Андрей Макаревич: Инфантильность массового сознания

макаревич на эхе

Апрель 15, 2014   10:49:58 AM

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр и я приветствую в этой студии Андрея Макаревича. Здравствуйте, Андрей Вадимович.  А.МАКАРЕВИЧ: Здравствуйте, Татьяна.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не уехали ни в какую Новую Зеландию вопреки.  А.МАКАРЕВИЧ: А с чего взяли? Я вообще путешествую постоянно.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, весь интернет переполнен сообщениями о том, что Андрей Макаревич, всё, уехал навсегда в Новую Зеландию. В Facebook даже фотографии повесили.  А.МАКАРЕВИЧ: Мир натурально сошел с ума. И в интернете обитают еще не самые здоровые из этих сошедших с ума людей просто.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вот, я свидетельствую, если что. У нас московская студия, Новый Арбат, и совершенно настоящий Андрей Макаревич здесь с нами. Кстати, из нашего окна буквально пару дней назад можно было увидеть огромный баннер, который вывесили на Московском Доме книги, и там было, опять же, и ваше изображение.  А.МАКАРЕВИЧ: Меня в этом смысле поразила наша пресса, потому что я в этот день получил звонков 10 от разных изданий: «Андрей Вадимович, вы знаете?» Я говорю «Знаю» — «Что вы об этом думаете?» Что я должен об этом думать? Вон на заборе кто-то написал слово из трех букв. Что я об этом думаю? Да я ничего об этом не думаю. Я только хочу посоветовать господам, которые к месту и не к месту пользуются терминологий, корней которых они, видимо, не очень хорошо знают, что слово «нацпредатель», насколько я помню, это из «Майн Кампф», вообще-то, это изобретение Гитлера. И в 30-е годы Геббельс очень любил его использовать. Термин «Пятая колонна» — это от генерала Франко, тоже хороший товарищ был. Так что, чтобы не видно было, откуда ушки растут, вы бы лучше придумали что-нибудь свое. Все-таки, было бы интереснее.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вообще какое-то давление на вас продолжается? Вы чувствуете?  А.МАКАРЕВИЧ: Вот и вы туда же. Как? Вам чего-нибудь запретили? Я говорю «Нет» — «Почему? Когда вас запретят?» Ну, какое на меня может быть давление? Я не связан с государственными структурами, да? Я не существую на госбюджет, я всю жизнь гулял сам по себе. Чем на меня можно давить?  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, мало ли. В России живем.  А.МАКАРЕВИЧ: Ну как? Ну, шины прокалывать? Пока не прокалывают.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Баннеры вывешивать, не знаю. Вот, расцениваете вы это как давление или как проявление какой-то, не знаю, нездоровой активности?  А.МАКАРЕВИЧ: Я никакого давления на себя не испытываю. Вот, в Питере отыграли 2 дня назад замечательный концерт в зале Октябрьский при огромном скоплении народу. Работаем, ездим на гастроли. Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, а, вот, вы ездите на гастроли, вы же общаетесь с людьми. И я знаю, что к вам очень часто (видела просто) на разных мероприятиях подходят люди и каждый хочет что-то сказать. Вообще как-то градус в обществе сильно изменился напряженности или нет?  А.МАКАРЕВИЧ: Ну, какой-то психоз присутствует. Несмотря на то, что обычно к тебе подходят те, кто к тебе хорошо относится, да? Те, кто к тебе плохо относится, они вообще на твои концерты не придут, наверное. Поэтому может возникнуть такое обманчивое ощущение, что всё замечательно, всё хорошо. Нет, все немножко двинулись. Я сам себя чувствую чуть-чуть психом, потому что у меня уже идиосинкразия на слова «Украина, Крым, Донецк». Мне плохо становится уже, понимаете?  Орлуша написал замечательный стих: «Таксист, не говори со мной про Крым». Вот, он просто у меня украл тему. Ну, нету сил уже.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вот этот психоз из-за чего? Как вы себе это объясняете? Просто потому, что напичкали по федеральным телеканалам людей?  А.МАКАРЕВИЧ: А здесь совпало несколько вещей, мне кажется. Во-первых, напичкали со страшной силой, и опять оказалось, что самая дубовая и самая грубая ложь – она наиболее действенная. Вот, если бить молотком по голове, то это работает как раз. Потом у меня есть ощущение, что подросло поколение 90-х, которым вообще в детстве не успели объяснить, что такое хорошо и что такое плохо, потому что их родителям не до того было (время такое было). И, вот, они выросли без этого понятия. А если тебе в детстве это не объяснили, то потом объяснять бесполезно.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: М! То есть мы сейчас говорим о достаточно молодых людях?  А.МАКАРЕВИЧ: Да, о достаточно молодых людях.  Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вот под этот ура-патриотизм, «Путин наш президент», «Зато Крым наш» и прочее попадают 30-летние люди?  А.МАКАРЕВИЧ: Дело в том, что я продолжаю оставаться в убеждении, что люди, которые еще помнят все радости советской власти, если это люди адекватные, они туда обратно не очень хотят. А, вот, те, кто

Посмотреть также...

Звезда концлагеря

03/02/2021  14:16:28 Нацисты обожали его анекдоты – и расстреляли последним. Главный шоумен Германии, он выступал …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *