и. о. генпрокурора станет Дан Эльдад

и. о. генпрокурора станет Дан Эльдад

Попытки юридической системы полностью изолировать политиков от важных назначений в прокуратуре не удались. Министр юстиции Охана не сдался после первой неудачи и на этот раз одолел юристов.

Его прошлая попытка назначить исполняющего обязанности генпрокурора после окончания срока службы Шая Ницана вопреки воле юрисконсульта правительства Авихая Мандельблита провалилась. Назначенная Оханой Орли Бен-Ари сняла свою кандидатуру из-за сильного давления в прокуратуре.

Все это время Мандельблит требовал, чтобы врио генпрокурора был назначен Шломо Лембергер, нынешний замгенпрокурора по уголовному судопроизводству. Хотя по закону у юрисконсульта правительства нет никакого формального влияния на выбор временного исполняющего обязанности генпрокурора, он начал писать Охане грозные письма о том, что тот при «нынешних особых обстоятельствах» обязан учитывать исключительно рекомендацию Мандельблита.

Но тот снова проигнорировал эти послания и на этот раз выбрал кандидата покрепче – Дана Эльдада, начальника отдела прокуратуры по экономическим преступлениям. Тот согласился, несмотря на давление со стороны лагеря Лембергера, и явно не собирался, в отличие от Орли Бен-Ари, брать самоотвод.

Поэтому Мандельблиту пришлось решать, что он собирается делать в данной ситуации. Идти напролом и пытаться «зарубить» назначение Эльдада через Высший суд справедливости – это практически «судебная революция», откровенно противозаконная и нарушающая базовые демократические принципы. Кроме того, это усугубило бы раскол в прокуратуре. Многие ее сотрудники и так крайне злы на Мандельблита за то, что он, вместо того, чтобы дать равные шансы всем соискателям, фактически самолично назначил на пост врио генпрокурора Шломо Лербергера.

Поэтому сегодня, скрепя сердце», Мандельблит смирился с назначением, выпустив при этом длинное письмо о том, что на самом деле он против, но уступает, «чтобы не усугублять ситуацию в юридической системе».

Мандельблит по-прежнему придерживается позиции, согласно которой его рекомендация «в нынешних обстоятельствах» являлась фактически обязательной для министра юстиции. Он оперирует выдуманной аргументацией, не фигурирующей в законодательстве, но близкой по духу израильским судьям, которые и сами часто выдумывают собственные «надзаконные» соображения, если считают нужным вынести какой-либо противозаконный вердикт.

Однако в последнее время вопрос судебного произвола слишком часто выносится на повестку дня в связи с откровенными попытками юридической системы забрать всю власть в стране в свои руки и отстранить политиков от фактических решений, а на всех, кто мешает им в этом, заводить уголовные дела.

Поэтому верховный суд в мелких вопросах пытается не переступать черту, чтобы не переполнять чашу общественного терпения, и далеко не факт, что если бы Мандельблит подал иск против назначения, этот иск был бы удовлетворен. Поэтому юрисконсульту правительство пришлось признать поражение.

Сейчас на подходе новый виток конфликта между Мандельблитом и Оханой – последний собирается назначить государственную комиссию по расследованию функционирования отдела по жалобам на полицейских в Минюсте. 

В последние годы этот отдел работал крайне неэффективно во всем, что касается пресечения коррупции в полиции и противозаконных «сливов» в прессу служебной информации. Несмотря на многочисленные жалобы подследственных, утечки не расследовались и продолжались, дела по заявлениям закрывались «за отсутствием общественного интереса».

Охана намерен в ближайшие дни провести решение правительства о создании госкомиссии, которая основательно проверит всю работу МАХАШа – правила работы по заявлениям, контроль за соблюдением этих правил, организационную структуру и т. п.

Мандельблит, как водится, уже выступил против этих планов со своим обычным аргументом о том, что «временное правительство» не вправе проводить серьезных реформ. В реальности этот аргумент не имеет никаких юридических оснований – в израильском законодательстве нет такого понятия, как «временное правительство», любое правительство в любой период работает как обычно и его деятельность ничем не ограничена.

Однако Мандельблит изо всех сил пытается воспрепятствовать любым попыткам установить контроль за юридической системой. В генпрокуратуре понимают, что если у власти останется правое правительство, то в нынешнем виде этому органу так или иначе уже не существовать. Но там изо всех сил надеются на приход к власти левого блока, который будет послушно выполнять указания чиновников от юстиции и способствовать усилению этатизма.

Источник

Посмотреть также...

Беннет посоветовал не ездить за границу? Его супруга с детьми улетает сегодня

фото 13 канала ИТВ. На фото: иллюстрация Несмотря на рекомендации Минздрава Израиля воздержаться от зарубежных …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *