Реклама
Реклама

Израиль рассекретил скандальный документ о войне Судного дня

Реклама

Голда Меир. Графити на доме в Тель-Авиве
Фото: Yasmine Soiffer/Flash 90b611178cd86a8a56de0ba7a1e0612df7

Сентябрь 14, 2013   6:45:09 PM

Государственный архив Израиля рассекретил часть документов, касающихся войны Судного дня. Это событие было приурочено к 40-летию одной из самых кровопролитных войн в современной истории страны.

В частности, гриф «Совершенно секретно» был снят с показаний тогдашнего премьер-министра Голды Меир перед членами комиссии Аграната, расследовавшей причины начала четвертой по счету арабо-израильской войны.

По мнению израильских историков, опубликованный документ дает ответы на многие вопросы, долгое время остававшиеся без ответа.

Как так случилось, что спустя всего 6 лет после громкой победы в Шестидневной войне в июне 1967 года, Израиль оказался не готов к неожиданному удару арабских стран? Из этого же документа израильтяне могут узнать, почему Голда Меир отказалась от превентивного удара и до последнего момента отказывалась объявить о масштабной мобилизации резервистов, пишет русская служба Би-би-си.

Как напоминает издание, в Йом-Кипур, 6 октября 1973 года, в два часа дня Израиль подвергся военному нападению со стороны Египта и Сирии, армии которых развивали стремительное наступление на северном и южном фронтах. Военное и политическое руководство еврейского государства пребывало в состоянии шока.

В ходе войны погибли 2656 израильтян. Несмотря на перелом в ходе войны и военный успех, ознаменовавшийся повторным захватом Синайского полуострова и Голанских высот, в стране нарастало общественное недовольство. Народ требовал найти виновных.

В ноябре 1973 года по решению кнессета начала свою работу Государственная комиссия по расследованию причин провалов в войне. Через 4 месяца после кровавого Судного дня, 6 февраля 1974 года, свои показания дала премьер-министр Голда Меир.

«Я думаю, что наше поведение накануне войны можно озаглавить одним словом — ошибки, — заявила Голда Меир. — Нет ни одного человека, будь то политика или военного, который может заявить, что он не ошибся».

Первый вопрос, который интересовал комиссию Аграната, касался непосредственно сведений, имевшихся в распоряжении руководства Израиля после инцидента в сирийском небе 13 сентября.

Глава комиссии и председатель Верховного Суда Шимон Агранат пытался выяснить, знала ли Голда Меир, что готовят сирийцы в качестве достойного ответа на потерю 12 своих самолетов. (За три недели до начала войны, 13 сентября 1973 года, в результате воздушного боя в небе над границей между Ливаном и Сирией были сбиты 12 самолетов МиГ-21 военно-воздушных сил Сирии. Израильтяне вышли из боя практически без потерь.)

«Спустя три дня после инцидента, 16 сентября, я провела заседание правительства, на котором присутствовали начальник генштаба и министр обороны, — отметила Голда. — Все оценки указывали на то, что если и будет ответ сирийцев, то максимум, чем все ограничится, — это артиллерийским обстрелом наших пограничных городов».

Последующие две недели после сирийского инцидента израильская разведка сообщала о серьезных передвижениях сирийских и египетских войск в сторону границы с Израилем. При этом доклады главы военной разведки (АМАН) Эли Заира, на которые опиралось политическое руководство Израиля, не были столь однозначными.

Позже, комиссия Аграната порекомендует отстранить Заира от занимаемой должности. А вину на допущенные ошибки уже в ходе войны комиссия возложит на начальника генштба Давида (Дадо) Элазара и командующего Южным военным округом Шмуэля Гонена. Оба будут уволены из армии, а последний через два года, не выдержав общественной критики, скончается от сердечного приступа.

«Я не думала, что будет правильным спорить с начальником генштаба или с главой военной разведки, — заявила Голда. — В душе я что-то чувствовала, но все равно не решалась пойти наперекор, о чем сегодня жалею. Максимум сказали бы, что я просто глупа, что впрочем, недалеко от истины».

В своих показаниях Голда неоднократно повторяла, что ее телефон не умолкал ни на секунду. От военных она требовала не только оценок, но и так называемой «первичной информации». Она хотела знать все, что получал тогдашний глава Мосада Цви Замир. Впрочем, как следует из ее показаний, Замир не обо всем докладывал премьер-министру.

В ночь с 4 на 5 октября, всего за сутки до войны, Цви Замир вылетел в Лондон на встречу с Ашрафом Маруаном, советником президента Египта Садата и зятем президента Насера, который был тайным агентом Мосада. На этой встрече Маруан передал Замиру тайный код, означавший начало войны. Однако о встрече в Лондоне Голда узнала постфактум, как и о коде, который ей так и не передали.

«Если честно, когда я узнала о встрече в Лондоне, меня это сильно разозлило, — сообщила Голда. — Но я не стала предпринимать серьезных действий в отношении Замира, так как на протяжении многих лет серьезно не доверяла этому источнику в Лондоне (Ашрафу Маруану)».

Спустя много лет, 27 июня 2007 года, Ашраф Маруан погиб при невыясненных обстоятельствах в Лондоне, а британская полиция до сих пор ищет рукописи его книги «Октябрь 1973 года», в которой он хотел рассказать, что же на самом деле происходило на Ближнем Востоке 40 лет назад.

Голда Меир не стала предпринимать никаких превентивных мер, подобно тем, что предпринял премьер-министр Леви Эшколь в июне 1967 года. В своих показаниях, Голда отметила, что вторая война, развязанная Израилем против арабских стран, была бы негативно воспринята, прежде всего, международным сообществом.

«Если бы мы первые начали в 73-м, нам точно никто бы не помог и еще неизвестно, сколько бы наших сыновей погибло от того, что им не хватило бы вооружения для окончательной победы», — отметила премьер-министр.

Реклама

Посмотреть также...

Отлучили от пера: хватило одного твитта

07/25/2021  13:49:46 В «Гаарец» верят в свободу слова до тех пор, пока она не вступает …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама