Зачем Обама сдал Америку

oba5Обама, рвущий надвое Конституцию США. Фотоколлаж: teapartynation.com
Элеонора Шифрин, Иерусалим 

04/29/2015   13:10:32
По мнению бывшего советника премьер-министра Нетаниягу по национальной безопасности, генерал-майора запаса Яакова Амидрора, только полнейшее непонимание природы иранского режима может привести к мысли, что предполагаемое соглашение с «шестеркой» удовлетворит Тегеран или прекратит его ядерные амбиции. Такой же ошибкой было бы думать, что, помимо этого соглашения, нет возможности предотвратить иранское ядерное вооружение. США вполне способны добиться этой цели, но сознательно решили не делать этого, пишет Амидрор в опубликованном 20 апреля 2015 г. исследовании Центра им. Бегина-Садата. Можно добавить, что к этой второй ошибке может привести лишь полнейшее непонимание целей нынешнего президента Америки.

Так называемое «рамочное» соглашение», которое было подписано 2 апреля между Ираном и крупнейшими мировыми державами — США, Россия, Китай, Британия, Франция и Германия — президент Обама определил как «историческое понимание». Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу определил это соглашение как «плохое».

Правы оба лидера: соглашение кардинально изменило положение Ирана в мире, а в ответ Ирану всего лишь придется временно замедлить свою гонку к ядерному оружию. В этом смысле соглашение поистине «историческое»: оно предоставляет Ирану статус региональной державы и дает ему легитимацию как государству, стоящему на пороге обретения ядерного оружия. Теперь сам Иран решит, когда переступить этот порог. И поэтому соглашение — «плохое».

Причем, далеко не только для Израиля, как справедливо подчеркнул Нетаниягу. Обама, стремясь к соглашению «любой ценой», в середине переговоров изменил свою политику и начал идти на уступки. Если вначале он требовал, чтобы Иран избавился от своих возможностей для создания ядерного оружия, то позже он согласился всего лишь ограничить эти возможности и ввести инспекцию. Практически он согласился с тем, что рано или поздно Иран обзаведется ядерным оружием, и что по окончании периода инспекционных проверок у Запада не будет никаких возможностей для предотвращения иранских целей.

Обама даже проговорился в одной из своих речей, прямо заявив об этом американцам. Видимо, телепромптер не работал, или президент увлекся. Так или иначе, его советник немедленно после этого кинулся к микрофону, чтобы разъяснить, что президента неверно поняли. Верно или неверно, но именно этот вывод неизбежно вытекает из окончательного соглашения с Ираном, которое будет подписано, как только «рамки» 2 апреля будут наполнены конкретным содержанием.

Амидрор рассматривает три возможных сценария развития событий вследствие подписания готовящегося соглашения. Первый — наивно-оптимистический: иранцы вынужденно или по доброй воле прекратят свою ядерную программу. Некоторые оптимисты в администрации верят, что это возможно, и что в результате это приведет к усилению умеренных сил в стране и в конечном счете — к положительным изменениям.

Второй — не менее наивный, предполагает, что иранский режим будет тщательно соблюдать условия соглашения, пользуясь перерывом в ядерной гонке для стабилизации своей (разваливающейся под грузом санкций) экономики, укрепления своего регионального статуса, усиления своих союзников, таких как Хизбалла, и накапливания знания в ядерной сфере. Затем, как только закончится обозначенный соглашением период (предполагаемых инспекций) режим возобновит и удвоит свои усилия в сфере ядерного вооружения.

Третий сценарий более реалистичен: по нему иранцы дождутся отмены санкций (а они требуют их отмены уже с первого дня после подписания окончательного соглашения) и сразу после этого начнут нарушать соглашение. Возможно, они еще чуть-чуть подождут , чтобы дать возможность богатым странам вложить миллиарды в иранскую экономику. Собственно, исключительно ради этого они и согласились изначально на переговоры.

Исходя из ситуации, в которой оказался Иран в результате воздействия санкций на его экономику, значительно более здравым было бы продолжение и усиление санкций (как и сказал Нетаниягу в своей речи перед сводной сессией Конгресса в начале марта) с одновременным разъяснением Ирану, что любые ядерные авантюры с его стороны натолкнутся на четкие и жирные красные линии, а пересечение любой из них повлечет за собой резкий силовой ответ со стороны США.

Измученный санкциями Тегеран едва ли решился бы на конфронтацию с Америкой, которую поддержал бы и Израиль. Это могло бы вынудить иранское руководство отказаться от ядерного вооружения, особенно под реальной военной угрозой. Но администрация Обамы явно отказалась от стремления лишить Иран ядерного оружия, поэтому была избрана тактика спускания этой цели на тормозах при помощи переговоров, которые могут обмануть только самых наивных.

Американцы в ходе переговоров пытались продлить договорный срок действия соглашения, в течение которого Иран не смог бы продвигаться вперед в своих военных ядерных программах. Американские переговорщики утверждали, что, если Тегеран будет соблюдать соглашения, это даст Западу больше времени. Времени для чего?.. Чтобы подготовить военный удар по Ирану, когда окажется, что он все же обзавелся ядерным оружием? Администрация Обамы утверждала, что отсрочка такой ситуации лучше единственной альтернативы — военной акции, которая может и не дать Западу столь же продолжительного времени.

По мнению генерала Амидрора, это ложь: у Америки при нынешнем раскладе сил значительно больше возможностей раз и навсегда прекратить ядерное вооружение Ирана, чем будет через десять лет, в течение которых Иран будет продолжать развитие своей военной ядерной энергетики, скрывая это от инспекций.

Иранцы это тут же и без всякого стеснения подтвердили, еще раз продемонстрировав безусловное преимущество диктаторского режима над демократией в ходе любых переговоров между ними.

В ответ на сообщения в Западных СМИ, основанные на параграфах «рамочного соглашения», что Тегеран предоставит возможность инспекторам МАГАТЭ посещать иранские военные объекты, чтобы удостовериться, что деятельность там действительно прекращена, один из высокопоставленных иранских военных, бригадный генерал Хусейн Салами, заявил, что Тегеран никогда не позволит иностранцам проверять военные объекты Ирана. Занимающий второе место в военной иерархии Исламской Республики, Салами сказал в выступлении по телевидению, что никакое ядерное соглашение на будет оправданием для проникновения вражеских агентов на иранские военные объекты, а любого, кто попытается туда проникнуть, будет ждать ответ в виде свинцовой пули.

«Посещение военной базы иностранными инспекторами будет означать оккупацию нашей страны», сказал Салами, добавив, что даже обсуждение такой возможности уже равносильно «национальному унижению». (Вот бы демократическим лидерам поучиться такому уважению к своей стране и ее независимости!..)

Салами завил также, что Иран «не станет раем для шпионов и не намерен расстилать красный ковер перед врагом».

Особой расшифровки тут не требуется: о том, что врагами являются Америка и Израиль — именно в таком порядке — иранские руководители не стесняются говорить и в ходе переговоров. Они давно уже поняли, что сидящие по другую сторону стола переговорщики утрутся или изобразят временную глухоту.

Это не помешало представителям США во главе с Венди Шерман и Джоном Керри опубликовать список обязательств, в которые входит предоставление Ираном доступа инспекторам МАГАТЭ на любые «подозрительные объекты». В Иране посмеялись и всерьез потребовали от США немедленной отмены анти-иранских экономических санкций, так как это, якобы, входит в список условий. Иран уже заявил, что США нарушают условия соглашения, отказываясь отменить санкции немедленно, хотя в списке условий сказано, что отмена санкций будет обусловлена сообщением инспекторов МАГАТЭ, что Иран соблюдает условия соглашения.

Все это словоговорение служит ширмой для отвлечения внимания от непреложного факта, на который указывает Амидрор в своем исследовании: В США имеются созданные уже по приказу самого Обамы военно-технические возможности, позволяющие серьезно разрушить иранские ядерные объекты в ходе авиа-ударов в течение нескольких ночей.

И даже если результатом военного удара не стало бы полное уничтожение военных ядерных объектов Исламской Республики, это, безусловно, стало бы тяжелым ударом по иранской экономике, которая и без того уже была поставлена на колени экономическими санкциями (что доказала готовность к переговорам). В этой ситуации под вопрос было бы поставлено желание и готовность иранского режима вкладывать несуществующие ресурсы в восстановление ядерных объектов.

Амидрор ставит под сомнение даже возможность Ирана нанести ответный удар в такой ситуации. Разве что задействовать своего ставленника Хизбаллу. Но и это под вопросом, так как могло бы вызвать ответный удар Израиля по вымотанной войной в Сирии Хизбалле.

Ясно, что американский военный удар мог бы дать Западу не просто несколько лет передышки, а полную смену картины. В таком ударе есть известный риск, но дело не в нем. Просто администрация Обамы предпочла не препятствовать превращению Ирана в ядерную державу.

Когда защитники Обамы и его решений в отношении Ирана говорят о том, что рамочное соглашение предоставит Западу достаточно времени, чтобы обнаружить любое нарушение со стороны Ирана, для этих заявлений нет никаких оснований.

Ведь после подписания соглашения Иран перестанет быть врагом Америки, поэтому сбор информации там будет еще более затруднен, потому что разведывательным службам будет запрещено портить отношения с новообретенным союзником. А когда будут выплывать какие-то не совсем точные сведения о нарушениях, никто в американской администрации не захочет спешить, заявляя о нарушении соглашения Ираном. Напротив, пока сообщение будет проверяться и уточняться, годичный срок для ответных санкций, оговоренный в соглашении, будет все больше сокращаться, не оставив времени для военного удара, а уж восстановление международных экономических санкций будет практически и вовсе невозможным.

Но самое главное — соглашения позволяют Ирану сохранить нынешнее число действующих центрифуг. Это значит, что при любых условиях, по окончании действия соглашения, Иран сможет открыто возобновить производство ядерного топлива для бомбы. Поэтому иранские представители могут покойно подписывать такое соглашение, понимая, что любые нарушения ими условий соглашения пройдут без всякого ответа.

Это хорошо знают израильтяне, которые уже два десятка лет живут под соглашениями «Осло», позволяющими отменить их в случае нарушения «партнерами» условий соглашения. Нарушений столько, что из одного их перечисления можно было бы составить не одну книгу. «Партнеры» открыто ведут против нас войну на уничтожение, гибнут люди — за 22 года «мирных соглашений» свыше 2000 погибших израильтян и многие тысячи раненых, искалеченных, овдовевших, осиротевших. Именами террористов «партнеры» открыто и нагло называют улицы и площади в своих — подаренных нами! — городах и поселках, школы и спортивные центры и т.д. Их прославляют в своих выступлениях главари, возглавляющие партнерскую террористическую структуру… Они поощряют вступление в ряды террористов, выплачивая сидящим в израильских тюрьмах такие зарплаты, каких те никогда не смогли бы заработать на свободе… Но использовал ли эти нарушения хоть один израильский министр, чтобы хотя бы прекратить переговоры? Не говоря уже о том, чтобы повернуть колесо назад и вернуть этих головорезов, поднятых до уровня политических деятелей, в ту помойную яму, из которой 22 года назад их вытащило израильское правительство Рабина-Переса.

То же самое, если не хуже, готовит сейчас Израилю и Америке администрация Обамы. С той, правда, разницей, что Рабин-Перес готовили этой преступление втайне от народа, а Обама ведет переговоры с Ираном на глазах всей Америки.

Окончательное соглашение, которое Обама намерен подписать не позднее 30 июня, даст Ирану возможность и время беспрепятственно накапливать знания и ядерные технологии, чтобы по окончании десятилетия предстать перед миром легитимной ядерной державой.

Понимая, что последствия соглашения с Ираном будут действительно «историческими», за ними с беспокойством следят все страны Ближнего Востока. Ведь они приведут к полной перестановке сил в регионе и вовлекут в ядерную гонку весь суннитский Ближний Восток, активизируя действия таких союзников Ирана как Хизбалла, Хути в Йемене, сирийский президент Асад и ХАМАС. Саудовская Аравия и Египет чувствуют непосредственную опасность для себя и вынуждены будут защищаться.

Таким образом, суннитско-шиитская борьба возобновится с новой силой, усиленная и поднятая на небывалый уровень ядерными технологиями. Иран первым использует предоставленные Америкой возможности, понимая, что все перечисленные в соглашениях санкции — не более чем пустая риторика.

Цену за подписываемое Обамой соглашение предстоит платить Израилю. И цена эта непомерна. Если окончательное соглашение и в самом деле будет подписано (а в этом едва ли приходится сомневаться, ввиду того, что Обама сумел нейтрализовать Сенат), у Израиля останется мало опций. Первая — жить под этим соглашением, готовясь к тому дню, когда Иран обзаведется ядерным оружием, и пытаясь создать заслон. Вторая — наплевать на недовольство западных стран и попытаться остановить Иран силой. Обе эти опции мало радуют.

Не многим лучше и ситуация Америки, и это понимают многие американцы. Число потенциальных избирателей, считающих, что террористы в борьбе против США берут верх, неуклонно растет. Параллельно с этим растет отрицательное отношение к исламу и уверенность, что у Америки нет союзников в мусульманском мире. Из недавно проведенного опроса Расмуссена следует, что всего 29% избирателей верят, что Америка и ее союзники побеждают в войне с террором. В марте такого мнения придерживались 33%. 39% считают, что побеждают террористы (в предыдущем опросе таких было 33%). Уровень пессимизма достиг рекордных высот со времени атаки на Америку 11 сентября 2001 г. 86% считают, что Америке угрожает радикальный ислам.

Многих волнует, что Америка теряет не только свою безопасность, но и свою независимость. Сообщения СМИ о том, что Обама намерен обратиться в СБ ООН через голову Конгресса для получения одобрения соглашения с Ираном вызвало самые противоречивые реакции. Но главное — Иран сможет получить защиту и поддержку ООН от возможных в дальнейшем изменений американской политики . Решения ООН свяжут руки последующим американским администрациям. И весьма похоже, что именно это и является главной целью Барака Обамы.
Многие, упрекая Обаму в слабости и некомпетентности, забыли, что обещал Америке кандидат в президенты США Барак Хуcсейн Обама. В своих выступлениях в 2008 г. он утверждал, что Америка была «несправедливо поставлена над народами ислама», и став президентом, он сделает все возможное, чтобы «исправить эту несправедливость». И на протяжении всех семи лет своего президентства он неуклонно проводит эту цель в жизнь.

В воскресной телепрограмме «Встреча с прессой» 07.11.2008 г. сенатору Обаме был задан вопрос о его позиции по поводу американского флага. Отставной генерал Билл Гинн попросил Обаму объяснить, почему тот не следует протоколу во время исполнения национального гимна. Генерал заметил, что в соответствии с законами США… во время исполнения национального гимна и подъема флага все присутствующие, кроме тех, кто в форме, встают и поворачиваются к флагу с правой рукой на сердце. Или, как минимум, встают лицом к нему.

Сенатор Обама ответил: «Как я уже говорил по поводу флага, я не хочу быть понятым как поддерживающий какую-то сторону»… «Есть масса людей в мире, для которых американский флаг — это символ подавления… По-моему, мы должны подумать … о новом дизайне флага, который бы лучше предлагал нашим врагам надежду и любовь. Мое намерение, если я буду избран, разоружить Америку до уровня, приемлемого для наших ближневосточных собратьев. Если бы мы, нация воинственных людей, вели себя, как народы ислама, у которых превалирует мир, то состояние или период взаимной гармонии мог бы царить между нашими правительствами…»

«Когда я стану президентом, я буду добиваться договора о прекращении враждебности между теми, кто был в состоянии войны или враждебности, и освобождения от тревожных и угнетающих мыслей. Мы как нация были несправедливо поставлены над народами ислама, а потому моя жена не уважает флаг, и мы с ней несколько раз в прошлом присутствовали на церемониях сожжения флага».

«Конечно, теперь я на пороге избрания президентом США, и я отбросил свою ненависть. Я использую свою власть, чтобы принести изменения нации и предлoжить ей новый путь… Моя жена и я станем Первой черной семьей нашей страны. Бесспорно, изменения захватят Америку».

Эта установка, которой администрация президента Обамы следует вот уже 7 лет, бесспорно, произвела в Америке массу изменений, среди них и необратимых. Ядерное вооружение Ирана и разоружение Америки до уровня, приемлемого для ее ближневосточных врагов следует отнести к этому ряду.

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8051

Посмотреть также...

Андрей Миронов. Биография / Прощание @Центральное Телевидение

03/07/2021  20:09:40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *