ЕВРЕЙСКАЯ ЖЕНЩИНА — ВРАЧ

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Июнь 15, 2014   8:21:25 AM

בס»ד

Israel/Articlels/Sefer Maamarim/Politicheskii Iudaizm/Nashim Rofot 20.05.2014.doc

Проф. Исраэль Дацковский, член движения «Профессора за сильный Израиль»,

dibam55@hotmail.com, 20 мая 2014 года.

 

Необходимая преамбула:

Мы предлагаем вниманию вдумчивого читателя два текста. Эти тексты написаны с совершенно разных, можно сказать, противоположных позиций и поэтому внешне резко противоречат друг другу, хотя они написаны одним автором в один и тот же период времени. Этот, первый из пары текст написан в ключе воззрений, существовавших издревле в иудаизме и существующих и теперь в определенной среде (в части ультраортодоксальной, «харедимной» среды). Эти воззрения сегодня существует в среде их носителей в сильно искаженном виде по отношению к прошлым периодам времени, причем без достаточного понимания их носителями степени искаженности этих воззрений. Мы в этом тексте попробуем выпрямить понимание и провести неискаженную, насколько возможно, экстраполяцию этих застывших воззрений предыдущих эпох на сегодняшний сильно изменившийся день, критикуя искаженное, но  распространенное понимание современной действительности, выраженное постановлениями многих уважаемых раввинов нашего поколения. Мы попытаемся сохранить дух прежних воззрений, которые были более-менее адекватными условиям жизни до XVIII века, но совершенно не адекватны сегодняшним реалиям. Вследствие этого у нас получится весьма странная для современного мира картина, но картина, все-таки сохраняющая в себе отдельные зерна рационализма.

Поэтому не нужно спешить обвинять нас в средневековом мракобесии (кроме всего прочего, нужно хорошо понимать, что обсуждаемые взгляды ни в какой мере не порождены духовным и научным мраком христианских средних веков, но являются намного более древними и весьма обоснованными для реалий тех прошедших эпох), как и не нужно считать, что мы огульно выступаем против научного образования еврейских женщин вообще и работы еврейских женщин – врачей в частности, хотя на первый взгляд может показаться, что текст резко выступает против права еврейских женщин быть врачами.

Второй из пары текст посвящен анализу, насколько нам это дано, современного положения дел в положении еврейской женщины, следствиям, вытекающим из изменений нашей жизни, происшедших после  XVIII века, и путям учета имеющейся реальности.

 

Итак, первый текст …

Общеизвестно, что принцип или закон, обоснованно установленный для одной области человеческих отношений, может весьма неправильно работать или вообще не соответствовать действительности при его переносе на другую область таких отношений. Особенно это бывает верным, если предыдущая область применения закона была достаточно общей, а новая область сама по себе является весьма специфической. Ведь каждый закон или принцип имеют граничные условия своего применения. Такой перенос действия закона на другую область требует очень внимательной проверки переносимого закона на его соответствие новым условиям его применения, на соответствие между новой областью возможного применения закона и границами применимости самого закона. Применение закона в неподходящей для него области человеческих отношений может привести к тяжелым ошибкам с большими последствиями.

Вопросы выбора врача для консультации и лечения, как и очень многие вопросы во взаимоотношениях медицины и пациента, относятся к очень специфической области, лишь краем касающейся общих отношений между мужчинами и женщинами. Нужно хорошо помнить, что в отличие от практически всех специальностей, врач получил право лечить людей непосредственно из Торы, из недельной главы Мишпатим книги Шмот. Стих (21:20) говорит нам «… и будет лечить врач (иврит: вэрапО йерапЭ)» (здесь и далее прописными гласными мы указываем ударение в транслитерации ивритских слов средствами русского алфавита), и ГемарА (трактат БрахОт 36 А, последняя строчка страницы) объясняет нам, что именно здесь содержится разрешения врачу на его профессиональную деятельность. Уже этот особый и исключительный тип получения разрешения на профессиональную деятельность выводит врача во время его работы по лечению страждущих за рамки обычных межчеловеческих отношений во многих их аспектах. Мы не будем здесь разбирать вопрос о том, кто может называться врачом и лечить пациентов, и как их лечить, примем это как общеизвестное и принятое (хотя тут существует немало вопросов).

Очень многие вопросы отношений полов и регулирующие их еврейские законы изначально неприменимы к области медицины. Здесь и законы о прикосновениях (иврит: негиА), об отделении женщины во время ее духовной нечистоты во время и сразу после месячных или во время и после родов (иврит: нидА), законы о приближении и обнажении тела (иврит: гилУй арйОт), законы об общении с замужней женщиной (иврит: Эшет Иш), приближение к родственникам, в первую очередь, запрет мужчине вступать в тесные отношения (которые потенциально могут приводить к сексуальным отношениям) с женщинами, принципиально запрещенными для заключения с ними брака (иврит: иткарвУт лекрувИм) и другие еврейские законы, обязательные для строгого соблюдения в обычной жизни. Кроме этого имеется обоснованный блок запретов на различные виды тесных отношений евреев с представителями народов мира. Все эти аспекты, запрещенные в обычной жизни, разрешены врачу во время его работы с пациентом, включая не только осмотр обнаженного тела пациента и прикосновения к нему, но и даже нанесение ран и пролитие крови (хирургические операции и другие инвазивные процедуры, включая элементарное взятие крови на анализ).

Но, к огромному сожалению, часть сегодняшних раввинских авторитетов механически, без достаточной проверки границ применимости еврейских законов и принципов с одной стороны, и границ необходимого функционирования врача во время его работы с другой стороны, распространили законы обычной жизни и обычные для нее запреты, в первую очередь, законы скромности, разработанные для обычной жизни, и на область медицины, часто приводя ситуации для евреев, следующих указаниям этих раввинов, к полному абсурду и вызывая тяжелые и иногда долговременные и неисправимые последствия для людей.

В анализе еврейской законодательной ситуации необходимо принять в расчет, что все (все без исключения!) мудрецы предыдущих поколений (РАМБАМ, РАМБАН, Сфорно, РАЛЬБАГ, Авраам Бен Эзра и многие другие мудрецы, которые одновременно были врачами, иногда – весьма выдающимися, что позволяет нам между строк заметить, что вершины в изучении и развитии Учения Торы никак не противоречат изучению сложных наукоемких специальностей и работе в самых земных областях знания) и главный еврейский законодательный кодекс «ШульхАн арУх» («Накрытый стол» XVI век) никогда не поднимали вопросы ни об ограничении медицинской помощи женщине в зависимости от тех или иных внемедицинских условий, ни о направлении больной женщины к женщине-врачу и занимались ее лечением сами. Никто из еврейских мудрецов прошлых веков никогда не поднимал вопрос о необходимости или хотя бы желательности обучать женщин искусству врача для того, чтобы женщин лечили женщины. При этом вопрос скромности врача при его работе с женщиной, учет природной женской стыдливости также не упускался из виду еврейскими мудрецами. Талмудический трактат «ТаанИт» с похвалой отзывается о том, что рав Аба Умна правильно лечил женщин принятыми тогда методами (кровопусканием) и не обнажал тела женщины больше, чем это требовалось для выполнения лечебных процедур (соблюдал необходимую скромность в работе врача). За это он регулярно получал приветы из Небесной Йешивы (высшая форма одобрения). То есть, лечение женщины мужчиной-врачом Талмуд считал естественной и не требующей коррекции ситуацией. Много веков принципиально не было возможности  направить пациентку к женщине-врачу или возможности для женщины  выбрать женщину-врача – просто не было женщин-врачей (не путать с акушерками). Первая женщина (среди народов мира, не только среди евреев) получила диплом врача только в начале XIX века (исключая период существования совершенно уникальной в своем роде Салернской медицинской школы в XI — XV веках, где женщины не только обучались медицинскому искусству, но и были профессорами медицины, хотя их количество все-таки исчислялось считанными единицами). Еще в начале 60-х годов ХХ века Гарвардский Университет США ограничивал прием женщин на медицинский факультет всего-то пятью процентами от количества поступивших.

Конечно, в условиях сегодняшнего дня некоторые еврейские законы должны быть вновь проверены и границы их применимости должны быть уточнены, но они не могут без вдумчивой, глубокой, тщательной и внимательной оценки произошедших изменений отменять установления и практику мудрецов прежних времен. Вновь и вновь мы возвращаемся к тезису о различиях между областью медицины и обычной жизнью, что, несомненно, должно очень явно проявляться в различиях еврейских законов, регулирующих как первую, так и вторую области и абсолютно невозможно механическое распространение обычных законов на столь специфическую область как медицина.

Для начала мы приведем ряд аргументов о нежелательности для еврейской женщины заниматься врачебной работой (что не относится к области работы медсестер). Еще раз отметим – мы говорим о типичных женщинах и мужчинах и о типичном образе их мышлений. Изначально понятно, что имеются отдельные женщины с типично мужским образом мышления и мужчины, не демонстрирующие типично мужской тип мышления и ответственного принятия решений – для них наши общие рассуждения оказываются малопригодны.

  1. ДаатАн калАн. Весь этот пункт посвящен принципиальным глубоким различиям между типичной женщиной и типичным мужчиной, происходящим из их разного природного устройства и назначения. В иврите есть три слова, не являющиеся синонимами, но при этом одинаково переводимые на русский язык как «знание, мудрость». Эти слова: хохмА, бинА, даАт. Не вдаваясь в тонкости значений этих слов (имеется много объяснений этих значений), отметим, что мудрецы отмечают слабость типичного женского мышления по сравнению с типичным мужским мышлением в области «даАт». Эта область мышления связана, в частности, с необходимостью глубокого проникновения в один вопрос с отсечением на это время всех других забот и вопросов, часто — в условиях затруднительности поменять принятое решение в процессе развития проблемы. При этом никто не собирается считать женщину недоразвитой, уступающей по силе мышления мужчине. Просто у мужчины и женщины сильнее, чем у представителей противоположного пола, естественным образом развиты разные типы мышления. У женщин слабее, чем у мужчин развита область мышления «даАт», но зато сильнее развита  область мышления «бинА», связанная в первую очередь с интуицией и способностью одновременного решения нескольких задач, особенно в условиях неполной информации по каждой из них и когда направление решения проблемы может и должно динамически меняется во времени.

Для нашей темы это означает, что типичной женщине естественным образом труднее, чем мужчине углубиться в проблемы данного больного и мгновенно привлечь все имеющиеся у нее знания и опыт по данной теме, отключившись от всех других многочисленных проблем и задач, стоящих перед ней в то же время. Типичной женщине легче и комфортнее находится под иным (мужского типа) управляющем воздействием, получать общие, но без чрезмерной детализации указания о путях реализации задач и самостоятельно развивать, уточнять, реализовывать эти пути в пределах заданного общего направления. Женщина более склонна к стандартным решениям, что часто не совсем достаточно в работе врача, ей труднее, чем мужчине предвидеть отдаленные последствия своих действий и решений. В этом плане в области медицины более оптимальной для женщины является работа медсестры, которая является активным и инициативным помощником врача.

Типичным примером удачного взаимодействия природ мужчины и женщины является рождение ребенка – женщина получает от мужчины общую очень концентрированную информационную программу (семя), добавляет к ней свою не менее важную и такую же по объему информацию (яйцеклетка) и уже самостоятельно, без мужчины развивает этот комплекс информационных пакетов  до исключительно сложно устроенного живого ребенка, решая на этом пути огромное количество параллельных задач.

Некоторые ошибочно полагают, что типичные женщины могут быть хорошими руководителями крупных подразделений. Это представляется многим еврейским мыслителям неверным утверждением, потому что хотя руководителям крупных подразделений и приходится давать решения одновременно многим задачам в условиях неполной информации, но, в отличие от типичного мышления женщин, в этой области приходится видеть последствия, включая отдаленные, принимаемых решений, отслеживать изменение обстановки, впитывать большое количество часто плохо организованной входящей информации и разделять ее по ее важности, постоянно возвращаться к анализу задачи и корректировать решения.

  1. Наши мудрецы указывали, что на женщине лежит обязанность выполнять гораздо меньше заповедей, чем на мужчине. Это, в частности, связано с тем, что женщине, с одной стороны,  труднее, чем мужчине, организовывать время, а, с другой стороны, женщина по своему внутреннему устройству гораздо меньше мужчины в этом нуждается – она природой снабжена  внутренними естественными часами, так как организм женщины более совершенен, чем мужской. Она ведь является устройством второго поколения по отношению к мужчине, создана с учетом необходимости исправления недостатков «конструкции» и эксплуатации устройства первого поколения и в ней исправлены многие недостатки этого устройства первого поколения, которым является мужчина. Но у этого усовершенствования есть своя и немалая цена – многие психические функции женщины (настроение, сила мышления и другие) имеют гораздо более ярко выраженный, чем у мужчины, циклический характер. Этот тип психической организации плохо подходит как для руководящей работы, так и для работы врача. Типичный мужчина из-за своего естественного анатомико-физиологического устройства в гораздо меньшей степени, чем женщина, подвержен периодическим изменениям самочувствия и настроения и меньше, чем женщина подвержен отрицательному влиянию событий, происходящих вне работы (например, в семье).

И если женщина действительно оказывается хорошим врачом (что мы нередко наблюдаем в современной практике), это часто указывает на неисправности в природном функционировании еврейской женщины (а мы пишем именно о еврейских женщинах, не входя ни в какие обсуждения по поводу женщин из других народов мира), в неверной оценке ей самой целей жизни и способов их достижения именно в пределах требований естества женщины, описанных в мудрой еврейской Традиции. Кроме этого мы знаем на многочисленных примерах, что успехи в сложной учебе далеко не всегда однозначно указывают на будущие успехи работы в сложных специальностях. Мужчины часто в начале своего пути менее зрелы и поэтому часто учатся хуже сверстниц, но в дальнейшем роли меняются – женщина раньше достигает пика своих возможностей.

  1. Для мужчины более естественно воевать, проливать кровь, наносить раны, им природно легче пытаться помочь тяжелым или даже безнадежным больным, проводить активное лечение с неполными шансами на успех, не перегружая свою нервную систему. Мужчины гораздо меньше подвержены жалости в пределах выполнения необходимой военной или медицинской работы. Нас учили, что врач должен хорошо понимать боль и страдания больного, прилагать все усилия для облегчения его состояния, но врач НЕ ДОЛЖЕН ЧУВСТВОВАТЬ боли пациента. Понятно, что выполнение на практике этих совсем непростых подходов мужчине дается легче.

Женщинам же более свойственна жалость к больным, которая природно может мешать им проводить сложные, болезненные и зачастую опасные для жизни пациента медицинские процедуры, необходимые в попытках спасти жизнь пациента. Женщине при выполнении таких процедур приходится переступать через ее естественные стремления, что не может не сказываться самым пагубным образом на ее психическом здоровье, на правильно-женском восприятии мира.

  1. Специальность врача требует многих лет обучения именно в период, когда нужно создавать и укреплять фундамент своей жизни – свою семью, огромного времени (как каждый день, так и многие годы) для совершенствования и продвижения в специальности, постоянной, пожизненной переработки огромного количества новой медицинской информации для сохранения врачебного уровня, постоянной готовности мгновенно оставить семейные заботы и заниматься спасением жизни больного, что вступает в резкое противоречие с женской незаменимой необходимостью уделять много времени и заботы семье, детям, мужу. Еврейская женщина-врач в современном мире просто физически не может выполнять первую, никем незаменимую и важнейшую задачу своей жизни – быть полноценной семейной еврейской женщиной. А значит, женщина-врач лишает себя положенного ей житейского счастья, заменяя его на суррогат «удовлетворенности работой и успехами в карьере» и приносит благополучие семьи, воспитание детей, состояние счастливой матери в жертву идолу современного общества – внешнему успеху.
  2. Часть современных раввинов большое внимание уделяют нескромному (чтобы не сказать – развратному) врачу-мужчине (в первую очередь в кажущейся им крайней по нескромности и имеющей наибольшее отношение к половым контактам области гинекологии) и строятся всевозможные «заборы» для защиты скромных еврейских женщин от посягательств «плохих» врачей, вплоть до ограничений визитов к врачам без острой необходимости, полностью пренебрегая необходимыми сегодня периодическими профилактическими осмотрами без явных жалоб со стороны женщины, которые спасли сегодня немало жизней. Этими раввинами  выделяются, по крайней мере, два типа таких врачей, изначально находящихся под подозрением в «нескромности»: светский еврей, не связанный общеморальными обязательствами, вытекающими из изучения Торы и соблюдения заповедей и нееврей, который вообще не обязан учить Тору и соблюдать заповеди, а потому заведомо не принимающий на себя общеморальные еврейские ограничения. При этом игнорируется несколько важных положений. Во-первых, Традиция требует выбирать наиболее знающего и опытного врача и никак не относится к полу врача (мы писали выше, что женщин-врачей долгие тысячелетия просто не было и поэтому не было возможности включить в рекомендации желательный пол врача). Во-вторых, эти раввины, как правило, требуют от мужчин пожизненного и полнодневного изучения Торы и НЕизучения научных дисциплин, поэтому вопрос о воспитании скромных, соблюдающих заповеди религиозных врачей, которых не нужно будет бесконечно подозревать в непреодолимом желании разврата,  как-то отпадает сам собой. И, в-третьих, вопреки Традиции, уровень врача в их глазах уступает по важности требованиям выбора врача по половой принадлежности, что открывает широкую дверь всевозможным опасностям для жизни пациентов и пациенток.

Вероятность нескромной женщины (даже в гинекологии, не говоря уже о других разделах медицины) очень слабо принимается в расчет этими раввинами. А ведь развратная женщина-врач, мысли которой и во время работы находятся не на работе, является прямой опасностью для пациенток, уже не говоря, что женщина, не связанная теми же общеморальными обязательствами, вытекающими из изучения Торы и соблюдения заповедей, изначально должна подозреваться, что не все ее медицинские решения будут только и однозначно вытекать из требований медицины. Тут возможны самые разные причины того или иного назначения, включая денежные. О распространившейся в последнее время эпидемии однополой «любви» мы и упоминать не будем.

  1. Если мы уж стали рассматривать гинекологию, как область наиболее опасную для пациентки, идущей на прием к врачу-мужчине (что на самом деле совершенно неверно), и пытаемся проанализировать обоснованность требования выбирать в этом случае именно врача-женщину, то нельзя пренебречь еще одним обстоятельством – участием подсознания и глубоких инстинктов в принятии человеческих решений вообще и в медицинских рекомендациях и назначениях в частности.

И тут оказывается, что мужчина в одном из своих очень базовых инстинктах продолжения рода нуждается в женщине и инстинктивно трепетно относится к ее половому здоровью и возможности рожать детей. Он глубже, чем женщина понимает потребность женщины рожать даже с определенными опасностями для ее здоровья и иногда – даже жизни. Женщина же столь же глубоко инстинктивно не нуждается в конкуренции, и в силу этого она для уменьшения конкуренции не только для себя, но и для своего потомства может подсознательно преувеличивать опасности очередной беременности для здоровья пациентки и может сделать меньше, чем мужчина, для обеспечения наступления беременности, облекая все это в строгие медицинские обоснования. Конечно, акушерки всегда были женщинами, но они участвовали в рождении ребенка уже в конечной стадии, когда их материнский инстинкт по сохранению жизни ребенка был сильнее инстинкта уменьшения конкуренции. А в базовом подсознательном мышлении женщина хочет не вообще детей, а именно своих детей. Вчитайтесь внимательно в историю конкуренции Рахели и Леи, жен праотца Яакова, приведенную в первой книге Торы — Берешит (недельная глава Вайеце). Или в историю конкуренции Ханы и Пнины из первых глав книги Шмуэль Алеф. Мы уже не говорим, что врач по своему воспитанию в медицине должен заботится о здоровье пациентки и менее склонен заботиться о беременностях, всегда несущих риск для здоровья женщины, и женщина-врач, особенно светская или нееврейка, инстинктивно менее поддержит желание женщины идти на риск ради рождения ребенка. Раввины вообще опускают важнейшее сравнение между религиозным мужчиной-врачом и нерелигиозной женщиной-врачом, не говоря уже о нееврейках. А ведь перед визитом к врачу не всегда возможно выяснить многие детали о нем, о его опыте и уровне, о его поведении на приеме и проч.

  1. Известно, что выбор линии вывода алахи оказывается разным у разных раввинов. Разные раввины приводят совершенно разные аргументы, почерпнутые из огромного моря Талмуда и уже написанной алахической литературы и в своем строгом и ПРАВИЛЬНОМ выводе алахи приходят к прямо противоположным рекомендациям. И тут оказывается, что выведенная тем или иным раввином алаха оказывается ВТОРИЧНОЙ по отношению к его восприятию мира, по отношению к его идеологическим взглядам, по его впитанным в плоть и кровь, часто подсознательным взглядам на тот или иной вопрос. Психология уже давно установила, что самые базовые, глубокие, но определяющие нас самих наши взгляды на мир, о том что такое хорошо и что такое плохо, что такое правильно и что такое неправильно, что разрешено, а что запрещено, находятся именно в подсознании (поэтому так трудно их изменять – нет инструментов сознательно влиять на область подсознательного), часто является наследственным слоем (см., например, книгу Густава Лебона о психологии масс), и оттуда руководят нашим сознанием в принятии тех или иных уже осознанных решений. Мы уже не говорим о влиянии среды, об общественном давлении, о необходимости быть признанным и понятным в глазах того или иного окружения. У каждого раввина получается строгий (строгий!) вывод алахи в соответствии с его мироощущением. Но так как мироощущения у людей (а раввины – тоже люди) разные, то и результаты вывода алахи у разных раввинов оказываются сильно отличающимися. А сегодня нет единого вышестоящего над всеми раввинами органа, заботящегося о единстве алахи во всем народе Израиля – Санхедрина.
  2. Привыкание. Обычно человек мыслит о любом явлении и о чувствах, мыслях, действиях  людей, оказавшихся в той или иной обстановке, на основании своего опыта и мыслительного багажа. Зачастую он переносит свои мысли и возможные действия на другого человека, который естественным образом в силу имеющегося опыта и области деятельности мыслящего и чувствующего совершенно по-другому. Нередко  довольно трудно встать на точку зрения и реальность восприятия ситуации другим человеком. Философы заметили (и между ними Ф. Энгельс в работе «О происхождении семьи, частной собственности и государства»), что сексуальные мысли возникают в мозгу человека, когда он видит части тела другого человека, которые обычно для него скрыты. Ф. Энгельс приводит такой пример: если бы в каком-то обществе было бы принято всегда закрывать от глаз посторонних мизинец левой руки, то именно этот обнаженный мизинец вызывал бы сильное сексуальное чувство. При этом обнаженный правый мизинец не вызывал бы никаких особых мыслей. Но в нашем обычном обществе не принято скрывать мизинец от взглядов окружающих нас людей, мы привыкли его часто и свободно видеть, и нам даже в голову не приходит связывать наши сексуальные мысли с созерцанием мизинца.

Приведем два примера и анекдот по теме:

  • Светские часто бывают на пляже, где сокрытие тела женщины более, чем ограниченным по площади купальником не вызывает удивление, да и мужчины находятся на пляже в одних плавках. При этом огромное большинство из них спокойно проводят много времени в окружении таких мужчин и женщин без всякого возбуждения – они привыкли к подобному зрелищу, оно для них обычно. Сегодня довольно часто на телеэкранах можно видеть женщин «топлесс», с совершенно открытой верхней половиной тела, и это тоже стало обычным, привычным, вызывающим политические мысли, но отнюдь не сексуальные чувства. Одежда женщин летом в Израиле (вернее ее существенное отсутствие или подчеркивающее обтягивание тела) тоже особо никого не возбуждает – огромное большинство привыкло. Но у человека, попавшего в Тель Авив летом из общества, где моды и требования к женской одежде совсем другие, такая прогулка окажется серьезным и тяжелым испытанием терпения и силы воли.
  • В XIX веке на балах высшего дворянства в России тогдашняя мода требовала, чтобы женские туфельки были хорошо скрыты широким, как колокол платьем до пола. Считалось очень «сексуальным» хотя бы на секундочку увидеть женский башмачок. Мужчины толпились при выходе женщин из карет, чтобы увидеть башмачок. При этом принятые глубокие декольте оставляли мужчин совершенно спокойными. Сегодня мы настолько привыкли «и чувств никаких не изведав» (В.В. Маяковский, Стихи о советском паспорте) видеть нижнюю, обутую часть женской ноги и нам трудно понять российских дворян XIX века.
  • И обещанный анекдот. Выходят патологоанатом и гинеколог после смены на улицу. Патолог восклицает: «Смотри, вокруг живые люди!» Гинеколог восклицает в ответ: «И лица, лица!» Этот анекдот, среди прочей информации, объясняет нам, что гинеколог, каждый день и целый день видящий и трогающий в самых интимных местах женщин без одежды, настолько привыкает к этому, что это не вызывает у него никаких сексуальных мыслей и чувств. При этом чувства обычного мужчины, случайно и одноразово увидевшего женщину на гинекологическом кресле, естественным образом будут диаметрально противоположными.

Некоторые раввины механически полагают, что мысли и чувства врача во время работы полностью тождественны мыслям и чувствам молодого йешиботника, случайно оказавшегося в той же ситуации, и выражают свое искаженное понимание действительности в своих алахических постановлениях. Нет более грубой ошибки, и нет обоснований таким алахическим постановлениям  в серьезной алахе прошлых веков.

  1. Но ведь есть же развратные врачи. Да есть. Их немного, но они встречаются. Они, как правило, не учат Тору и не соблюдают заповеди. Или не являются евреями. Тут нужно остановиться на двух вопросах.
  • С одной стороны, некоторые современные алахические авторитеты начинают подозревать всех врачей подряд, но при этом категорически препятствуют появлению врачей из религиозной среды, которым, безусловно, можно доверять (если не доказано обратное). Авторитет врачей – мудрецов Торы (РАМБАМ, РАМБАН, Сфорно, РАЛЬБАГ, Авраам Бен Эзра) и тысяч и тысяч религиозных врачей прошлых веков и нынешнего века на них впечатления не производит. Причем, попав в больницу по срочным случаям, своим или членов своей семьи, эти же алахические авторитеты даже не вспоминают о выборе пола врача в соответствии с полом пациента.
  • С другой стороны, люди в строго-религиозной среде явно недостаточно учат такой раздел алахи, как законы [предотвращения] уединения (иврит: алахОт йехУд) вообще и эту группу законов в отношении посещения врача в частности. Тщательное соблюдение этих законов врачом и пациентом практически ликвидирует проблематичность визитов к врачу. Широко известен рассказ о раве Арье Левине (память о покойном праведнике – к благословению) о том, что на приеме у врача, куда он сопровождал жену, у которой болела нога, он сказал, что у НАС болит нога. Мы читали много комментариев и объяснений этого эпизода, многие выводы были сделаны о необходимости знать медицинские проблемы жены (что сегодня совсем неочевидно в нашем мире, включая и его «ультраортодоксальную» часть), о необходимости чувствовать боль родного человека как свою. Но нам не довелось читать рекомендации сопровождать жену к врачу именно в качестве алахического указания о предотвращении уединения женщины с врачом. А ведь такой подход полностью убрал бы проблему развратных врачей, о чем пишет в своей книге «Шелковая нить (иврит: хут шани)» один из крупнейших алахических авторитетов нашего времени рав Нисим Карлиц в 21 – ом параграфе (на стр. 64) своего комментария на раздел «Эвен аЭзер» алахческого кодекса «Шульхан Арух».

Мы уже не говорим о том, что ответственность за здоровье жены лежит на муже, он должен заботиться о правильных и своевременных консультациях жены у врачей, об ее адекватном лечении (в том числе и о выполнении женой назначенного лечения), и именно он в качестве ответственного за ее здоровье должен сопровождать жену к врачам и из первых уст слышать их диагнозы и лечебные рекомендации жене. Только одно это может существенно укрепить привязанность мужа к жене и жены к мужу.

Наоборот, мы читали рекомендации о том, что женщине лучше идти к гинекологу с подругой. Мы полагаем, что трудно представить себе более неправильный совет. Во-первых, подруге совершенно не нужно знать о медицинских проблемах в другой семье. Когда-то Лев Шейнин в книге «Записки следователя» привел фразу старой шляпницы: «Не было случая, чтобы женщина пришла выбирать шляпку без подруги, и не было случая, чтобы подруга дала правильный совет». И, во-вторых, негоже подруге занимать естественное место мужа этой женщины. И только в условиях отсутствия мужа или отсутствия у него возможности сопровождать жену, женщина должна заботиться об исключении нарушений  законов [предотвращения] уединения другими разрешенными алахой способами.

Сегодня разумные врачи приглашают медсестер присутствовать при осмотре женщины чтобы защитить себя от развратных женщин, пришедших на прием к врачу (и этих развратных женщин куда больше, чем развратных врачей) и от их необоснованных жалоб в полицию на несуществующие сексуальные домогательства.

  1. Так как многие современные алахические авторитеты, среди прочего, опираются на десять пунктов рава Шалома Вознера (сошлемся на его книгу на иврите: הגר»ש וואזנר, שו»ת «שבט הלוי» חלק ד’, סי’ קס»ז ), то и мы прокомментируем этот современный источник алахи.
  2.                          i.                   Уважаемый автор рекомендует не увеличивать сверх необходимости визиты к врачу. Но имеется «спор» между РАМБАМом (комментарий на четвертую главу трактата Мишны «Псахим») и РАМБАНом (комментарий на недельную главу Бехукотай третьей книги Торы «Ваикра») об обязанности больного посещать врача. Этот спор не мог быть настоящим, эти мудрецы жили в разные века в разных странах и не встречались между собой, но они высказали несколько отличающиеся точки зрения на один и тот же вопрос, поэтому их мнения и названы «спором». Для нас важно, что оба мудреца приходят к единому выводу, хотя из несколько разных обоснований, об обязанности больного посещать врача и строго исполнять его указания. Сегодня медицина накопила огромное количество доказательств, что регулярные профилактические осмотры помогают заметить начинающееся заболевание на ранних этапах его развития и намного более успешно с ним справиться, не дожидаясь появления его явных, уже заметных для самого больного проявлениях, когда излечение более проблематично, если вообще возможно. Поэтому современная медицина выработала рекомендации о необходимой частоте профилактических осмотров и анализов у врачей разных медицинских специальностей в зависимости от возраста и состояния пациента. В принципе, профилактические осмотры можно считать заповедью из Торы «сохраняйте ваши души».
  3.                        ii.                   Рав Вознер рекомендует при возникновении необходимости визита к врачу выбрать для женщины, если возможно, женщину-врача. Алаха же строго указывает на необходимость выбора врача в зависимости от его уровня (и только при равенстве уровней выбирать врача по иным параметрам), а вопрос о поле врача не упоминается.
  4.                      iii.                   Рав Вознер пишет: «Если нет возможности выбрать для женщины женщину-врача, а также в случае, когда мужчина-врач является более крупным специалистом, нет запрета идти к мужчине-врачу в случае необходимости (иврит: бешаАт hацОрех)» (здесь и далее – наш свободный перевод). По нашему мнению в понятие необходимости необходимо включить и профилактические осмотры с рекомендуемой современной медициной частотой. Не говоря уже о случаях легкого недомогания, которое может быть началом серьезного заболевания.
  5.                      iv.                   Рав Вознер пишет: » Вообще не ходить к врачу, имеющему репутацию развратника и подозреваемому в сексуальных домогательствах к пациенткам». Иногда такой не совсем достойный врач является единственным или особо крупным специалистом, поэтому тщательное соблюдение законов [предотвращения] уединения, и, в первую очередь, присутствие мужа при визите жены к врачу, позволяет пользоваться услугами и такого врача.
  6.                        v.                   Рав Вознер пишет: » Во всяком случае не ходить к врачу вне времени его приема, в которое он принимает многих больных». Мы поддерживаем рекомендацию уважаемого рава, но помним про исключительные случаи. И опять: тщательное соблюдение законов [предотвращения] уединения, и, в первую очередь, присутствие мужа при визите жены к врачу, позволяет делать исключения в этой рекомендации рава.
  7.                      vi.                   Рав Вознер пишет: «Желательно, чтобы женщина не шла на прием к врачу одна, а лишь в сопровождении достойной женщины, которая ее там подождет». Во-первых, если эта сопровождающая женщина ждет снаружи кабинета врача, то такая рекомендация никак не исключает нарушения законов [предотвращения] уединения, и, во-вторых, мы рассмотрели этот случай  в пункте 9 этого текста.
  8.                    vii.                   Уважаемый рав считает, что не хорошо женщине идти к врачу с мужем и оставить его за дверью кабинета врача в окружении посторонних, иногда нескромных женщин. И мы считаем, что место мужа – вместе с женой в кабинете врача. Но уважаемый рав отдает приоритет сопровождения женщины к врачу достойной подруге, мы же полагаем, что подруга может быть помощью только в особых случаях, а муж всегда имеет приоритет перед подругой.
  9.                  viii.                   Уважаемый рав считает, что для исключения ситуации возможного уединения пациентки с врачом желательно не закрывать дверь кабинета врача или хотя бы не запирать ее. Вряд ли это сегодня реально, но нахождение мужа рядом с женщиной (а не только совершенно неработающая сегодня ситуация «муж в том же городе») надежно исключает состояние уединения пациентки с врачом.
  10.                      ix.                   Для пунктов 9 и 10 рава Ш. Вознера, по нашему мнению, присутствие мужа также лучше решает проблему уединения, чем способы, предлагаемые уважаемым равом.

 

Выводы:

  1. Женщине лучше выбирать врача-мужчину, лучшего по уровню среди тех, у кого доступно наблюдаться и лечиться, даже если этот выбор связан с увеличенным временем ожидания приема по сравнению с другими врачами (естественно, кроме срочных случаев) и/или с приемлемыми финансовыми затратами, кроме случаев, когда известно, что женщина-врач обладает более высоким уровнем познаний и опыта в данной медицинской специальности.
  2. Во время визитов к врачу (и во всех других жизненных ситуациях) необходимо строго и тщательно соблюдать алахические законы [предотвращения] уединения. Это обязанность в равной мере лежит на пациенте и враче.
  3. Женщине лучше идти на прием со своим мужем и только в случае если он не может сопровождать жену или отсутствует, необходимо избегать нарушения законов [предотвращения] уединения во время визита к врачу иными описанными в алахе способами.
  4. Именно муж несет ответственность за здоровье жены, за ее посещения врачей по мере необходимости и за выполнение женой процедур по назначенному ей лечению и по поддержанию ее здоровья.
  5. Не следует посещать врачей чаще, чем это рекомендовано для профилактических осмотров, кроме случаев изменения самочувствия или прохождения лечения, но и не следует пренебрегать рекомендациями современной медицины по вопросу о частоте профилактических медицинских осмотров.
  6. В сложных или неясных случаях следует по мере возможности обращаться к наиболее крупному из доступных специалисту по имеющимся проблемам здоровья.
  7. Необходимо строго соблюдать рекомендации врача, но хорошо в отдельных случаях, особенно в сложных или неясных, получать второе мнение по методам лечения или рекомендованным процедурам у другого врача-специалиста.
  8. Необходимо воспитывать детей (в первую очередь, девочек) в духе, что врач во время своей работы пола не имеет, и нет никаких проблем, ни алахических, ни моральных, ни проблем скромности и стыдливости в необходимых медицинских проверках обнаженного тела.
  9. Еврейской женщине НЕ рекомендуется выбирать специальность врача кроме особых случаев и причин. При этом специальности медсестры или учительницы среди специальностей, требующих серьезного академического (высшего) образования являются для еврейской женщины приоритетными в числе других специальностей.

Посмотреть также...

«Всех не проверишь»: зеленый стандарт в Израиле дает сбои

03/06/2021  19:43:55 Заражения выявлены в синагогах, тренажерных залах и гостиницах, доступ в которые возможен только …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *