Европейцы напуганы российской агрессией на Украине

A pro-Russia rebel wearing a gas mask places a Russian flag on the balcony of the city hall in Mariupol, eastern Ukraine

Фото: Reuters, pool. На фото: иллюстрация

Май 15, 2014   8:33:44 AM

Немцы вновь рассматривают ЕС в качестве гаранта мира на континенте. Среди прочего, это обусловлено конфликтом на Украине — многие испытывают страх от действий России.

9 июня 2006 года на страницах Frankfurter Allgemeine Zeitung было опубликовано интервью с тогдашним федеральным канцлером Австрии Вольфгангом Шюсселем, в котором он объяснил, почему в общественной дискуссии по поводу европейской интеграции, по его мнению, были неправильно расставлены акценты.

«Европейское единство нужно каждый раз обосновывать заново, – сказал он тогда. – Люди не хотят слушать навевающие скуку дискуссии о методах действия и споры о тех или иных процедурах. Они хотят получить главный посыл о предназначении Европы. Если вы придете на деревенское кладбище и посмотрите на могилы времен Второй мировой войны, то вы поймете, что я имею в виду. Этот посыл не является больше чем-то самим собой разумеющимся – молодым людям он уже неведом. Раньше Европа была темой для сердца: “Главное, чтобы не было войны”. Сейчас же она является скорее темой для ума, а то и вовсе темой для кошелька: нынче все сразу задаются вопросом: “Какую пользу лично я получу с этого? Что это даст лично мне?” Но это же убийственно!»

Действительно, в последние два десятилетия зачастую возникало впечатление, что в вопросах европейского единства речь идет, в первую очередь, о том, насколько много именно экономической пользы или вреда оно может принести простым гражданам. О том, что изначально объединение имело другие мотивы, многие уже успели забыть. Уже в 1990-х годах многие считали несколько устаревшими постоянные напоминания Гельмута Коля (Helmut Kohl – федеральный канцлер ФРГ и единой Германии в 1982-1998 годах – прим. пер.) о том, что европейское единство изначально было вопросом войны или мира. А когда Франсуа Миттеран (Francois Mitterand – президент Франции в 1981-1995 годах – прим. пер.) в своей последней большой речи в Европейском парламенте произнес слова о том, что «национализм – это война», они тоже прозвучали как-то несовременно. Тогда казалось совершенно невозможным, что националистическая агрессия вновь может ввергнуть европейские страны в пучину войны.

Между деньгами и укреплением мира 

Но, может быть, выражаясь словами Шюсселя, кризис на Украине действительно связан для Европы с темой кошелька? И, может быть, предстоящие выборы в Европейский парламент пройдут совсем в другом политическом климате, чем можно было предположить всего несколько недель назад?

Результаты опроса не дают четких ответов на эти вопросы. В общем и целом, мнение немцев по поводу европейского единства за минувшие годы не изменилось, но определенное смещение акцентов действительно произошло.

В первую очередь, можно констатировать, что многие по-прежнему верят, что в контексте европейского единства речь идет не о деньгах, а, по меньшей мере, в равной степени еще и об укреплении мира – несмотря на многочисленные разговоры о том, что во главе угла стоят финансовые интересы. Об этом свидетельствуют ответы на вопрос, в контексте которого в ЕС есть два различных мнения. Первое: «Я считаю Европейский Союз важным, в первую очередь, в качестве экономического объединения. Определяющим является то, что все страны-члены ЕС получат возможность свободно торговать друг с другом, и это пойдет на пользу им всем». Противоположное мнение: «Я считаю Европейский Союз важным, прежде всего, как политическое объединение. Страны-члены ЕС поддерживают тесные политические контакты друг с другом, и это гарантирует мир во всей Европе». 33% выбрали первый постулат и рассматривают Европу, главным образом, как экономическое сообщество. Несколько больше – 37% – согласны со вторым постулатом и, соответственно, считают Европу, в первую очередь, политическим сообществом.

Количество положительных отзывов выросло

При этом кое-что говорит о том, что население Старого Света несколько больше, чем раньше, обращает внимание на политический аспект европейской интеграции. Показательны в этом плане ответы на вопрос: «Что для вас значит ЕС?» Респондентам предлагался список из 13 утверждений относительно Европейского Союза. Когда этот вопрос задавали в прошлый раз в июле 2013 года, выяснилось, что все меньше граждан взирают на ЕС с безразличием. Количество не только отрицательных, но и положительных отзывов выросло. Представления о единстве стали более ясными.

Эта тенденция хотя и не получила развития в минувшие десять месяцев, но акценты несколько сместились. С 60 до 56% сократилась доля респондентов, которые рассматривают Европу как «царство бюрократии» с огромным и непрозрачным аппаратом чиновников. В то же время увеличилось число людей, отождествляющих ЕС со политической стабильностью в Европе. В 2013 году их доля составила 47%, сейчас же – 58. С 41 до 31% сократилось число граждан, рассматривающих ЕС как «угрозу для благосостояния Германии».

То, что в Европе есть много стран-«должников», которые сами должны нести за это ответственность, считают нынче 61% опрошенных. Это, однако, на четыре процента меньше, чем прошлым летом. А с утверждением, что ЕС является объединением во многих аспектах очень отличающихся друг от друга стран, согласились 58% почти год назад и всего 49% сейчас. Преувеличивать значение этой тенденции не стоит, но вместе с тем, очевидно, что финансовый кризис больше не является определяющим фактором для немцев при восприятии Европы.

Есть несколько моментов, указывающих на то, что кризис на Украине действительно повлиял на это смещение акцентов. Так, людям был задан вопрос: «Насколько опасным вы считаете поведение России по отношению к Украине?» Целых 55% респондентов ответили, что считают его очень или просто опасным. Чуть меньше – 40% – ответили, однако, что не испытывают в этой связи страха.

Теперь давайте посмотрим, как люди, опасающиеся поведения России, ответили на вопрос: «Что означает для вас ЕС?» Оказывается, многие из них считают политический аспект создания ЕС более важным – в отличие от тех, кто не испытывает страха перед Россией. Так, первые в массе своей (66%) сказали, что Европа означает для них уверенность в том, что в Старом Свете больше не случится войн. Среди последних эта цифра составила «всего» 58%.

Аналогичная картина складывается при ответе на вопрос о согласии с утверждением, что главной в Европейском Союзе является проблема войны и мира и что долгосрочный мир в Европе возможен лишь в случае ее единства. 65% немцев ответили на этот вопрос утвердительно. Среди тех, кто считает поведение России в ходе украинского кризиса опасным, доля положительных ответов составила 69%; среди тех, кто не боится России – 60%.

Сторонники политических партий проявляют не меньшую активность, чем на выборах в Бундестаг.

Возможно, эта тенденция является одной из причин того, что политический климат в преддверии выборов в Европейский парламент отличается от климата перед выборами в Бундестаг меньше, чем можно было бы предположить в контексте долгового кризиса. Уровень интереса к выборам соответствует 2009 году, а доля респондентов, которые обязательно придут на избирательные участки, составляет 43% и несколько превышает уровень 2009 года (40%). В контексте некоторого возбуждения в рядах «европатриотов» примечательно, кстати, что всего лишь девять процентов опрошенных считают предстоящее голосование «судьбоносным». Для сравнения: перед прошлогодними выборами в Бундестаг таковых было 13%.

Достойно упоминания, однако, что представители различных политических партий в преддверии европейского голосования проявляют не меньше активности, чем перед выборами в Бундестаг. На вопрос о том, пытался ли кто-либо в последнее время убедить их проголосовать за ту или иную партию», 14% ответили утвердительно. В конце августа 2013 года, то есть за несколько недель до выборов в Бундестаг это число составило 15%.

Еще больше активности, чем перед выборами Бундестага, опрошенные проявили, отвечая на вопрос о том, что лично они могли бы сделать ради «своей» партии (например, расклеивать плакаты с предвыборной агитацией, участвовать в уличных дебатах и т.д. – всего 16 пунктов). Если суммировать проценты, пришедшиеся на различные пункты из этого списка, то создается впечатление, что на вопросы отвечали сплошные активисты той или иной партии. В конце августа 2013 года сумма ответов, данных сторонниками Христианско-демократического союза (ХДС), составила ровно 100; сейчас же 145. Среди сторонников Социал-демократической партии (СДПГ) сумма выросла с 127 до 151; среди избирателей «зеленых» – с 108 до 146.

Очевидно, что активные сторонники партий вкладывают в нынешнюю европейскую избирательную кампанию едва ли не больше энергии, чем вкладывали в прошлом году в национальные выборы. Возможно, многие пришли к выводу, что Европа действительно стоит того, чтобы бороться именно за, а не против нее. Мысль о том, что ЕС является, в первую очередь, источником проблем, постепенно покидает сознание граждан. Это подтверждают ответы на вопрос: «Является ли для вас европейское единство, т.е. Европейский Союз поводом для радости или для беспокойства?» Доля респондентов, считающих ЕС источником радости, с прошлого лета выросла с 39 до 42%. При этом лишь 25% (против прошлогоднего 31) придерживаются противоположного мнения. А это, между прочим, самый низкий показатель за последние 20 лет.

inosmi.ru 

Orbita.co.il 15.05.2014 06:46

Посмотреть также...

США нанесли авиаудары в Сирии: убиты 17 боевиков

02/26/2021  11:53:55 MIGnews.com В четверг, 25 февраля, США нанесли авиаудары в Сирии по инфраструктуре проиранских …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *