Реклама
Реклама

Для ликвидации Абхазской государственности, Грузия должна способствовать ее признанию на международном уровне». Перевод с грузинского.‏

Реклама
shmulevich_10_s (1)
Декабрь 17, 2013   11:49:35 AM
С точки зрения ликвидации Абхазской государственности, Грузия должна способствовать ее признанию на международном уровне“. Перевод с грузинского.
Нино Хачидзе, Журнал „Тбилиселеби“, № 50 номер — от 9 декабря 2013 г.

Последние месяцы грузинский фактор вызвал настолько сильные разногласия в абхазской правящей элите, что на этой почве был отправлен в отставку глава Совета безопасности Республики Абхазия Станислав Лакоба. Причиной разногласий является паспортизация, то есть, выдача абхазских паспортов не имеющим абхазского гражданства этническим грузинам, жителям приграничного с Грузией Гальского района. Очень многие, в том числе и Глава Нацбеза Лакоба, выступают против, тогда как Президент Александр Анкваб — за. Обшественность Абхазии рассматривает несколько вариантов решения «грузинской проблемы» –от полного отстранения Галських грузин от общественно-политической жизни Абхази, до признания их «огрузиневшимися абхазами» и принятия мер по их «возвращению в лоно абхазского народа».

Какой риск несёт актуализация этой проблемы для признанной всего лишь пятью государствами Абхазии, и почему именно грузинский фактор дал трещину в рядах до последнего временно единодушной команды абхазской политэлиты? — Ответы на эти вопросы узнаем от политолога Авраама Шмулевича.

— По какой причине паспортизация грузин, проживающих в Гальском районе, стала столь болезненной проблемой, почти катализатором внутреннего противостояния?

— Это противоречие было изначально заложено в основании абхазского государства. они изначально строили этническое государство – то есть, государство только для абхазов, что полностью противоречит той политической модели, которая принята в цивилизованном мире. В этом смысле, абхазский опыт был бы весьма интересным, потому что, хотя современная либеральная модель достаточна хороша, у нее есть свой недостатки. Я думаю, ни в одной стране нет того положения, что существует в Абхазии – когда, например, только этнический абхаз может стать Президентом, а для граждан неабхазской национальности пост главы государства закрыт. Армянская обшина, мягко, но отстраняется от позиции политической власти, известно и положение этических русских, которых зажимают…
Когда Абхазия была в полной изоляции, на это особого внимания никто не обращал, но как они собираются с этой моделью жить дальше, я не очень понимаю.

— Тем не менее, армяне живущие в Абхазии полностью контролируют бизнес, если верить некоторым источникам, абхазы не допускаются в местный бизнес.

— Армяне очень конкурентноспособная и сплочённая община – не думаю, что существует какая-та дискриминация абхазов, я об этом не слышал, но абхазы не слишком любят работать, если быть более политкорректными, скажем так — армяне очень конкурентоспособны в бизнесе. Это мы видим не только в Абхазии, но и по всему Кавказу, и по всему миру. В этом смысле абхазы проигрывают, но политическая власть в их руках.

— Если верить им – в Абхазии проживает больше армян, чем грузин, но актуальным стала паспортизация грузин, а не армян?

— Так ведь армяне имеют абхазское гражданство, абхазские паспорта, в отличии от грузин Гальского района. Армянам не нужна паспортизация, в отличие от грузин. Хотя я несколько лет назад я слышал мнение одного абхазского бизнесмена, что следующая война в Абхазии будет между абхазамы и армянамы. Но на данный момент армянский вопрос не актуален. Понятно, почему актуален грузинский вопрос. Грузия и реально является противницей Абхазии, и на эмоциональном уровне они по другому относятся к грузинам. Кроме того, армяне до сих пор не выдвигали никаких политических требований. Они со времен войны с Грузией считаются союзниками абхазов. Тот статус-кво, который сложился в отношении армян – не нарушается ни армянской общиной, ни абхазами, так что паспортизация грузин для абхазов намного актуальней. С другой стороны, русских на самом деле дискриминируют в Абхазии, но это не обретает политической актуальности, потому что Россия закрывает глаза на это.

Я не очень понимаю, как абхазы собираются дальше жить с этой моделью. Чтобы легитимизировать эту модель, необходимо глубокий уровень анализа, большое политическое искуство. У меня четкое представление, как я однажды уже писал — что отношение абхазов к неприятной для них реальности можно определить как «синдром страуса в осаждённой крепости». Не только абхазское массовое сознание, но и их политологи, интеллектуальная прослойка и политическая элита, слой «думающих людей» — склонны просто закрывать глаза на существующие проблемы, а когда начинаешь им об этого говорить, это, как правило, вызывает отрицательную реакцию. Так невозможно решить проблемы.

-Анкваб поддерживает паспортизацию гальских грузин – у него просто цивилизованный подход к проблеме, или в чем может быть причина?

— Я не знаю, о чем думает Анкваб, я не сижу в его голове, но есть два варианта. Первый: противники упрекают его, и вполне справедливо, что власти Абхазии использовали голоса гальских грузин еще со времен Багапша. Это модель не очень хорошая, но принято ее использовать, в том числе, в Грузии, когда нацменшинства, которые зависят от центральной власти, голосуют за нее.

— Эта модель распространена во всем мире, не только в Грузии.

-Да. Тоже самое здесь. Этнические грузины – жители Абхазии – зависят от центральной власти, правительство имеет рычаги давления на них. Может давать им преференции, защиту, а может и наоборот, и они, естественно, будут голосовать именно за тех, кто сейчас находится у власти. Повтораю, эти обвинения высказывались в отношении Багапша, и высказываются против Анкваба, и высказываются совершенно справедливо. Кроме этого, если Абхазия хочет легитимизировать свое государство, и не только в глазах каких-то папуасов Тихого океана, она должна привести свою политическую модель в соответствие с тем, что принято в цивилизованном мире. Любая попытка Абхазии выйти в цивилизованный мир, поставит вопрос дискриминации этнических грузин в Абхазии. Возможно, сам Анкваб или какие-то его соратники – тот же Лакоба или Чирикба, люди высокобразованные, которые жили на Западе – понимают западные реалии, и знают, что дальше так продолжаться не может. Но абхазы пропустили время – если они хотели создать модель апартеида…

-В свое время надо было выдворить всех грузин?

— Да. Этническую чистку, которая не доводится до конца, лучше не начинать.

Кроме того, и нужно было придумать какую-то модель, которая бы оправдало созданное в Абхазии положение в глазах мирового сообщества. Создать альтернативную политологическую модель, которая стала альтернативой принятой во всём мире либеральной модели «государства всех граждан». Лично мне интересно было на это посмотреть, но это – сложная задача, и у абхазской элиты не хватает ни интеллектуальной смелости, ни интеллектуальной мощи на её решение. Да они этот вопрос и не ставили — они жили в своей абсолютно ненормальной ситуаций не думая о том, что когда-нибудь этот вопрос будет ставиться.

-Я буквально недавно слышала очень интересное мнение от абхазов – что гальские грузины, которых они устойчиво называют мингрелами, подчеркивая этим, будто мингрелы не грузины, это огрузинившиеся абхазы, и их нужно вернуть к абхазским корням. Это спонтанная идея?

— Очень может быть – так же, как и какое-то количество сегодняшних абхазов — это обабхазившиеся грузины. Для Кавказа характерна, как я её называю, «модель плавающей этничности» – когда этничность как бы «перетекает» с одних групп людей на другие, люди могут менять в течение одного-двух поколений свою этническую самоидентификацию, воспринимать этническое самосознание, культурные ценности и стереотип поведения другого этноса, и становиться его частью.
Но в отношении возвращения гальским грузинам абхазской этнической самоидентификации — этот поезд ушел. Если абхзаы хотели делать это, должны были начинать десять-пятнадцать лет тому назад, вести пропагандистскую работу, выработать идеологию, начать обучение их мингрельскому языку и т. д. Этого они не делали, и мне непонятно, как они будут это делать дальше.

-По их комментариям я так поняла – запретить грузинские школы, грузинскую литературу, историю.

-Если абхазы действительно начнут такую политику, это будет просто государственное самоубийство для них, настолько это противоречит всем международным нормам, и, кроме того — когда вы запрещаете представителям какого-то народа изучать свой язык, это вызывает резкое противодействие, и если сегодня гальские грузины более или менне лояльны к Абхазии, то, если им закроют грузинскую школу и начнут их дискриминацию – это вызовет протест вплоть до вооруженного сопротивления. Кроме того – хотя непонятно, что из себя представляет сегодня грузинская политика, грузинское общество не сможет закрыть на это глаза, и поддержит гальских грузин, в том числе и на международном уровне, вызовет давление со стороны ведущих стран Запада и правозащитных организаций не только на Абхазию, но, что еще более действенно, и на Россию. Это самый короткий вектор по пути ликвидации Абхазии.

-Да, такая политика точно будет работать на национальные интересы Грузии. И очень интересный импульс – они рассматривают разогревание „мингрельского сепаратизма“ за Ингури, озабоченные правами сваном и мингрелов.

— Мингрельский сепаратизм – это не кастрюля, которую можно поставить на огонь и разогреть.

-Я задаю этот вопрос исходя из того, что 200 лет Российская империя разогревала мингрельский и сванский сепаратизм, точнее, старалась разогреть, но ничего не вышло. Странно как то вновь взяться за это. При том, что во время войны 2008 года, у меня сложилась впечатление, что российские войска, которые бродили по Самегрело, ждали, что население перейдет на их сторону, что, естественно, не случилось, и не могло случиться.

— Достоверно знаю, что российские власти, Администрация президента РФ, рассматривали вопрос поддержки мингрельского сепаратизма – у них были экспертные оценки. Они пытались понять, можно ли мингрельский фактор использовать для развала Грузии. Вы знаете, это давняя идея российских экспертов, что Грузию нужно расчленить.

-Знаем.

-Эксперты пришли к выводу, что это неэффективно.

Мое личное мнение состоит в том, что мингрельский сепаратизм, возможно, и можно до какой-то степени «разогреть», если взяться за это умом, но это сложно, потому что мингрельский национализм направлен не на отделение от Тбилиси, а на завоевание Тбилиси.

-Поэтому очень странно это слышать от абхазов, которые лучше русских знают характер нашей государственности, нашей ментальности.

— Мингрелы хотят «завоевать» Тбилиси. Во всяком случае, так настроена значительная часть современных мингрелов, но можно было эту тенденцию как-то изменить.

-И у абхазов есть рычаги для достижения это?

— Что они могли бы сделать – например, развивать мингрельский язык, мингрельскую культуру, поддерживать идеологию мингрельской самобытности. Как я понимаю, сейчас в Грузии существует определённый зажим мингрельского языка, нет литературы, нет газет.

-Это не зажим – просто очень давно мы договорились, что нашим государственным языком будет картлийский диалект, все согласились, в первую очередь мингрелы. Вот и все.

-Это понятно – но всегда существует какое то внешнее давление, и будут мингрелы которые этим недовольны.

-Недовольство этим у нас считается плохим тоном.

-Нино, но мы говорим сейчас про абхазов.

-Я понимаю – но я поясняю, что и как воспринимает наше общество.

-Но абхазы могли бы это дело развивать. Они могли у себя развивать изучение мингрельского языка и культуры. Так же, как в Тбилси изучается абхазский язык, изучается абхазский фольклор, издается и т д. Понятно, что это имеет и политическое значение. Точно так же абхазы могли поступить с мингрельским языком. В Тбилисском Государственном Университете не преподается мингрельский – в отличии от абхазского языка, .который и изучается, и преподается.

-Абхазский – это второй государственный язык Грузии по нашеи конституции – естественно, что он преподается, а у мингрельского и сванского, так же, как у лазского, нет статуса.

-А вот абхазы могли бы создать у себя кафедру изучения мингрельского языка, истории именно мингрелов, как этноса, политической истории именно Мингрелии, они могли бы установить контакты с той же лазсской диаспорой в Турции. Одним словом, можно было бы начать играть, но они ничего не делали в этом направлении, и сегодня все надо начинать с нуля. Не думаю, что сегодня это быстро принесло бы им политические дивиденды,

-Ресурсы есть на это?

-Материальные ресурсы всегда найдутся. У них есть образованная интеллигенция, они могли бы найти ресурсы – но ничего этого не далается. У них очень странный подход и к своей истории – например, еще при старшем Кадырове чеченцы создали специальный отдел, взяли несколько ученых и по всем российским архивам начали искать документы по Чечне, копировать их и перевозить в чеченский архив. Ничего подобного нет у абхазов по отношении к своей истории. Они до сих пор не смогли даже создать полноценную систему образования на абхазском языке.

-Это я и имела в виду, говоря о ресурсах.

-Дело не в ресурсе, а в желании. Если бы они развивали мингрельский национализм, развивали бы не абхазское, а мингрельское сознание у гальских грузин, это бы им принесло большие политические дивиденды. Но как сегодня они собираются просто взять и переписать гальцев мингрелами, когда те себя считают и называют грузинами?. Если они хотят, чтобы гальские грузины называли себя мингрелами, надо помогать им ощутить себя мингрелами, учить мингрельский язык и т.д.. Я спрашивал абхазов об этом, но они не могут ответить. Повторю — поезд ушел, и им нужно или быстро и резко изменить свою политику, или же это останется пустыми разговорами, и будет все больше раздражать и гальских грузин, и Грузию, и мировое сообщество.

Отсутствие этого драйва, отсутствие инноваций связано с тем, что Абхазия копирует российскую модель. Тот, кто связывается с Россией, перенимает российскую политическую культуру, это как эпидемия – в Абхазию пришла та же коррупция, раскол общества. Российская политическая элита антинациональна – и точно такой же становится правящая абхазская элита. Ориентированная на собственное обогащение, коррумпированная – и это приходит в Абхазию с русскими войсками, с русскими деньгами. Это плата за нахождение под зонтиком России.

В данном случае абхазы, кроме пропагандистских лозунгов и репрессивных мер, вряд ли смогут предпринять какие-то шаги в отношении гальских грузин, и эта политика давления, в конце концов, развалит абхазскую государственность, так как находится в прямом противоречий с остальным миром.

Но я могу понять их беспокойство – сначала вопрос паспортизация гальских грузин, а дальше встанет вопрос о возвращении беженцев-грузин. Тем более, если мы говорим о грузинах, имеющих российское гражданство, которые могут вернуться в Абхазию из России.

-Я тоже часто спрашиваю их об этом – если Абхазию признает мировое сообщество, то никто не поймет в современном мире их категоричный отказ от возвращения беженцев, тем более, факт, что у людей нет возможности, посетить могилы близких.

— Мы и раньше с вами об этом говорили — Абхазии повезло, что она не признана никем. Если бы Абхазию признал международное сообщество, вопрос беженцев решался бы в международных судах. С точки зрения ликвидации Абхазской государственности Грузия должна способствовать ее признанию на международном уровне. И следующим шагом было бы возвращение всех грузинских беженцев. Возможно, Анкваб тоже понимает это.

 

С уважением
אברהם שמולביץ
Авраам Шмулевич
Раввин.
Председатель Международного Гиперсионистского Движения «Беад Арцейну» («За Родину!»).
Президент Института Восточного Партнерства (Иерусалим).
Стратегический Советник «Черкесского Конгресса» и «Черкесского Союза».
Материал предоставлен автором.
Реклама

Посмотреть также...

Экономика Израиля на фоне попытки предотвратить новую волну эпидемии. Обзор

06/24/2021  12:48:36 время публикации: 24 июня 2021 г., 06:23 | последнее обновление: 24 июня 2021 г., 08:48 Редакция …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама