Зеэв Элькин: операция закончится, когда ХАМАС выбросит "белый флаг". Интервью

??????????????????????????????????????????????????????????????????????????

Flash90

Июль 13, 2014  9:41:56 AM

 

Биньямин Нетаниягу и Зеэв Элькин
Бени Ганц и Зеэв Элькин
Авигдор Либерман и Зеэв Элькин

Операция «Нерушимая скала» продолжается, и одновременно с сообщениями о подготовке к наземной операции, появились сведения о переговорах по прекращению огня.

В интервью NEWSru.co.il поздним вечером 12 июля глава комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне Зеэв Элькин поделился своим мнением о ходе операции и возможном ее развитии.

Господин Элькин, в последние часы появились публикации о переговорах по прекращению огня, упоминается Катар в качестве посредника. Как вы можете прокомментировать подобную информацию?

Вы, конечно, понимаете, что всего я сказать не могу, мы и так немало страдаем от того, что оперативная информация попадает в СМИ, это наша застарелая израильская болезнь. Что касается операции, то очевидно, что базисная задача – это возвращение спокойствия и безопасности жителям Израиля. Несмотря на ущерб, который уже нанесен ХАМАСу, как в том, что касается жертв среди его полевых командиров, так и в том, что касается разрушенных штабов, командных пунктов и так далее, террористы продолжают обстрел Израиля. У них есть свои интересы, которые диктуют продолжение этого витка эскалации: он начался на фоне полного провала в управлении организацией ХАМАС сектором Газы. Не исключено, что для исламистов эти обстрелы были последней возможностью избежать окончательного краха. Они продолжают атаки израильской территории, и до тех пор, пока они будут продолжаться, ни о каком прекращении огня речь не идет. По моему мнению, в настоящий момент рано говорить о том, что скажем в ближайшие 24 часа будет достигнуто соглашение о прекращении огня, разве что ХАМАС выбросит «белый флаг», и нет никаких признаков, что он собирается это делать. Сейчас у ХАМАС есть достаточно ракет, чтобы какое-то время продолжать обстрелы, и я предполагаю, что он будет это делать. Помимо этого, надо понимать, что лидеры ХАМАС сейчас не в состоянии оценить масштабы понесенного их организацией ущерба, так как пребывают в глубоком подполье. Лишь когда они выйдут оттуда на свет Божий, они сумеют оценить происходящее и начнут принимать какие-то решения.

Вторым полюсом, если можно так сказать, является широкомасштабная наземная операция. Насколько ее осуществление реально или разговоры о ней лишь акция устрашения, как это было во время операции «Облачный столп»?

Возможность наземной операции, безусловно, рассматривается. Это не пустая угроза, если первого этапа операции окажется недостаточно, то наступит второй, то есть наземный. Совершенно очевидно, что ХАМАС ожидает такого развития событий, и поэтому наземная операция прогулкой не будет. Не могу сейчас сказать со всей определенностью, будет ли осуществлена наземная операция, но даже если да, то будет лучше, если этап атак с воздуха продлится как можно дольше. Бомбежки наносят серьезный ущерб ХАМАС, ослабляют очаги сопротивления. Поэтому, чем эффективнее мы проведем нынешний этап, тем легче и с наименьшими потерями мы сможем провести наземную операцию.

Помимо этого, я продолжаю убеждать всех, кого могу в правительстве, применить средства экономического давления на ХАМАС. Мы продолжаем поставлять воду и электричество в сектор Газы, что с моей точки зрения совершенно неуместно, во всяком случае, в полном объеме. Введение ограничений на эти поставки блокируют юристы, и мне кажется ненормальной ситуация, при которой юридический истеблишмент препятствует применению мер, необходимых для обеспечения безопасности израильских граждан. Эти меры к тому же значительно более гуманны, чем воздушные атаки или введение войск в сектор Газы. Более гуманны и для израильтян, и для палестинцев.

Мы с вами беседуем на исходе пятого дня операции «Нерушимая скала». На сегодняшний день целью операции остается прекращение ракетных обстрелов и возвращения спокойствия? Или речь идет и об изменении договоренностей, достигнутых в конце «Облачного столпа»?

Можно говорить о целях нескольких уровней. Самой базисной целью, без которой вообще не о чем говорить, является прекращение обстрелов Израиля и восстановление спокойствия. При этом необходимо, чтобы ХАМАС осознал последствия своих действий. Только так можно обеспечить спокойствие не на неделю, и не на месяц. Конечно, есть и дополнительные задачи: такие, как максимальное ослабление ХАМАС, уничтожение большой части его ракетного потенциала. Будет предпринята и попытка полного разоружения ХАМАС по модели, которую мы видели в Сирии, когда режим Башара Асада заставили полностью отказаться от арсенала химического оружия. Для реализации такого проекта нам, безусловно, потребуется поддержка мирового сообщества, и сейчас нельзя твердо говорить о том, что такой проект будет реализован.

С вашей точки зрения, есть шанс на получение международной поддержки для осуществления такого плана?

На данный момент, мы получаем международных поддержку наших действий, однако как долго это продлится, я не берусь судить.

Из того, что вы говорите, тем не менее, я делаю вывод, что радикальные изменения ситуации в Газе, такие как свержение власти ХАМАС, возобновление – полное или частичное – контроля над сектором – не являются целями операции.

Нельзя исключать, что это станет результатом операции, все зависит от того, как она будет развиваться. По моему мнению, в итоге выбора не будет, и это то, что придется сделать. Кстати, на этой неделе, когда мы отмечаем девятую годовщину «размежевания», этот вопрос приобретает особую актуальность. Происходящее сегодня – результат наших ошибок, а не случайность. Всякий раз, когда мы откуда-то уходим, покинутая нами территория становится плацдармом для создания террористических образований. В южном Ливане возникла одна из крупнейших в мире террористических армий, имеющая в своем арсенале более ста тысяч ракет, направленных на Израиль, а что происходит в Газе, мы видим сегодня. Это урок нам на будущее.

Очевидно, что кардинальное изменение может быть достигнуто лишь путем операции, подобно той, что была проведена в Иудее и Самарии в 2002 году под названием «Защитная Стена». ЦАХАЛ тогда вошел в крупные города, провел «зачистки», и до сегодняшнего дня имеет возможность проводить там операции по задержанию террористов. Я не уверен, что в настоящий момент такой шаг в Газе находится на повестке дня, однако я не исключаю, что в итоге не будет выбора, кроме как решиться на такие действия.

Расширение зоны ракетных обстрелов привело к тому, что фактически вся страна оказалась под ракетным огнем. Как вы оцениваете ситуацию в районах, которые когда-то были тылом?

Прежде всего, я должен сказать, что мы многому научились за восемь лет, прошедших со Второй ливанской войны. Тогда, как вы помните, некоторые муниципалитеты просто перестали функционировать. Я тогда много ездил по северу, сегодня езжу по югу и вижу, насколько ситуация иная. Тем не менее, нам еще многое нужно исправлять. В частности, комиссия, которую я возглавляю, приняла почти беспрецедентное решение, отказав правительству в просьбе объявить чрезвычайное положение на юге на неопределенный срок. Наш отказ был связан с тем, что до сих пор не улажен вопрос об оплате потерянных рабочих дней для жителей обстреливаемый районов, оставшихся дома с детьми, а также о компенсации владельцам мелких и средних бизнесов, понесших убытки. После объявления чрезвычайного положения человека нельзя обязать явиться на рабочее место, а также нельзя уволить. Но кто оплачивает дни его отсутствия на рабочем месте? Этот вопрос должен быть решен совместно министерством финансов и министерством экономики. Решение до сих пор не принято. Аналогичная ситуация с компенсациями владельцам бизнесов. Представьте себе, например, убытки, которые несет владелец зала торжеств в населенном пункте, где запрещены мероприятия с участием более 300 человек. По этому вопросу должно было быть издано специальное распоряжение минфина. Вопросы не решаются, и мы ограничили на данном этапе срок действия чрезвычайного положения вторником, 15 июля. Надеемся, что до тех пор правительство примет соответствующие решения.

Как оказалось, в эти дни нельзя обойтись и без политики. Авигдор Либерман объявил о расторжении союза с «Ликудом», появились публикации о возможном присоединении ультраортодоксальных фракций к коалиции. Война войной, а политика политикой?

Эта область действительно может подождать до лучших времен. Я думаю, что сейчас все политические силы Израиля должны быть сосредоточены лишь на решении вопросов безопасности граждан и экономических проблем, связанных со сложившейся ситуацией.

Тем не менее, именно сейчас лидер НДИ объявил о расторжении союза с «Ликудом». Вас не удивило это заявление, а особенно выбор момента?

Вряд ли кого-то удивило это заявление. Всем давно и хорошо известно, что союз «Ликуда» и НДИ себя исчерпал. Вместе с тем, партнерство в рамках коалиции может продолжаться, как это было в предыдущем правительстве.

Я не комментирую решения руководителей других партий, у нас хватает своих проблем. Но на самом деле, гораздо важнее тот факт, что не только коалиционные, но и большинство оппозиционных партий проявляют в эти дни ответственность. За исключением арабских партий, которые поддерживают ХАМАС, что уже никого не удивляет и, к сожалению, партии МЕРЕЦ, которая в частности выступила против моего законопроекта о возвращение в тюрьмы террористов, освобожденных в рамках сделки Шалита. МЕРЕЦ все активнее доказывает, что из сионистской партии превращается в антисионистскую. Однако большинство фракций оппозиции оказывают правительству поддержку, и это в нынешней ситуации крайне важно.

Беседовал Габи Вольфсон

NEWSru.co.il

Посмотреть также...

«Граждане Израиля вернутся домой».

03/02/2021  19:29:50 Кушнир Алекс «Камень вода точит, друзья. И я рад, что мы не сдавались …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *