Генрих Гейне — романтик и бунтарь

108016659_large_71b6e4e50d1

Декабрь 15, 2013   1:10:33 PM

Гейне — сумрачный германский гений — родом из Дюссельдорфа. Родился он чуть раньше Пушкина, а умер немного позже. В общем, они современники.
Heinrich_Heine-625x364[1] (625x364, 221Kb)
Генрих Гейне (1797-1856), немецкий поэт и прозаик, критик и публицист, которого ставят в один ряд с Гете, Шиллером и Г. Э. Лессингом.


Ненавидимый нацистами классик немецкого романтизма Генрих Гейне

Уходит Счастье без оглядки.
Не любит ветреница ждать.
Рукой со лба откинет прядки,
Вас поцелует — и бежать.

А тетка Горе из объятий
Вас не отпустит, хоть стара.
Присядет ночью у кровати
И вяжет, вяжет до утра.
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)

Генрих Гейне считается последним поэтом «романтической эпохи» и одновременно её главой. Он сделал разговорный язык способным к лирике, поднял фельетон и путевые заметки до художественной формы и придал ранее не знакомую элегантную лёгкость немецкому языку. На его стихи писали песни композиторы Франц Шуберт, Роберт Шуман, Рихард Вагнер, Иоганн Брамс, П. И. Чайковский и многие другие.

scOl5VB8j9I[1] (376x500, 212Kb)

Родился 13 декабря 1797 года в семье обедневшего еврейского купца в Дюссельдорфе, торговавшего тканью. Кроме него в семье росли ещё трое детей — Шарлотта, Густав и Максимилиан. Первоначальное воспитание Генрих получил в местном католическом лицее, где ему была привита любовь к пышности католического богослужения. Воспитанием сына серьёзно занималась мать Бетти (Пейра). Образованная и мудрая женщина, она хотела обеспечить Генриху хорошее образование.

После изгнания французов и присоединения Дюссельдорфа к Пруссии Генрих переходит в экономическое училище. После этого Генриха отправили на стажировку во Франкфурт-на-Майне. Это была попытка сделать из мальчика продолжателя родовой финансово-торговой традиции. Но она провалилась, и Генрих вернулся домой. В 1816 году родители отправляют сына в Гамбург, где у его дяди, Соломона Гейне, был банк. Как настоящий педагог, он дал Генриху возможность раскрыть свои способности и поставил племянника во главе маленькой компании. Но Генрих «успешно» провалил дело меньше, чем за полгода. Тогда дядя поставил его вести бухгалтерские счета, но Генрих всё больше увлекался лирикой. Поссорившись с дядей, Генрих снова возвращается домой.

За три года, проведенные у Соломона, он влюбился в свою кузину Амалию, дочь дяди Соломона. Любовь осталась безответной, и все переживания Генриха нашли выход в его стихах — особенно хорошо это видно в «Книге песен».

Кто влюбился без надежды,
Расточителен, как бог.
Кто влюбиться может снова
Без надежды — тот дурак.

Это я влюбился снова
Без надежды, без ответа.
Насмешил я солнце, звезды,
Сам смеюсь — и умираю.
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)


Родители дали согласие на поступление сына в университет. Сначала он поступил на юридический факультет Боннского университета. Но, прослушав всего одну лекцию, Гейне увлекается посещением лекции по истории немецкого языка и поэзии, которую читал Август Шлегель. В 1820 году Гейне переходит в Гёттингенский университет, однако его исключают за вызов одного из студентов на дуэль, которым он отреагировал на оскорбления. С 1821 по 1823 год Гейне учится в Берлинском университете, где слушает курс лекций у Гегеля. В это время он приобщается к литературным кругам города. В 1825 году перед получением диплома доктора он вынужден был креститься, так как дипломы выдавались только христианам.
gejneg_2[1] (340x536, 130Kb)

Поддержка Гейне Июльской революции 1830 года заставила поэта, уставшего от постоянной цензуры, переехать в Париж. Только после 13 лет, проведенных во Франции, Генриху повезло снова оказаться на родине. Летом 1848 года по Европе прошел слух о смерти поэта, на самом же деле он, попрощавшись в мае с белым светом, оказался прикованным к кровати из-за болезни. Ещё в 1846 году у него начался прогрессирующий паралич, но он не потерял интереса к жизни и продолжал писать. Даже после восьми лет болезни Гейне не сдавался и даже сохранил чувство юмора. В 1851 году вышел его последний сборник — «Романсеро». В сборнике чувствуются скептицизм и пессимизм. Вне всякого сомнения, в нём отразилось физическое состояние поэта.

Самые известные в России стихотворения Гейне — «Лорелея», которую знают все школьники, изучающие немецкий, и «Сосна», которую перевёл М.Ю. Лермонтов:

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна.
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.
И снится ей всё, что в пустыне далёкой,
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утёсе горючем
Прекрасная пальма растёт.

Этот талантливый перевод грешит двумя неточностями. Немецкое слово Fichtenbaum, «сосна», — мужского рода, то есть это стихи о несчастной любви мужчины к женщине. А Morgenland (у Лермонтова — «край, где солнца восход») означает не что иное, как Ближний Восток. У Гейне здесь очевидная отсылка к пустыням и утёсам Палестины. Не случайно перевод Лермонтова называют вольным.

Гейне был необыкновенно популярен в Германии, но его отношения с современниками не были гладкими. «Гейне брызжет своим ядом на врагов», — говорили про него. В нескольких немецких землях его книги были запрещены. Один писатель обещал Гейне «найти и придушить» его, если тот напишет хотя бы одно плохое слово по его поводу. Кузены поэта потребовали убрать любые упоминания об их семье из готовящихся к печати «Мемуаров» Гейне взамен на возобновление стипендии.

Гейне шутил обо всём на свете. «История литературы — это большой морг, где всякий отыскивает покойников, которых любит или с которыми состоит в родстве».



Над пеною моря, раздумьем объят,
Сижу на утесе скалистом.
Сшибаются волны, и чайки кричат,
И ветер несется со свистом.

Любил я немало друзей и подруг.
Но где они? Кто их отыщет?
Взбегают и пенятся волны вокруг,
И ветер протяжно свищет.
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)


Четверть века Гейне прожил в Париже. Франция стала его второй родиной. В 1834 году в одной из парижских лавок тридцатисемилетний Гейне встретил свою будущую жену — дочь крестьян, сироту, детство которой прошло во французской глуши. В Париж Матильду Миру забрала тетушка-башмачница. Матильда была очаровательной, доброй девушкой, которая при всех своих достоинствах не умела в девятнадцать лет ни читать, ни писать.

Последние годы жизни Гейне был прикован к постели, которую с горькой иронией называл «матрасной могилой».

Одним из его любимых посетителей стал Карл Маркс.
Гейне был дальним родственником Карла Маркса по материнской линии. Примечательно, что, познакомившись в 1843 году в Париже, они не подозревали о своём родстве. Поэт был очарован умом этого молодого философа и почти ежедневно приходил на улицу Вано поговорить о политике и литературе. Оба они разделяли пристрастие к французским утопистам. Карл призывал Гейне поставить свой поэтический гений на службу свободе: «Оставьте эти вечные любовные серенады и покажите поэтам, как орудовать хлыстом».

После прихода Гитлера к власти нацисты быстро поняли, с кем состоит в родстве этот «истинно-немецкий» поэт. Его книги были изъяты из всех библиотек и сожжены
В годы нацизма в Германии Гейне был запрещен, и все его памятники были разрушены. Среди книг, которые нацисты публично сжигали в 1933 году, были и работы Гейне. Эти костры подтвердили его гениальное пророчество: «Где они сжигают книги, будут позже жечь людей».

В 1911 году Джон Доу сказал о Гейне: «Этот поэт создал многих вещей, которые будут жить и тогда, когда и Германии и немцев, вероятно, не будет и в помине.»

heinrich%20heine[1] (500x351, 124Kb)

На стихи Гейне писали музыку многие композиторы, в том числе Шуберт и Шуман. В честь поэта учреждены две литературные премии: в 1956 году Министерством культуры ГДР «Генрих Гейне» и в 1972 году премия в его родном городе Дюссельдорфе.
Когда тебя женщина бросит, — забудь,
Что верил ее постоянству.
В другую влюбись или трогайся в путь.
Котомку на плечи — и странствуй.

Увидишь ты озеро в мирной тени
Плакучей ивовой рощи.
Над маленьким горем немного всплакни,
И дело покажется проще.

Вздыхая, дойдешь до синеющих гор.
Когда же достигнешь вершины,
Ты вздрогнешь, окинув глазами простор
И клекот услышав орлиный.

Ты станешь свободен, как эти орлы.
И, жить начиная сначала,
Увидишь с крутой и высокой скалы,
Что в прошлом потеряно мало!
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)
gg2[1] (700x493, 297Kb)


Произведения Гейне легко читаются – отчасти потому, что он умел о многом сказать просто и коротко, а отчасти потому, что он никогда не вдавался в пространную полемику, предпочитая короткие стихи или прозу и легко переходя от одной темы к другой. Его популярность, но отнюдь не истинное его место в литературе, зиждется на стихах, на блестящих и неподражаемых песнях (Lieder), широко известных во всем мире. Он был не только прирожденным поэтом, но и блестящим прозаиком, соединяя в своих произведениях ясность Лессинга, которым он восхищался, с гением Ницше, который восхищался им.
Heine-Grab[1] (440x600, 226Kb)

Двое перед разлукой,
Прощаясь, подают
Один другому руку,
Вздыхают и слезы льют.

А мы с тобой не рыдали,
Когда нам расстаться пришлось.
Тяжелые слезы печали
Мы пролили позже — и врозь.
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)


Весь свой творческий путь Гейне прошел с острым сознанием несовместимости высокой мечты и действительности. Оставаясь страстным мечтателем, он всегда был тесно связан с реальностью, и высшее счастье мыслилось им как земное счастье земных людей. И сегодня, в XXI веке, Гейне не постарел и не устарел. Откройте любое из его стихотворений, и вы в этом убедитесь. Закончим же рассказ о судьбе и творениях великого поэта теми же словами, какими завершил поэму «Германия. Зимняя сказка» Генрих Гейне:
Над буйно поющим пламенем строф
Не властен никто во вселенной.
heine6[1] (572x534, 155Kb)
Поэт, который делал читателей счастливыми, умер 17 февраля 1856 года в Париже. Его последними словами были: «Писать! Бумаги, карандаш!»
Гейне похоронен в Париже на кладбище Монмартр.
Geine4[1] (450x600, 149Kb)
Могила Генриха Гейне.
Кладбище Монмартр, г. Париж

«Право, не знаю, заслуживаю ли я того, чтобы гроб мой украсили когда-нибудь лавровым венком. Поэзия, при всей моей любви к ней, всегда была для меня только священной игрушкой или же освящённым средством для небесных целей. Я никогда не придавал большого значения славе поэта, и меня мало беспокоит, хвалят ли мои песни или порицают. Но на гроб мой вы должны возложить меч, ибо я был храбрым солдатом в войне за освобождение человечества!»
heinrich-heine-statue[1] (377x700, 333Kb)

Надгробный памятник Генриху Гейне установлен не только в Париже. После многих лет непризнания немцы украсили и свою Унтер ден Линден памятником их великого поэта.

Не подтрунивай над чертом,
Годы жизни коротки,
И загробные мученья,
Милый друг, не пустяки

А долги плати исправно.
Жизнь не так уж коротка, —
Занимать еще придется
Из чужого кошелька!
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)
3[1] (660x495, 477Kb)

Цитаты Генриха Гейне
0_4f042_bda2ccfb_XXL[1] (300x63, 17Kb)
Чем выше человек – тем легче попадает в него стрела насмешки; в карликов попадать труднее.

***
Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их.

***

Женская ненависть, собственно, та же любовь, только переменившая направление.

***
 Когда уходят герои, на арену выходят клоуны.

***
Если великая страсть овладевает нами во второй раз в жизни, у нас, к сожалению, нет уже прежней веры в ее бессмертие…

***
Что такое любовь? Это зубная боль в сердце.

***
Единственная красота, которую я знаю, — это здоровье.

***
Каждый человек — это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история.

***
Мудрость существует в единственном числе и имеет точные границы, а глупостей тысячи и все они безграничны.

***
Молчание — английский способ беседовать.

***
Когда порок грандиозен, он меньше возмущает.

***
ДОБРО лучше красоты.

***
Не занятый делом человек никогда не может насладиться полным счастьем, на лице бездельника вы всегда найдете отпечаток недовольства и апатии.

***
Принято прославлять драматурга, умеющего извлекать слезы. Этим талантом обладает и самая жалкая луковица.

***
Если в нас любовь живет, мы вечные.

***
Все здоровые люди любят жизнь.

***
Ангелы зовут это небесной отрадой, черти — адской мукой, а люди — любовью.

***
Глубочайшая истина расцветает лишь из глубочайшей любви.

***
Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их.

***
Женщина – одновременно яблоко и змея.

***
О, этот рай! Удивительное дело: едва женщина поднялась до мышления и самосознания, как первой ее мыслью было: новое платье!

***
Я бы не сказал, что женщины не имеют характера, – просто у них каждый день другой характер.

***
Женщины творят историю, хотя история запоминает лишь имена мужчин.

***
Немецкие женщины опасны своими дневниками, которые может найти муж.

***
Женщины знают только один способ нас осчастливить и тридцать тысяч способов сделать нас несчастными.

***
Да, женщины опасны; но красивые не так опасны, как те, которые обладают умственными преимуществами более, чем физическими. Ибо первые привыкли к тому, чтобы мужчины ухаживали за ними, между тем как последние идут навстречу самолюбию мужчин и, приманивая их лестью, добывают больше поклонников.

***
 Когда-то я думал, что всего ужаснее женская неверность, и, чтобы выразиться как можно ужаснее, я называл женщин змеями. Но увы! Теперь я знаю: самое ужасное – то, что они не совсем змеи; змеи ведь могут каждый год сбрасывать кожу и в новой коже молодеть.

***
 

 

 

Hhein_LJ-12-1[1] (313x376, 53Kb)
Каждый человек — это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история.

Посмотреть также...

СанСпарк Центр знаний 23 года прокладывает детям путь в мир хай-тека

1 июля исполняется 23 года компании “Сан Спарк — Центр Знаний”, которая работает в сфере …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *