Вокруг Сирии: в дипломатии есть не только ракеты и взятки‏

253bbe5d46aa98333a357650c81d0cfe06f6b153

Сентябрь 07, 2013   8:08:31 PM

5 мая 1960 года в Кремле перед журналистами выступил председатель Совета Министров СССР Н.С. Хрущев. Он заявил о своем отказе поехать в июне на Генеральную Ассамблею ООН. Хрущев выглядел разочарованным. Он не мог скрыть личной обиды на американского президента, которого назвал хулиганом с задней парты. И было ради чего обижаться. После триумфальной поездки Хрущева в США, о которой тогда писали,  «лицом к лицу с Америкой» ему казалось, что он установил личные отношения с президентом Эйзенхауром. Хрущева дома встречали ликующие толпы. Советские газеты с оптимизмом писали про перезагрузку отношений.

После нескольких месяцев, отношения не налаживались. Однако самым обидным был сбитый советскими ПВО американский пилот разведчик U-2. Тогда времена тогда были другие, и американские президенты еще скрывали, что санкционируют враждебные действия вопреки международному праву. Сбитый самолет означал конец его дипломатии разрядки, дал в руки ястребов повод ограничить его власть, свернул реформы в Советской армии. В 1962 году в Женеве Хрущев уже появлялся везде в сопровождении своего министра обороны Малиновского, следившего за каждым, словом.

Русские сразу засекли полеты над своей территорией, но молчали, пока не имели чем сбить самолет, летавший в стратосфере. Полеты на некоторое время прекратились, пока Хрущев ездил по Америке. Советская разведка знала, что полеты U-2 санкционируются  лично президентом США. Это сейчас президент Барак Обама важно выходит к прессе и сообщает, что санкционировал авианалеты и бригады мокрушников в государствах, не находящихся с США в состоянии войны. Но и Генеральный прокурор США времен Эйзенхауэра не заявлял бы на весь мир, что Сноудена не будут пытать, ясно давая понять, что происходит в стране, которая еще недавно гордилась тем, что у нас нет пыток.
* * *
В учебниках истории написано, что с журналистами встретился Громыко, а упражнение в альтернативной истории понадобилось для сравнения с выступлением американского президента США, отказавшимся от встречи с российским президентом. Обама перечислил свои разногласия с русскими, из-за которых он не встречается с Путиным.

А встречаться надо бы. Встречаться и договариваться. И с Путиным, и с иранцами. С Путиным Обаме было бы легче договориться, чем с республиканцами. Ведь здесь он не пытается, как во внутренней политике, украсть и осуществить все республиканские идеи, и тем самым маргинализировать и стереть Республиканскую партию с политической карты. Эмиграционная реформа иу Обамы него от Буша, ограничение огнестрельного оружия у населения – от Рейгана, реформа здравоохранения – от его республиканского соперника Митта Ромни, да и разработанная в сверхконсервативной Херитадж Фондэйшн.

В разных обстоятельствах российский президент постоянно повторяет одно слово – «партнеры». Возможно, что жалобы Обамы по поводу обструкционизма Путина имеют смысл, но даже ближайшие союзники США ведут себя по отношению к Обаме в точности, как и Путин. Во всем зависимый от США Израиль пренебрегает его мирными инициативами, а глава правительства Нетанияху публично отчитывает Обаму. Даже парламент Великобритании  — ближайшего союзника по «Атлантическому союзу» провалил предложение премьер-министра Камерона об участии в ударе против Сирии.

За истинное и равноправное партнерство Путин бы дорого заплатил. Российские представители в США все эти годы войны в Сирии неустанно твердят, что дело не в Сирии, а в том, что без России не будет больше решений ни одного из важных мировых вопросов.

Правда, в Вашингтоне знают, что Путин не способен заставить Асада уйти, а это на сегодня необходимое условие для переговоров всех анти-асадовских сил. Знают, что в Сирии завязаны интересы крупнейших (некоторые говорят даже государствообразующих) российских корпораций Газпрома и Росвооружения. Одна все это вопросы тактические и решаемые в переговорах.

Не так трудно договориться с иранцами, изнывающими под организованным США жесточайшим режимом санкций. Если Обаме важна Сирия (да и Ирак в придачи), то придется дать Ирану возможность достойного выхода из сложившегося кризиса и позволить иметь свою ядерную энергетику. И здесь легче похоже договориться с иранцами, чем с мощными лобби в Вашингтоне, заинтересованными в нагнетании враждебности к Ирану. Лобби Холодной войны победило в обамовском Вашингтоне. Им всегда нужен образ врага, нужны «плохие парни», чтобы обеспечить себе доходы независимо от того, кто у власти.  Враждебность к Ирану является и краеугольным камнем, на котором строится деятельность и мощного произраильского лобби. Дело не только в том, что «иранская угроза» уже 15 лет служит для отвлечения внимания от оккупации Палестины. Иранский ядерный потенциал создает совершенно новую ситуацию на Ближнем Востоке. Для создания равновесия страха, обзаведутся своей бомбой Саудовская Аравия и Эмираты. Собственно, их бомбы уже давно лежат оплаченные на складах в Пакистане. Со временем приобретут ядерный потенциал Египет, Ирак, да и Сирия когда-нибудь.

Израиль перенял американскую военную доктрину в миниатюре. Как США культивируют уверенность, что им необходимы вооруженные силы, способные воевать со всем миром, так и Израиль строит свою военную стратегию на том, чтобы быть способным справиться со всеми своими потенциальными противниками вместе. Вступать в новый виток гонки ядерного вооружения со своими богатыми соседями Израиль не может себе позволить ни экономически, ни политически. Потому и старается оттянуть неизбежное появление ядерного оружия в регионе. Скорей всего, именно ядерное оружие принесет на Ближний Восток больше стабильности, однако ограничит вседозволенность тех, кто распоряжался здесь раньше. Научиться думать по-новому непросто ни в Израиле, ни в США, ни в арабском мире.
* * *
От Обамы можно ожидать неожиданного и оригинального решения, как это случилось в Ливии. Тогда он отказался принимать рекомендации военных о вторжении, а несколько раз отсылал их для разработки других вариантов, хотя их не так много, но надо спасать лицо.
Как только появились сообщения о готовящейся американской атаке на Сирию, я позвонил в Каир знакомому, бывшему офицеру сирийских ВВС. Он занимается там какими-то закупками для анти-асадовских повстанцев. На мой вопрос он усмехнулся и сказал «Мы там в Сирии готовы ко всему. Особенно к тому, что ничего не случится».
Скорей всего война в Сирии закончится тем, что стороны окончательно разбегутся по своим анклавам, и затем последует массивная миротворческая миссия (скорей всего арабская), которая разведет стороны, и будет сохранять порядок, пока все остынет. Случится ли это через 3 года, как в Югославии или через 30 лет невозможно сказать.
Именно поэтому можно верить американскому гос. секретаю Джону Керри, что силы Асада применили химическое оружие. Оно неэффективно против бойцов в противогазах, но имеет устрашающее действие и способно заставить гражданское население бежать. Район применения химического оружия как раз лежит в зоне между Дамаском и населенными алавитами прибрежными районами Сирии. С военной точки зрения, действия войск Асада в последнее время сосредоточены  на создании этого территориального коридора.
Даже с прибытием подкреплений из Ливана, Ирана и Ирака, у милиций Асада не не хватает сил ни на Алеппо, ни на выполнение других боевых задач. По опубликованному в среду 28 августа отчету Вашингтонского института Ближнего Востока, от 12 дивизий, имевшихся в Сирийской армии в 2010 в распряжении Асада осталось всего три.
* * *
Дело разумеется не в Асаде. Его режим не смог справится с демократическим народным протестом. В первые месяцы сирийской революции эксперты недоумевали, почему режим Асада действует вопреки всем учебникам только кнутом безо всякого пряника. Скоро выяснилось, что ради того, чтобы уцелеть,  режим развязал кровавую этническую и религиозную войну. Странно думать, что исламские шиитские фундаменталисты из Хизбаллы, иранских Стражей исламской революции или иракские шиитские бригады Эл Садр и Зейнаб сражаются за семью Асада и тем более, за идеалы светского арабского социалистического социализма. Режим Асада очевидно закончится, однако если не оставить никакого выхода, то режим действительно может решиться на отчаянные шаги.

В 1994 году в рамках проекта фильма о советском шпионаже в Израиле мне устроили встречу в бывшим шефом советского отдела ЦРУ и старшим советником президента Эйзенхауэра. Звали его Рой Килъю, одним из творцов «Меморандума 68», на десятилетия определившего стратегию Холодной войны и в общем действующего до сих пор. Фамилия звучит, как «убью тебя», хотя пишется по-английски иначе. О шпионаже я узнал от него мало, на мои вопросы он обращал мало внимания. Зато он мне больше часа подробно и с увлечением на примерах объяснял, как именно при Эйзенхауэре, уже после смерти Сталина была отстроена колоссальная машина Холодной войны. Килъю явно гордился своим делом, и уже после краха СССР вовсе не считал, что надо и дальше бежать по проложеннок им и его коллегами колее.  Президентство Обамы обещавшее «перемены, в которые вы поверите» очевидно, не выбралось из этой колеи.  Однако дело и не в Обаме. С лидерством Америки в мире считались до тех пор, пока Америка поддерживала сложившийся после Второй мировой войны порядок. Как только США стали нарушать этот порядок, то стал теряться престиж, международная поддержка и желание сотрудничать.

Пришло время всей американской политической элите вспомнить, что в дипломатии есть и другие способы, кроме ракетных ударов и подкупа иностранных тиранов. У Америки есть пока самая большая дубинка, но ее устрашающая сила все уменьшается.

Михаэль Дорфман

Посмотреть также...

«Решимость изменить реальность, наполняют меня гордостью за людей и их ежедневный маленький подвиг».

01/24/2021  18:06:19 Кушнир Алекс «Из всех мест, в которых мне довелось побывать на прошедшей неделе, …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *