"Вас, наверное, в Москве неплохо кормят!"

9c8483b7-2ea2-4d83-9a44-a3bae3d52609_tv_w308_h173

Август 22, 2014   12:13:41 PM

Елена Рыковцева:   Сегодня мы говорим о событиях, которые происходят в Луганске. У нас в студии Родион Мирошник, генеральный директор Луганской областной телерадиокомпании, которая уже не работает. В связи с чем она прекратила работу?

Родион Мирошник: Ее деятельность была приостановлена, как государственная компания она с 4 июля она не работает.

Елена Рыковцева:  Почему, по каким причинам с 4 июля она не работает?

Родион Мирошник: Грубо говоря, она была ополченцами взята под охрану, всех попросили удалиться с территории телекомпании. Телекомпания перестала работать.

Елена Рыковцева:  Сохранили для?..

Родион Мирошник: Я не знаю. Сейчас мне сложно сказать, потому что я две недели не знаю, что происходит на самой телекомпании, целая она, нет. Потому что эти территории очень сильно обстреливаются. В каком она состоянии, я не знаю.

Елена Рыковцева:  То есть вошли на территорию и попросили журналистов ее покинуть.

Родион Мирошник: Взяли ее под охрану.

Елена Рыковцева:  Взяли под охрану объект, на котором сейчас нет никого из журналистов. С нами на связи Сергей Иванов, журналист, юрист из Луганска, который сейчас тоже находится на территории другого города, в Одессе, насколько я понимаю.

Сергей Иванов: Да, я очень много сейчас перемещаюсь по Украине.

Елена Рыковцева:   Сейчас с людьми, которые находятся непосредственно в Луганске, разговаривать практически никакой возможности нет, поскольку нет связи с городом. С нами на связи Константин Реуцкий, который находится сейчас в поселке Счастье, который взят под контроль украинской армией. Родион, вы были там неделю назад, насколько я понимаю, каким вы увидели город?

Родион Мирошник: Город находится в крайне плачевном состоянии, то есть по сути он в блокаде, там нет связи, нет воды, нет электроэнергии, на прошлой неделе даже перестал быть газ. Сегодня этот город полностью лишен всех коммунальных услуг и по сути дела возможности какого-то человеческого существования. То есть те люди, а их там очень много, более 200 тысяч человек в Луганске все равно находятся,  выстраиваются в очередь за водой. Для того, чтобы набрать из колонки воду, нужно 5-7 часов простоять в очереди. Есть несколько всего предприятий, которые работают, выпекают хлеб, раздается какая-то гуманитарная помощь, а в остальном люди лишены всех благ цивилизации. То есть даже если ребенку нужно сварить кашу, то люди разводят огонь фактически на балконе или на улице для того, чтобы хоть что-то приготовить. То есть это блокированный город, разрушена система водоснабжения, энергоснабжения, сделано это целенаправленно.

Елена Рыковцева:   Вы думаете, что целенаправленно разрушили кто?

Родион Мирошник: Украинская армия, которая ведет обстрелы.

Елена Рыковцева:   Специально, чтобы лишить людей воды?

Родион Мирошник: Это отдельный вопрос, я не могу влезть людям в голову. Я точно знаю, что попытки восстановить электроснабжение, то есть когда коммунальные службы пытались их восстанавливать, их отгоняли оттуда огнем снайперов до тех пор, пока не разрушили сами подстанции. Сегодня нужно вести слишком большие коммунальные расходы, чтобы они были возобновлены для работы. То же самое произошло и с водными объектами.

Елена Рыковцева:  Константин, поселок —  Счастье или город?

Константин Реуцкий: Город, который не является самостоятельной территориальной единицей, является частью города Луганска.

Елена Рыковцева:   То есть вы, конечно, ситуацию в Луганске знаете. Вы считаете, что эти разрушения коммуникаций произошли по каким причинам?

Константин Реуцкий: Разрушение коммуникаций — это очень долгая история. К ней непосредственно причастен Родион Мирошник, который несколько лет подряд уже настраивал луганчан против Украины в целом, который зимой нынешнего года активно подогревал начало антимайдановских, антиукраинских настроений в Луганске, используя медийные ресурсы, которые он контролировал, а контролировал он не только Луганскую областную телерадиокомпанию. Собственно, это произошло раньше, чем в июле месяце. Еще 29 апреля он с хлебом-солью встречал вооруженных самозванцев, которые назвали себя правительством Луганской народной республики. И так мы пришли к тому, что в апреле нынешнего года сначала никому неизвестные люди, среди которых, безусловно, были луганчане  и жители Луганской области, но было много и совершенно неизвестных пришлых людей, захватили сначала здание СБУ в Луганской области. С ними почти месяц пытались вести переговоры, посадить их за стол переговоров, и я скажу больше, эти переговоры почти увенчались успехом, был реальный шанс мирно урегулировать этот конфликт. Но была некая третья сторона, которой мирное урегулирование не было выгодно. Поэтому в конце апреля, а именно 29 числа вооруженные люди вышли уже на улицы Луганска, захватили другие административные здания, начались вооруженные штурмы областного управления милиции, воинских частей. И так шаг за шагом эти никем не выбранные люди, которых практически никто ни в Луганске, ни в Луганской области не знает, захватили власть на примерно половине территории Луганской области и стали чинить криминальный произвол и политический террор.

Елена Рыковцева:  Константин, вы знаете, давайте на этом сейчас остановимся.  Я потом еще раз спрошу вас о коммуникациях в городе, но поскольку вы посвятили эту часть своего выступления биографии и политическим взглядам Родиона Мирошника, а я не осведомлена об этих этапах его пути, давайте сразу же проясним ситуацию. Родион, Константин говорит, что вы изначально настраивали граждан Луганска против Украины. У вас такая личная была политика, редакционная, что Украина — это одно, а Луганская область — это другое? Это как-то проявлялось в политике телерадиокомпании?

Родион Мирошник: В данном случае это в воспаленном мозгу людей, которые говорят об этом. Телекомпания полностью отражала реальные события, которые происходили на тот момент на территории области.

Елена Рыковцева:   С какого этапа начнем говорить о политике вашей компании? Наверное, до Майдана вообще не было вопросов об этой политике или уже были какие-то вопросы?

Родион Мирошник: Да нет, не думаю. Понятное дело, что где-то с декабря месяца, когда активно встали вопросы, которые касались Евромайдана, понятно, что Донбасс не принял Евромайдан, больше была тенденция евроскептицизма, потому что все равно пророссийские настроения в Донбассе всегда были сильны. Партии, которые довольно многочисленные, Партия регионов и Компартия, они суммарно набирали порядка 80-85%.

Елена Рыковцева:   Мы не будем отрицать, что настроения скинуть Януковича, антиянуковические были достаточно сильны на Донбассе тоже.

Родион Мирошник: Безусловно. Если говорить о криминале, о непрозрачной деятельности правительства, безусловно, это не вызывало ни у кого никакой поддержки, понятное дело.  В этой части и Майдан, и Антимайдан были полностью сходны. Но говорить, что Евромайдан исходил исключительно из желания сбросить Януковича, наверное, нет. Это некая концентрация.

Елена Рыковцева:  Это следующий этап был.

Родион Мирошник: Речь идет о совершенно другой идеологии, речь идет об активной пропаганде национализма, о каких-то националистических лозунгах, которые в принципе неприемлемы на Донбассе, никогда не принимались.

Елена Рыковцева:   А где эта пропаганда национализма началась?

Родион Мирошник: На Майдане, безусловно.

Елена Рыковцева:  И ваша телерадиокомпания начала ей противостоять?

Родион Мирошник: Наша телерадиокомпания не противостояла ничему, наша телерадиокомпания — государственная компания, которая проводила ту политику, которую декларировал Комитет телевидения и радиовещания. Скажем так, не давать слово людям, которые высказывают свою точку зрения, мы не могли. Я вел свое ток-шоу, на котором были представлены разные точки зрения, как оппозиции на то время, так и партии большинства в лице Партии регионов, коммунистов, то есть они были представлены все в равной мере. И даже нынешний исполняющий обязанности губернатора была регулярно в нашей студии. Сергей Иванов не захотел прийти, наверное, потому что испугался в студию идти и высказывать свою точку зрения. Наверное, тогда он не окреп достаточно.

Елена Рыковцева:   Давайте, чтобы мы не путались по этапам большого пути, Сергей Иванов скажет, почему он тогда не пришел в студию. А потом мы продолжим 29-м апреля, когда вы встречали с хлебом-солью.

Родион Мирошник: Я никого не встречал 29 апреля хлебом-солью.

Елена Рыковцева:  Сергей, почему вы не пришли в студию к Родиону, когда можно было всем говорить, кто что думает по поводу Майдана, по поводу этой ситуации, еще тогда никто никого не захватывал, я имею в виду, что телекомпания работала тогда без вооруженных людей?

Сергей Иванов: Я вам скажу так, что для меня всегда очень важен был тот контекст, внутри которого я нахожусь. Что из себя представляла телекомпания ЛОТ? Это совершенно омерзительный местечковый медийный ресурс, полностью лежащий под Партией регионов, производящий не менее омерзительный контент, который могли смотреть только люди, пребывающие под воздействием каких-то галлюциногенных препаратов. Это были новости, которые посвящены славословию Ефремова, непосредственного босса Родиона Мирошника. Естественно, я не пошел, потому что релевантность моя личная гораздо выше, чем у телеканала ЛОТ, который, я не знаю, смотрит кто-то из приличных людей или нет. Телеканал ЛОТ, чтобы вы понимали, это такая местная чебуречная, медиа-чебуречная, туда приходят люди, которых приглашает Родион Мирошник. Кстати, вы похудели, Родион. Я очень рад, что вы похудели, неплохо выглядите, вас, наверное, в Москве неплохо кормят.

Елена Рыковцева:  Ну, логика у вас!

Сергей Иванов: Я имею в виду, вас, наверное, кормят нормальной и здоровой пищей, поэтому вы немного пришли в себя. Наверное, переживали за судьбу России, как всегда это происходит у людей, которые предают свою родину. Именно поэтому  я не принимал участия в деятельности ЛОТа. Тем более, что Родион говорит, что началось нападение на ЛОТ в декабре. Нет, вы можете открыть мой блог, я порол телеканал ЛОТ еще год назад и два, задавал вопросы, на которые почему-то Родион Валерьевич не считал нужным отвечать.  Потому что, очевидно, он считал себя достаточно чересчур популярной и важной персоной для того, чтобы отвечать на вопросы каких-то блогеров. Это первое. Что касается отношения Родиона Валерьевича и сбалансированности подачи информации, вы знаете, это совершеннейшая чушь. Любой из луганчан подтвердит, что ЛОТ всегда был рупором луганского областного совета, в котором большинство представляла Партия регионов, депутатом которой непосредственно является Родион Валерьевич Мирошник. Пока является, я думаю, уже скоро перестанет являться. Я не думаю, что москвичам интересны всевозможные ваши схемы, о которых мы знаем, я думаю, что разберется Генеральная прокуратура или областная прокуратура со всеми этими вопросами, с вашей личной персональной компанией и так далее. Но я просто хочу сказать, что это был откровенно пропагандистский ресурс, на котором за государственные деньги  давалась антиукраинская пропаганда. В конце концов именно Родион Мирошник является автором «недорасы» — он назвал так украинцев. Я не знаю, кем нужно быть и чем нужно упарываться, Родион Валерьевич, для того, чтобы назвать свой народ.

Родион Мирошник: Сергей Иванов отличается тем, что он большой специалист — чем упарываться и что делать?

Елена Рыковцева:   «Недораса», вы употребляли такое слово?

Родион Мирошник: Да, конечно, было такое высказывание.

Елена Рыковцева:  Применительно к украинцам?

Родион Мирошник: Нет, не нужно вырывать из контекста. Я не хочу возвращаться к этой теме, потому что мы обсуждали тогда вариант обучения, то есть на каком языке необходимо учиться — только на украинском преподавать в высших учебных заведениях или они должны иметь возможность получать информацию на русском, украинском, английском, к примеру, языках. Я сторонник того, чтобы было как можно больше возможностей использования языков, а не замыкаться исключительно по каким-то национальным побуждениям исключительно на украинском языке.

Елена Рыковцева:   А в вашем регионе предлагали когда-то замкнуться исключительно на украинском языке?

Родион Мирошник: Безусловно. Был как раз период Ющенко, когда даже будущий министр образования издавал приказ, которым запрещалось на территории школы говорить вообще на любом другом языке, кроме украинского. Этот период был, и он не в последнюю очередь раскачивал настроения луганчан в том числе.

Елена Рыковцева:   Я хочу подвести итог под этой личной частью нашего разговора. Я просто не ожидала, что так остро стоит вопрос уголовной, персональной и так далее ответственности нашего гостя. Давайте мы так договоримся: мы сейчас этого проверить не можем, мы всего этого не знаем. Мы за всю политику телекомпании ЛОТ не может ни ручаться, ни обсуждать, потому что  Родион говорит, что это была сбалансированная политика, коллеги Сергей и Константин считают, что она была антиукраинская, а я, например, не могу сказать, что это за компания, потому что ни разу не видела ее продукции. Поэтому давайте мы на этом точку поставим, но перейдем к 29  апреля.  Потому что серьезный момент прозвучал в заявлении Константина Реуцкого, что вы приняли, тут уже не ваше личное мнение, хотя может быть и ваше, вы приняли эту новую власть, и вы считали, что она  может быть приемлемой для Луганской области.

Родион Мирошник: Во-первых, заявление Константина Реуцкого пускай остается на его совести. Это чистой воды ложь о каких-то встречах с хлебом, соль.

Елена Рыковцева:   Хлеб-соль он, наверное, условно имел в виду — это образ такой.

Родион Мирошник: Я не знаю, что он имел в виду. В своей жизни господина Болотова я видел один-единственный раз, он был до последнего времени главой Луганской народной республики. Говорить о том, что я кого-то принимал или еще что-то. Моей персоне посвящается слишком много времени. Поймите, идя на программу, я считал, что необходимо говорить о гуманитарной катастрофе, необходимо говорить о том, что сегодня происходит в Луганске, что сегодня это фантастический шок. Есть ряд людей, которые издеваются над теми, кто находится сегодня в Луганске и терпит эти лишения самым невероятным образом. То есть сегодня все каналы говорят о гуманитарном грузе, который доставляется со стороны России, его мурыжат уже больше недели. При том, что в Луганске нет воды, при том, что Луганск крайне ограничен в продовольствии. При этом дорога, по которой должен пройти гуманитарный груз, сегодня перекрывается украинскими властями, откровеннейшим образом перекрывается, обстреливается, блокируется с одной лишь целью — не допустить гуманитарную помощь в Луганск, то есть сознательно желание задавить луганчан и не дать им возможность говорить, да наверное просто жить. Наверное, это сегодня такой украинский способ борьбы с каким-то отличным мнением. Да, действительно, луганская и Донецкая область всегда являлась базой Партии регионов. Кстати, отец Сергея Иванова был активным членом Партии регионов, народным депутатом Украины от Партии регионов.

Елена Рыковцева:  Я думаю, что там вообще все были членами Партии регионов в Луганске.

Родион Мирошник: Очень много. У каждой партии политической есть свои базовые регионы.

Елена Рыковцева:  Это была как коммунистическая в советское время, наверное, в Донбассе.

Родион Мирошник: Я бы не делал такие заключения, потому что демократическая все же страна, в которой есть убеждения.

Елена Рыковцева:  Я имею в виду по массовости.

Родион Мирошник: Наверное, да. Потому что суммарно Партия регионов и компартия в Луганской и Донецкой области занимали до 80%, а все остальные партии, например, Блок Юлии Тимошенко имел 4-5%, «Свободы» не было вообще — 0,01% и так далее, всевозможные другие партии умещались в 10-15% во всем спектре политическом Луганской и Донецкой области. Поэтому, хорошо или плохо, Партия регионов доминировала. Скорее всего со стороны новой власти, которая сегодня в Киеве, она ненавидит и Партию регионов, и коммунистическую партию. Это есть один из способов бороться с теми, кто за нее голосовал. То есть, наверное, так. Я не понимаю, почему проевропейское, гуманно вроде бы настроенное правительство делает такие вещи, обрекая людей фактически на голодную, безводную смерть.

Елена Рыковцева:  Я прошу коллег внимательно к этому пункту нашего разговора отнестись. Потому что, мне кажется, в этом и есть смысл разных точек, разных полярных. Делается это сознательно для того, чтобы обречь на  голодную смерть или это вынужденно, не получается по-другому добиться победы, установить власть законную в регионе.

Родион Мирошник: Вы думаете, если нет других методов, то нужно продолжать убивать мирное население? Грубо говоря, антитеррористическая операция должна вестись теми способами, которые будут воздействовать на тех, против кого она ведется, к примеру, а не против мирного населения, которое живет в этом городе.

Елена Рыковцева:  Конечно,  ужасно, что жертвой этого конфликта стало мирное население. Но если ополченцы, как вы их называете, или их можно называть сепаратисты, как угодно их можно называть, но если они действительно не хотят сдать этот город, отдать,  сложить оружие, то что же делать дальше, как вы себе это представляете? И на переговоры они ведь тоже не идут.

Родион Мирошник: Это, во-первых, не факт. Желания вести переговоры с той стороны я не видел. То есть есть декларации, которые озвучиваются, к примеру, президентом страны Петром Порошенко, который говорит, что мы бы хотели вести  переговоры, но старых элит нет, с новыми элитами мы разговаривать не будем, ополченцев вообще не признаем, поэтому с ними говорить не будем. Этот разговор — это проформа.

Елена Рыковцева:  Все, что я слышала на российских каналах — это исключительно заявления ополченцев, представителей ДНР, ЛНР, которые говорили: мы эту власть не признаем, это киевская хунта, мы с ними разговаривать не будем.

Родион Мирошник: Я не адвокат ДНР, ЛНР абсолютно, но я слежу и за теми, и за другими сторонами. Основания и возможности для ведения переговоров есть, они были, они есть, и они будут, несмотря на те реки крови, несмотря на количество погибших, несмотря на то, что сегодня катастрофа происходит в Донбассе.

Елена Рыковцева:  Константин, насколько я понимаю, смысл совершенно двух диаметрально противоположных взглядов на ситуацию в том, что одни говорят, что в гуманитарной катастрофе в Луганске виновата украинская армия, потому что она взяла город в кольцо, она не дает возможности поставлять людям еду, она перекрыла газ, взорвала водопровод. А другая сторона говорит, что виноваты ополченцы, виноваты сепаратисты, виноваты террористы, которые не складывают оружие. Сложите оружие и город заживет нормальной жизнью, в город придут караваны с продовольствием из Украины, из Львова, из Польши, откуда угодно, и восстановится жизнь, заработают банкоматы, как это уже произошло в Славянске. Правильно я понимаю разность взглядов на эту ситуацию?

Константин Реуцкий:  Разные взгляды, да, вы понимаете примерно правильно. Но опять же я все-таки вернусь к Родиону Мирошнику. Это важно, поскольку этот человек не последнюю роль играет в том, что этот конфликт возник и в том, что он развился именно в такие формы, как человек, близкий к хозяину Луганской области Александру Ефремову, который, собственно, заручившись поддержкой России и затеял всю войну на Донбассе. Я скажу сейчас о гуманитарной ситуации, как выглядит  это в той точке, в которой я нахожусь. Украинское правительство и украинские общественные организации, гражданская инициатива готовы и, более того, пытаются, постоянно пытаются отправлять в осажденный Луганск  гуманитарные грузы. Но обстреливает эти колонны и одиноких смельчаков, которые везут необходимые грузы в Луганск, не украинская армия, обстреливают их ополченцы. Я думаю, что сейчас продолжается информационная война. Все эти 200 тысяч луганчан, которые остались и не могут выехать из города, мучаются сейчас там в осажденном Луганске и других городах на линии фронта, они являются заложниками этой информационной войны. Российскому правительству крайне нужна  выгодная для них картинка, что, во-первых, большинство беженцев якобы выезжает на территорию Российской Федерации, хотя это не так. Выехать на территорию, контролируемую украинскими властями, украинской армией беженцам из Луганска крайне сложно, это затруднено именно так называемыми ополченцами. Именно поэтому ополченцы, которые координируются из России, не допускают гуманитарные грузы на контролируемые ими территории.

Елена Рыковцева:  Не пропускают к себе гуманитарные грузы на ту территорию, которая ими  контролируется?

Константин Реуцкий: Да, украинские гуманитарные грузы. России также нужна картинка, что единственная гуманитарная помощь, которая может поступить к луганчанам — это российская гуманитарная помощь.

Елена Рыковцева:  А почему вы, Родион, скептически сейчас так улыбнулись? У вас нет такой информации, что они не пропускают гуманитарные грузы на территорию Украины?

Родион Мирошник: Во-первых, гуманитарный груз, насколько я знаю, следя за всеми сообщениями, которые были, первый  гуманитарный груз Украины появился после заявления начала движения российской колонны, то есть он появился, зашел со стороны севера, который находится под контролем украинской армии, и там же растворился. То, что люди, которые находятся на территории, которая контролируется украинскими властями, там огромное количество беженцев, огромное количество людей, которые нуждаются в помощи, им нужна пища, нужна одежда,  нужны деньги, нужно все, что угодно. Потому что люди бежали не от сепаратистов или еще от кого-то, а люди бежали от обстрелов, люди бежали от той же самой гуманитарной катастрофы, когда нечего пить, нечего есть, им нужно было просто куда-то уехать — к друзьям, знакомым, еще куда-то. Они уезжали и в Россию через Краснодонский район, точно так же они уезжали на север области. Насколько я знаю, на север области уехать было гораздо сложнее, потому что там велись бои. Колонна, например, в Изварино достигала 5-6 километров для того, чтобы перейти через границу, там ехали дети, старики, женщины, они уезжали куда-нибудь, им нужно было просто уехать от бомбежек, от взрывов, от смерти. В данном случае здесь не было никакой идеологии, куда они ехали — куда было можно, туда они и ехали. А говорить о гуманитарных грузах, на самом деле Константин абсолютно прав — в Украине идет информационная война, информационная война без правил, информационная война, в которой журналисты не являются нейтральной стороной, они являются солдатами либо с той, либо с той, соответственно, с ними разбираются точно так же.

Полный текст скоро, звук и видео программы целиком уже здесь

 http://www.svoboda.org/content/transcript/26542903.html

Посмотреть также...

1 миллиард долларов за один день – израильские технологические компании устанавливают новый инвестиционный рекорд

04/11/2021  11:37:35 Израильские технологические компании объявили 7 апреля, что всего за один день они собрали …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *