты, почти интуитивной точностью оценок.

 

Юрий СОЛОМИН: С НЕЙ УШЛА МЕЧТА

 

Она была актрисой от пальцев ног до корней волос. Когда в прошлом году молодой режиссер Василий Федоров взялся за постановку музыкального спектакля по мотивам «Капитанской дочки» — почти оперы, Руфина изъявила желание попробовать себя в роли императрицы Екатерины. Участвовала в конкурсе — в первый и последний раз в жизни пела с оркестром сложную вокальную партию. Спела блестяще.
Трудно сказать, счастливо ли сложилась ее творческая судьба. У Нифонтовой был творческий взлет в самом начале жизни, и на этих крыльях она пролетела несколько десятков лет, работая в Малом театре. У нее были прекрасные роли в «Каменном гнезде» Вуолийоки, в «Браконьерах» Раннета, в «Дачниках» Горького… С возрастом ролей становилось все меньше. Она начала входить, но так и не успела войти в знаменитую плеяду «старух Малого театра» — не складывался репертуар, не было ролей ее амплуа.
…Руфина в последнее время часто приходила на работу с внуком. Вдвоем они заходили ко мне, причем заходил внук (он любил смотреть на попугаев, которые живут у меня в клетке), а она, не принимая моих приглашений, оставалась в дверях.
Нифонтова никогда в этот кабинет не заходила с просьбой. Она была очень гордой женщиной и гордой актрисой. И никогда не просила ролей, хотя, как я уже сказал, в последнее время театр не баловал ее работой. Переходный период -таких ролей всегда мало. На тех, кто ее не знал, Руфина производила впечатление грубоватой женщины: была по натуре своей Чапаевым и здорово бы его сыграла, если бы родилась мужчиной.
Руфа многого не успела сделать. Не успела сыграть той последней роли, о которой все мы мечтаем. Какой? Она никому об этом не рассказывала. Мечта ушла с ней.

 

Татьяна ПАНКОВА: ОСТАЛОСЬ МНОГО НЕ СЫГРАННЫХ ЕЮ ЛИРИЧЕСКИХ ГЕРОИНЬРуфина Нифонтова и Виктор Коршунов

 

Одна из сильных сторон ее творчества — глубокое проникновение в образ. Она была прирожденная лирическая героиня с присущими этому образу тонкостью и гибкостью души. Руфину легко было «подсечь», усомнить в том, что она делает. Первые ее репетиции в «Федре» были прекрасны. Она очень лирично и нежно вела сцену с Ипполитом. Но когда она располнела после тяжелой болезни и кто-то ей сказал, что теперь с твоими данными так играть нельзя: получается слишком «сладко», она тут же отказалась от роли.
Ее творческий потенциал был использован, дай Бог, если на одну четвертую. И не люди в этом виноваты, а обстоятельства. Я не знаю, можно ли ее назвать человеком счастливым, но удачливым -нельзя.
Она много занималась тем, что доставала людям квартиры, телефоны, лекарства. Кто-то считал ее капризной примадонной, но я помню, как она с температурой тридцать девять ездила устраивать ребенка нашей сотрудницы из женского пошивочного цеха в Морозовскую больницу. Я всегда считала, что у нее осталось много несыгранных лирических героинь, но когда я ее увидела на репетиции в роли Мурзавецкой в «Волках и овцах», то поняла, что она могла бы стать блестящей характерной актрисой.
Я с ней играла во многих спектаклях, в том числе в «Грозе», в «Федре». Она была блестящим партнером. Обычно люди, имеющие имя, «тянут одеяло на себя», но Руфина всегда очень помогала партнеру.
Ее маленьким шедевром был монолог Катерины в «Грозе».Я всегда слушала этот монолог, стоя на выходе. Он проходил лучше-хуже, но я видела конкретные точки, от которых она отталкивалась. Еще бы раз его увидеть, — говорила она, складывала на груди руки крестом и сама пугалась своего жеста: нет, не нужно, так руки будут сложены в гробу… Было видно как рождалась эта мысль. В поэтичном, отвлеченном монологе она умела находить реальность. Читала она неровно, часто темперамент заносил ее в другую сторону, но была так же прекрасна, как в первых своих ролях.

 

Одна из последних фотографийВиктор КОРШУНОВ: ЕЕ СВЕТЛОСТЬ – РУФИНА

 

Я с ней познакомился очень давно: в пятьдесят четвертом году на кинопробах фильма по роману Константина Федина «Первые радости». Режиссер, тогда еще очень молодой человек, Володя Басов, беседовал с худенькой симпатичной девочкой с огромными глазищами. После кинопробы я сел в троллейбус и поехал на работу. И увидел ее, сидящую на последнем сиденье — задумчивую девушку в беретике. Такой она и осталась у меня перед глазами.
Позже я увидел ее уже на нашей сцене в «Каменном гнезде», где она играла вместе с Верой Николаевной Пашенной. Она сразу вписалась в ансамбль Малого и заняла в нем ведущее положение.
Вера Николаевна была удивительно добра к ней и как старший товарищ, и как педагог, и как женщина, которая ее очень понимала. С ней было нелегко: в знаменитой актрисе Нифонтовой до последних дней что-то оставалось от московской озорной девчонки с Соколиной горы.
Для многих она так и осталась Катей из «Хождений по мукам», в театре была прекрасной Варей из пьесы «Дачники», неожиданной, интересной Ириной в «Царе Федоре», незабываема в «Каменном гнезде» своей яркой творческой и человеческой молодостью, одержимостью, «светлостью», оттененной «глыбистостью» Веры Николаевны Пашенной.

 

Трудно сказать, какая роль была для нее звездным часом… С точки зрения зрителей у нее было много удачных ролей, но это не значит, что сама Руфина считала каждый свой успех успехом. У актера ведь с ролью всегда связывается та жизненная ситуация, в которой он над ней работает. Взгляд из зала и из-за кулис, или со сцены — разный…
Вечером, в день ее проводов, мы вышли на сцену. И не в чем-нибудь, а в комедии Островского «Волки и овцы», в которой она репетировала роль Мурзавецкой. Первые минуты были особенно мучительными. Мы не могли понять, что делать: играть не то, что написано Островским, — не могли, а как играть при том горе, что на нас обрушилось? Но мы профессионалы и, продолжая проживать жизнь своих персонажей, вдруг почувствовали такой контакт с залом, встретили такое молчаливое понимание, что спектакль прошел даже с успехом.

Материал подготовила Татьяна МИХАЙЛОВА. «Российские вести» 24.12.94 

http://www.maly.ru/news2/news_more.php?number=1&day=21&month=3&year=2006

 

 




Посмотреть также...

НДИ против решения полиции: нельзя отдавать безопасность граждан Израиля на откуп бедуинским кланам

05/13/2021  15:38:16 Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Алекс Кушнир обратился к юридическому советнику …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *