Достоинство и … бонус

beke2
Надежда Ажгихина, Москва

Сентябрь 28, 2013   9:13:35 PM
В минувшую субботу на могиле редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова появился скромный памятник, поставленный на средства, собранные фондом имени погибшего журналиста.

Именно этот фонд, в котором состоят самые разные люди, не родственники и не публичные фигуры, а обычные жители небольшого городка, соседи, читатели, не давал Михаилу умереть четыре с лишним года после жестокого избиения, навсегда приковавшего Бекетова к постели. Точнее, фонд оформился уже потом, а сначала его будущие создатели просто кормили, умывали, возили к врачам, собирали средства и стучались во все двери, не давали забыть о Бекетове и о том, что преступники, его искалечившие, должны быть когда-нибудь наказаны.

У этих людей была своя жизнь и свои заботы. Как у всех. Но они выбрали то, что выбрали. Это благодаря им, в первую очередь, имя химкинского журналиста стало известно на весь мир.

Международная профессиональная награда, премия Российского Союза журналистов и даже государственная премия, известие о присуждении которой в Кремле все прочие лауреаты встретили овацией, — это и их заслуга. Премии, кстати, очень помогли продолжать необходимое и очень дорогое лечение. Разовых пожертвований зарубежных организаций и тех средств, которые СЖР, «Новая газета» и просто неравнодушные люди смогли собрать, недоставало. Некоторые коллеги, считающие себя защитниками демократических ценностей, писали и говорили о том, что не надо было принимать из рук коррумпированного правительства награду, и были очень довольны своей смелостью. Никто не мешал им скинуться и тот же миллион рублей передать на очередную госпитализацию, и даже снять кино о своем благородстве. Как никто не стал бы возражать, если бы наши олигархи, и даже просто топ-менеджеры или чиновники перечислили в фонд Бекетова пусть не квартальный бонус, а просто месячную зарплату. Хотя бы анонимно. Никто бы не посадил их в тюрьму, не направил налоговую инспекцию, не проклинал, — наоборот, внуки бы ими гордились, а духовники простили бы все грехи. Но почему-то не случилось, и помогали, в основном, люди небогатые.

Можно ли было спасти Бекетова, если бы сразу после трагедии, немедленно ему оказали бы самую современную и высокотехнологичную медицинскую помощь?

Можно ли было вообще предотвратить трагедию тогда, четыре с половиной года назад?

Каждое убийство журналиста – это обвинение живущим. Не криминальным исполнителям, не коррумпированным героям расследований, — коллегам, читателям, безразличным прохожим.

Бекетову угрожали множество раз. После публикаций о злоупотреблениях в городском хозяйстве, продаже земли и строительных объектов, не только в ходе кампании в защиту Химкинского леса, о которой все знают. Изувечить, а не убить его обещали после статьи о разрушении памятника погибшим летчицам Великой отечественной войны, — место памятника было продано под коммерческую застройку. Журналист не молчал об угрозах и даже называл возможных заказчиков.

В базе данных о погибших журналистах СЖР и Фонда защиты гласности – триста сорок девять имен, сюда вошли пропавшие без вести, умершие при загадочных обстоятельствах и убитые. Больше половины убийств совершенно точно связаны с профессиональной деятельностью, и каждому из них предшествовали угрозы, нападения, избивали также многих — перед тем, как убить. Или просто ждали, пока умрет сам, как Бекетов, в назидание другим, чтобы неповадно было совать нос в расходные ведомости градоначальников, поднимать шум из-за нарушения закона, и вообще напоминать о существовании такой неустойчивой субстанции, как совесть.

Не надо обманывать себя: пока что те, кто нас убивают и бьют, в выигрыше. И чувствуют себя вполне комфортно, хотя бы потому, что за решеткой пока что не они, а студенты, вышедшие на несанкционированный митинг, или гастарбайтеры. Потому что сами журналисты нередко с готовностью принимают условия игры и обслуживают тех, кто платит, и слишком мало несогласных, а понятия о солидарности и профессиональной чести для многих — что-то вроде музейного экспоната, но никак не сегодняшняя практика.

И взрослые люди в дорогих костюмах, изучавшие в университетах все существовавшие когда бы то ни было этические кодексы, рассуждают на профессиональных собраниях о том, что сегодня так опасно говорить правду, можно и бонуса лишиться…

Бог им судья. Простые женщины из Химок, собравшие средства на памятник Михаилу Бекетову, сделали для сохранения чести и достоинства нашей профессии гораздо больше, чем тысячи потерявших стыд.

Logo

Посмотреть также...

Мыльная опера в исполнении правительства Израиля (часть 207).

10/30/2020  19:22:12 Юлия Малиновская На этой неделе все мы убедились, что кабинет по борьбе с …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *