Военный корабль

segal
Октябрь 18, 2013   9:25:05 AM
По истечении 20 лет с подписания соглашений Осло: очерк о морском средстве информации, боровшемся против этих соглашений * В дни объятий Переса и Рабина с Арафатом 7-й канал был радио-Котелем для значительной части населения, которой прослушивание передач государственного радио причиняло страдания По истечении 20 лет со дня подписания соглашений Осло: очерк о морском средстве информации, боровшемся против этих соглашений * В дни объятий Переса и Рабина с Арафатом 7-й канал был радио-Котелем для значительной части населения, которой прослушивание передач государственного радио причиняло страдания

Архив новостного отдела Аруц-7 включает 50 пухлых папок и шкаф, полный старых аудиокассет. Радиопередачи 7-го канала давно прекратились, но папки и кассеты все еще хранятся и в хорошем состоянии, они терпеливо ждут основательного исследователя (тема для докторской диссертации), который совершит историческую справедливость. Я не могу предсказать его приговор, но как заинтересованное лицо, надеюсь, что он сможет оценить наши усилия и самоотверженность. В очень бурном море Аруц-7 шел против течения. Брызги соленой воды обжигали глаза, вокруг мелькали акульи хвосты, из глубин в нас стреляли торпадеми. На протяжении немалого количества лет корабль держал ватерлинию над грязными водами и даже отвечал войной, пока не был потоплен точно направленной ракетой левых и «власти закона».

Это не всеобъемлющая книга о правом корабле-радиотрансляторе, 10 лет со дня затопления которого исполнится через 2-3 месяца, это лишь попытка коротко описать историю его борьбы с ословским процессом. Очень педагогическая история, по моему скромному мнению. В эти дни исполняется 20 лет с того дня, как на лужайках Белого дома был запущен процесс Осло, и по случаю этой хронологической отметки важно напомнить, что стена израильских СМИ не была полностью герметичной. Была маленькая дыра — 7-й канал.

Вот для примера текст, открывавший наш новостной выпуск в день подписания соглашений. Диктор Йегошуа Мор-Йосеф: «Сегодня премьер-министр Израиля пожмет руку главы ООП. Шошана Ади, мать покойной Эстер Ади (да отомстит Всевышний за ее кровь!), погибшей 10 лет назад в теракте в автобусе в Иерусалиме, Вы можете понять премьер-министра?» Шошана Ади: «Нет, я не могу понять этого человека».

Новостная передача Галей ЦАХАЛ назавтра открывалась совсем иначе. Это был коллаж торжествующих голосов в радиостудии в Израиле и на церемонии в Вашингтоне: «Доброе утро, Израиль», после подписания. Билл Клинтон: «Шалом, салям, peace». Шимон Перес: «Шалом, шалом далеким и близким».

Война со стадом слонов

Когда Аруц-7 был создан почти 25 лет назад, он был без выпуска новостей. Основополагающей идеей был культурный бунт. Основатели 7-го радиоканала: семья раввина Меламеда, Кецале и Йоэль Цур — хотели дать оптимистическую альтернативу желчи и сварливости остальных СМИ. И еще более они стремились бросить вызов иностранному содержанию официальных СМИ. 7-й канал транслировал только еврейскую музыку и вскоре сталь образцом для подражания остальных. Галей ЦАХАЛ (на длительный период) и Решет-гимель (навсегда) перешли на трансляцию только песен на иврите. А 7-й канал, со своей стороны, начал трансляцию их новостных сводок.

Когда новости стали плохими, жена раввина Меламеда, возглавлявшая радиостанцию, пригласила меня основать новостной отдел. Это было через 2 месяца после «переворота» 1992г. В течение того лета грозные тучи сгустились над поселенчеством в Иудее, Самарии и Газе. Опасность возникла и для поселков на Голанах. Шуламит Алони в министерстве просвещения громила «старые идеалы». У правых была только тонкая еженедельная газета «а-Цофе», а остальные СМИ были похожими, как военный парад в Сев.Корее. Язык новостных сводок на государственных СМИ был переработан ради «мирного процесса» и нового правительства. На Галей-ЦАХАЛ не было ни одного религиозного журналиста, а на 1-м телеканале — только Нисим Мишаль. Хаим Явин полностью правил в телекоролевстве. Наша инициатива конкурировать с этой жирной компанией была похожа на объявление мышами войны стаду слонов.

Достигнув пика, наш новостной отдел насчитывал 15 журналистов, из них половину — фрилансеры. До того никто из нас не работал в радионовостях. Лишь у одного был журналистский опыт. И все же довольно быстро мы вышли в путь, учась на собственных ошибках. Новостная сводка готовилась в Бейт-Эле и передавалась по факсу дежурному диктору на корабль, стоявший в нейтральных водах напротив Тель-Авива. В первые дни в сводках не было новой информации по сравнению с другими каналами, была лишь другая формулировка новостей и иной порядок приоритетов.

«Что вы будете делать, если раввин Левингер вновь откроет пальбу в Хевроне?» — поддразнивал меня маститый левый журналист в начале пути.
Согласно копии интервью, хранящемуся в архиве 7-го канала, я ответил:
«Раввин Левингер вновь подвергся нападению и выстрелил в ответ».
«А как вы назовете Фейсала Хусейни?» — «Руководитель интифады».
«Дайте пример радостного известия» — «Движение Шалом ахшав основало кибуц в Араве».

Агент в а-Наджахе

Лидеры правых, разумеется, всегда были желанными гостями нашего радиоканала, но мы прилагали большие усилия для приглашения на интервью лидеров коалиции и большинство соглашались (только Хаим Рамон, Йоси Бейлин и Йоси Сарид последовательно бойкотировали нас). Мы задавали им вопросы, которые их не спрашивали на Решет-Бет и Галей-ЦАХАЛ. Там интервьюеры занимались, в основном, вопросами «как?», а мы упрямились спрашивать и «почему?» Только мы транслировали архивные записи, подчеркивавшие разницу между политикой Рабина и его предвыборными обещаниями («Тот, кому придет в голову отступить с Голанских высот…») Мы транслировали в прямом эфире демонстрации правых против ословских соглашений — демонстрации, о которых не сообщали в других СМИ.

Позже на этапе соображений по мере наказания на судебном процессе против 7-го канала я рассказал, что добрался даже до Осло, чтобы рассказать о демонстрации правых против награждения Арафата Нобелевской премией мира. Среди демонстрантов были родители, чьи дети погиблив теракте в Афуле, в Иерусалиме и Бейт-Эле. Я стоял там возле них с микрофоном на углу одной из главных улиц Осло — между гостиницей, в которой остановились лауреаты Нобелевской премии, и зданием муниципалитета, в котором проходила процедура награждения. Наши демонстранты кричали на английском и иврите: «Позор, позор». Неожиданно мимо нас прошла делегация израильских журналистов из официальных изданий — почти сплошь высокопоставленные политические комментаторы — которые были частью официальной израильской делегации. Один из демонстрантов — отец, потерявший ребенка в теракте — обратился к ним: «Почему вы сообщаете в репортажах только о церемонии? Почему не упоминаете нас? Мы проделали долгий путь сюда, чтобы выступить с протестом». И тогда один из этих журналистов указал на меня и закричал: «Для этого у вас есть Аруц-7».

Он был прав. На протяжении всех лет Осло — годов большого спора между правыми и левыми — 7-й канал выполнял ту роль, которую остальные СМИ отказались выполнять. Согласно закону о теле- и радиовещанию и согласно писаным и неписаным законам журналистской этики, они должны были сообщить о той демонстрации и о других многочисленных претензиях по поводу ословского процесса, но они почти не сообщали и мы делали это вместо них.

Один военный источник передавал нам переводы арабской прессы в регионе и так мы могли сообщать, что на самом деле думают арабы об ословском соглашении. Один студент из университета а-Наджах в Шхеме звонил нам из уличного телефона в кампусе и сообщал, что происходит там. Кассета с Йоханесбургской речью Арафата о джихаде поступила к нам до того, как была получена Михаэлем Тухфельдом на Решет-Бет (но, к нашему большому профессиональному огорчению, была транслирована там до нас…)

Мы были более легкими на подъем, чем другие радиоканалы и поэтому нередко опережали их и в сообщениях о терактах. Количество терактов соответствовало мрачным прогнозам, начертанным сборной наших комментаторов. Это была качественная сборная. 2-ю интифаду мы ясно предвидели, как доказывает архив аудиокассет наших передач. Его копия находится в библиотеке Гарвардского университета (по университетскому заказу), а оригинал все еще хранится в Бейт-Эле. На одной из множества полок хранится «Мунахон» (терминология), отпечатанный нами в 1998г., там мы собрали слова, отличающие нас от других СМИ («политический процесс» вместо «мирный процесс», «заключенные террористы» вместо «заключенные из соображений безопасности», «наши солдаты» вместо нейтрального термина «силы безопасности»).

«Почему писатели молчат, когда правительство дает моральную легитимацию организации убийц?» — спросили мы писателя Эли Амира в декабре 1993г. — месяце тяжелых терактов и интенсивных переговоров. Этот миролюбивый писатель ответил: «Мы не даем моральную легитимацию организации убийц. И правительство не дает моральную легитимацию организации убийц. Эта организация (ООП) изманила свои позиции, в последнее время у меня были возможности встретиться с ее представителями — это не организация убийц».
«Это не организация убийц? Что они сделали в Маалоте?»
Амир: «Сегодня они изменили свои позиции».

Насколько пекарь может говорить о своем тесте, я могу сказать, что за относительно короткое время мы смогли достичь хорошего профессионального уровня. Наше желание улучшить мир не уменьшило наше стремление к качественным СМИ. Несмотря на трудности приема передач, круг наших слушателей был очень широким. Мы были радиофонным Котелем для большой части общества, которой прослушивание официальных радиоканалов приносило душевные страдания. Люди больше верили нашим сводкам новостей, чем правительственным сообщениям. Поэтому мы вызвали на себя огонь всех левых властей. Летом 1995г. незадолго до подписания соглашений Осло-2 полиция совершила налет на нас, доказав насколько мы мешаем правительству. В противоречии с официальными объаснениями, этот налет не был связан с соображениями законности. Тогдашняя министр связи Шуламит Алони, пославшая инспекторов, — это та же Алони, что поклонялась Эйби Натану (прим.перев. — левый миллионер, владелец ресторанов, создавший радиостанцию «Голос мира», передававшую с корабля, курсировавшего в нейтральных водах. 7-й канал использовал этот «патент»). После смерти Натана она назвала его «героем нашего поколения» и жаловалась, что власти чуждались его («Гаарец» 28.08.2007).

Конец пути

Опрос Мины Цемах для газеты «Едиот ахронот» показал, что 55% общественности осуждают налет Алони на Аруц-7, и правительство капитулировало. Лидеры Ликуда прибыли на корабль и участвовали в победной трансляции. В гримерной одной из телестудий шепнул мне глава Ликуда Биньямин Нетаниягу, что нападки левого правительства на 7-й канал помогают Ликуду. Менее, чем через год, он был избран премьер-министром. Его высокопоставленный министр Ариэль Шарон поблагодарил нас в прямом эфире за вклад в эту победу. Разумеется, это был косвенный вклад. Мы не работали на Ликуд, но были единственным СМИ, не презиравшим Нетаниягу и Шарона. Мы были единственным радио, не скорбевшим по поводу его победы на выборах в 1996г.

Насколько мне помнится, мы не чересчур скорбели и из-за его поражения в 1999г. Наш корреспондент на переговорах в Уай-плантейшн Коби Сэла своими вопросами ставил в тупик Нетаниягу на итоговой пресс-конференции тех переговоров. Он спросил: «Г-н премьер-министр, в выступлении в Кнессете о соглашении Осло Вы сказали покойному Ицхаку Рабину: «Не передавайте безопасность Израиля в руки лжеца», — разумеется, подразумевая Арафата. Г-н премьер-министр, Арафат уже не лжец?»

До эпохи Нетаниягу мы были основной целью, которую левые обстреливали вследствие убийства Рабина. Левые утверждали, что риторика 7-го канала подстрекала к убийству, подразумевая в основном публицистические выступления, включавшиеся в популярную пятничную передачу Адира Зика. Я не подписался бы под каждым словом, переданным в той передаче на птотяжении лет, но представление тех передач задним числом как подстрекательство к убийству было кровавым наветом. Игаль Амир не убил Рабина, потому что слушал Аруц-7, а потому что слушал, в основном, себя. Более того, передачи Аруц-7 были выходом для опасных разочарований. Ами Аялон рассказал мне спустя годы, что он предостерегал Рабина не закрывать 7-й канал, чтобы не привести к взрыву.

В итоге именно правое правительство уничтожило нас. Его юридический советник подал обвинительное заключение, и суд постановил, что мы подрываем доверие общества к власти. Уже не было смысла и сил воевать. Через 15 лет после первой своей радиопередачи отплыл корабль с радиостанцией от Тель-Авива в Турцию на свалку металлолома. Задолго до этого корабль Осло сел на мель и торчит там до сих пор.

(«Макор ришон» 18.09.1013)

Перевел Моше Борухович
МАОФ

 

Посмотреть также...

«Молодец, Лиан!»

01/26/2021  19:09:24 Авигдор Либерман Девушка, которая предотвратила сегодня в Самарии теракт — ефрейтор Лиан Харуш, …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *