ГРЫЖА /быль/

Борис Брин                                                          

 БОРИС БРИН.

03/27/2015   12:18:29

Омофоны — слова, которые произносятся

одинаково, но пишутся по-разному и имеют

разные лексические значения.

Энциклопедия.

 

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется…

Федор Тютчев.  

                                                                                                                                                                            

История, о которой я хочу рассказать, началась еще в СССР – стране о которой нынешнее поколение знает только понаслышке. Во время очередного медосмотра врач, прощупав мой живот, неожиданно заявил: «Грыжа» и это слово прозвучало для меня как гром с ясного неба. Спустя неделю, я лежал в больнице и несколько дней готовился к предстоящей операции. Её делали под местным наркозом. У меня на груди поставили ширмочку, однако я имел возможность следить за ходом дела на обрамляющем над операционным столом лампу обруче из нержавейки, который успешно выполнял для меня роль зеркала. Никакой боли я не чувствовал и в течение всей операции болтал с хирургом о рыбалке. Меня продержали в больнице пока зажил разрез и, спустя неделю, сняв швы, отпустили домой.

Прошло немало лет. СССР за это время исчез, а я оказался в Америке. Однажды, поднимая на работе мешок к песку я, вдруг почувствовав в животе кратковременную резкую боль. В перерыве созвонился с врачом, и он назначил мне встречу. Врач русский язык не знал, но с трудом мы друг друга всё же поняли. Внимательно осмотрев и ощупав мой живот, он уверенно произнёс: «Херня». Я к тому времени освоил лишь немножко английских слов и очень удивился, услышав, что врач знает этот не совсем цензурный вариант русского слова «Ерунда». Он произносил его довольно чётко, хотя с некоторым английским акцентом. Еще больше я удивился, когда и хирург, осмотрев меня, назначая день и время операции, несколько раз повторил эту же, не совсем цензурную, оценку моей проблемы.

Когда я явился в назначенный час, меня переодели в больничную одежду и, уложив на кровать, соединили с капельницей и различными приборам измеряющими давление, пульс и температуру. Периодически меня навещали медработники, записывали показания приборов и задавали различные вопросы на английском, большинство из которых я, несмотря на все их усилия, так и не сумел понять. Видимо из-за этого они все ругались, даже молодые девушки постоянно повторяли «Херня». Спустя несколько часов меня отвезли в операционную, на лицо наложили маску, я успел услышать ещё раз знакомое «Херня» и вырубился. Пришел в себя в палате, через час меня выписали и выдав инструкцию, где было указано что, когда делать, отправили домой. Согласно инструкции, на следующий день я снял наклейку закрывающую разрез, спустя несколько дней — скрепляющие его узкие полоски лейкопластыря и, после посещения врача, из всех слов которого понял лишь повторенное несколько раз «Херня», был выписан на работу.

На работе, во время перерыва, я вкратце, используя свой скудный запас слов и жесты, рассказал сослуживцам о своих приключениях, заметив при этом, что американские врачи ругаются по-русски. Один из моих американских друзей поинтересовался: какие ругательства они используют. Услышав от меня «Херня», все долго смеялись. Отсмеявшись, мне объяснили, что это слово по-английски значит «Грыжа». Я не поверил, пользуясь моим незнанием языка, меня неоднократно пытались разыграть, однако после работы, помотавшись по интернету, убедился, что это правда. «Hernia» — не только на английском, но и на латыни, которой пользуются врачи, означает «грыжа» и термин «страдать херней» возник из-за того, что когда-то желающим уклониться от армии врачи за взятку ставили именно этот диагноз.

Через год, когда мне вырезали еще одну грыжу, я был уверен, что с ними наконец покончено навсегда. Однако, спустя некоторое время после того как я вышел на пенсию, на животе, который вырос от вынужденного безделья, чуть выше пояса, появился выступ в виде полусферы, чуть больший половинки мяча для гольфа. Грыжа не болела и не беспокоила, поэтому к врачам обращаться не было никакого желания. К тому же операция стоила дорого, страховка покрывала не всё, надежды, что грыжи прекратятся, уже не было и я решил её не трогать. Зимой грыжа под одеждой не была заметна, а летом я старался носить необтягивающие тело просторные майки с короткими рукавами.

Как-то, гуляя в парке с внуком, мы попали под дождик. Теплый, летний, мелкий дождик в жару был настолько приятным, что кроме одного деда, тоже гуляющего там с внуком, под навес, который мог легко вместить всех, никто не прятался. Дождик быстро закончился, влажная тоненькая майка приятно облегала тело и, наблюдая за играми детей, я совсем не подумал о том, что из-за мокрой майки моя грыжа может стать заметной. Неожиданный резкий, хотя и не очень болезненный, но довольно ощутимый тычок прямо в грыжу прервал мою идиллию.

— Что это у тебя такое? — вопрошал меня вылезший из-под навеса старик, бесцеремонно тыкая пальцем в выступавшее под мокрой майкой полушарие грыжи.

Я оторопел от такого нахальства и неожиданно для самого себя выпалил:

— Херня!

— Какая ещё такая херня?

— Та самая. Быстро убери руки, а то…

Я не договорил, старик мигом отпрыгнул и снова спрятался под навес. Несмотря на то, что он несколько лет ходил на курсы английского языка, я не был уверен, что этот человек понял значение сказанного мной слова — «грыжа» и изредка замечая брошенные на меня странные взгляды, вновь усевшегося под навесом старика, всё больше сомневался в этом. Всё же я был рад, что сумел от этого зловредного деда так легко отделаться и выкрутиться из столь неопрятной для меня передряги. Вскоре я напрочь забыл об этом случае. Если бы я знал к каким последствиям это приведет…

К сожалению, история с грыжей на этом не закончилась. Спустя две недели, во время очередной прогулки с внуком по парку, гуляющий с коляской молодой папаша, с которым мы, увлёкшись, обсуждали очередной чемпионат, вдруг заметил:

— Чего это бабы нас преследуют? Раньше сидели спокойно на скамейках, а теперь куда мы — туда и они, как приклеенные.

Я посмотрел вокруг и оторопел. Большинство скамеек были пустыми, на некоторых, в том числе под навесом, сидело несколько стариков и парней, а все бабушки, молодые мамы и даже забросившие свои игры девушки-подростки крутились возле нас и тщетно пытались спрятать бросаемые на нас раз за разом заинтересованные взгляды. Я был ошарашен, никакое объяснение создавшейся на моих глазах ситуации в голову не приходило. Куда бы мы не направлялись, наш непонятный эскорт не отставал. Ни я, ни мой собеседник не понимали в чём дело.

Возможно я еще долго терялся в догадках, если бы проходя в сопровождении разномастного женского эскорта мимо навеса возле детской площадки, не перехватил брошенный на меня оттуда злобный, ненавидящий взгляд одиноко сидящего там старика. Всё сразу стало ясным. Этот старый сплетник, надеясь мне досадить, открыл всем, случайно узнанную им, мою тайну и, вероятно, не догадываясь о грыже, рассказал им свою версию того, что узнал. Возможно только предполагать и догадываться, что он им обо мне наврал, однако эффект от этого оказался для него совершенно неожиданным.

Но мне он всё же досадил. Слух распространился мгновенно и ни в одном из близлежащих парков я не могу теперь появиться, не привлекая пристального внимания представителей прекраснейшей половины человечества. Бремя славы оказалось для меня слишком тяжелым и, хотя грыжа меня совсем не беспокоит, видно придется её всё же вырезать. А что делать???

Посмотреть также...

Жизнь имени Миронова

04/14/2021  11:48:04 Дружба с Андреем Мироновым определила его жизнь – сначала он создал театр его …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *