"Какой антисемитизм? За меня проголосовало 74%"

«Какой антисемитизм? За меня проголосовало 74%»

Владимир Зеленский дал интервью 9 Каналу. Украинский президент практически не разговаривает с прессой на русском языке, но для нас сделал исключение. Ну а ведущий программы «Война и мир» Дмитрий Дубов не упустил возможности расспросить его обо всем. И о том, есть ли в стране антисемитизм, и о сбитом «боинге», и об отношениях с Россией и лично с Владимиром Путиным. 

Сегодня мы публикуем отрывок из этого интервью, полностью оно выйдет в эфир на 9 Канале в пятницу, в 20:00 в передаче «Война и мир».

Дмитрий Дубов: Владимир Александрович, здравствуйте. Спасибо вам за это интервью. Насколько я понимаю, это ваше первое интервью на русском языке израильским СМИ. 

Владимир Зеленский: Я готов на любом языке, можем по-русски, можем украинскою мовою. Как вам удобно. 

Дмитрий Дубов: Во-первых, я хотел бы выразить наши глубокие искренние соболезнования в связи с этой ужасной трагедией, со сбитым пассажирским «боингом». 

Владимир Зеленский: Спасибо. 

Дмитрий Дубов: Иранская сторона заявила в результате, что это был человеческий фактор, фатальная ошибка. Но все обратили внимание, что в первые несколько дней после этой трагедии в Тегеране заявляли, что речь идет о технической неисправности, и даже об ошибке пилота, и только, видимо, под давлением очевидных фактов им пришлось признать, что самолет был сбит. Учитывая вот это вот поведение Тегерана, вы верите в то, что виновные будут наказаны? 

Владимир Зеленский: Мы добились признания, благодаря, кстати, не только нашим профессионалам, не только нашей комиссии, которая на месте там работала, благодаря и Соединенным Штатам Америки, и Великобритании, и Канаде, и, честно говоря, у нас было общение и с израильской стороной тоже.

Дмитрий Дубов: По этому инциденту у вас было общение и с израильской стороной? 

Владимир Зеленский: Наши ребята, службы между собой общались и на эту тему. Мы получили факты и данные, которые свидетельствовали о том… Которые нам помогли сосредоточиться на версии все-таки не технической ошибки, а убийства украинцев, не только украинцев, убийства всех пассажиров. Сбит самолет был ракетой, мы смогли добиться того, что на уровне президента, не только министра обороны, но и на уровне президента, на всех дипломатических уровнях иранская сторона признала, что украинский самолет был сбит их ракетой. И я вам скажу, что, конечно, больше всего… Всем спасибо, как говорится, но больше всего поработали наши специалисты. Это, кстати, признали и все наши международные партнеры, то что мы очень быстро сориентировались, отправили туда наших 45 лучших, отдельным самолетом, мы собрали 45 лучших специалистов, они на месте нам показали и надавили.

Дмитрий Дубов: Я могу сделать вывод на основании того, что вы говорите, что Тегеран признал факт того, что самолет был сбит, именно под давлением Украины? 

Владимир Зеленский: Смотрите, Тегеран… мы сделали все, чтобы Тегеран не смог не допустить нас к месту происшествия, к телам. И, вы знаете, там были вопросы, были глобальные вопросы на первый же день, когда наши профессионалы были допущены, ребята, они мне звонили, мне сообщали: «Смотри, нет кабины, нет крыла и нет кресел». Естественно, мы давили, мы с партнерами давили на иранскую сторону, чтобы они сделали все, чтобы мы получили все возможные, возможные в будущем вещественные доказательства. И, действительно, на второй день после этого давления мы это получили. Я вам скажу, мы не выходили в публичное поле в первый же день с этой версией, потому что, ну, все должно быть по полочкам. Это серьезные обвинения, которые требуют серьезных очень подтверждений. 

Дмитрий Дубов: Я в августе прошлого года в качестве журналиста сопровождал премьер-министра Израиля в ходе его визита в Киев. И я, вы знаете, что, я помню, как он с удовольствием и тепло отзывался о встрече с вами, о том, какие хорошие отношения между нашими странами. Тогда, по итогам визита, была достигнута договоренность, об этом говорилось официально, об открытии в Иерусалиме украинского представительства по делам инноваций. Нетаниягу тогда, на брифинге с нашими журналистами даже представил это как первый шаг на пути к посольству, подчеркнув, что на данном этапе действительно речь идет о представительстве по делам инноваций в Иерусалиме. Полгода прошло после этого визита. Есть ли уже дата открытия этого представительства?

Владимир Зеленский: Мы с премьером договорились, что будет в Иерусалиме, может быть, открыт инновационный центр. Мы поручили на уровне министерств иностранных дел проговорить даты, проговорить, там, вопросы: кадры, финансы, место, дата. 

Дмитрий Дубов: То есть даты еще нет? 

Владимир Зеленский: Даты окончательной нет. Но я думаю, что это прям в ближайшее время должно разрешиться. 

Дмитрий Дубов: Я вот в интернете нахожу постоянно, есть очень много свидетельств на уровне фотографий, на уровне даже высказываний отдельных лиц, что вот, мол, евреи в Украине захватили власть, захватили всю страну, пилят экономику, и так далее. И именно вам, позвольте, я бы хотел этот вопрос все-таки задать. На самом деле, болезненный вопрос для израильтян. Антисемитизм в Украине: он есть или его нет? 

Владимир Зеленский: Конечно, нет. Мало того, давайте начнем с очень интересной статистики, которой, я думаю, не найдешь в интернете. Вот вы сказали: «я ищу в интернете», вы так сказали, по-моему. Вот мне кажется, что вы не там ищете. Есть официальная статистика 2018 года. К примеру, одна из последних, американская статистика, The Pew Research Center – есть такой центр исследования антисемитизма в мире. И согласно этой статистике, на территории Восточной Европы самый низкий уровень, самый низкий процент антисемитизма – в Украине, 5% всего. 

Дмитрий Дубов: Могу парировать это данными антидиффамационной лиги — ноябрь 2019 года, по данным исследования 2019 года, зафиксирован именно 9% в Украине рост антисемитизма. 

Владимир Зеленский: За меня проголосовало… Вы знаете, что у меня есть еврейская кровь? Прекрасно знаете. За меня проголосовало семьдесят четыре процента, какие еще нужны доказательства? 

Дмитрий Дубов: Был скандал прошлого года, и наверняка будет и в этом году продолжение, в нынешнем году в США выбирают президента, и вот эта история с импичментом Дональда Трампа. Я, опять же, хочу спросить у вас прямо, пользуясь случаем, было ли давление на вас со стороны Трампа? 

Владимир Зеленский: Я вообще в своей жизни по поводу давления слышал только от своей бабушки, которая жила с нами. Я вообще жил с двумя бабушками.  И все время им мерял давление, потому что они страдали там и сахарным диабетом, и высокое было давление. Я, в принципе, давление по поводу себя слышал вот в юности, и только ссылаясь вот на такие истории. На меня очень, в принципе, сложно давить. Их президент, их народ, выбирайте кого хотите, мы поддержим ваш выбор. Я понимал, что там после нашего звонка вытягивается какая-то история. Я делал все, чтобы Украину не втягивали в этот политический вопрос. 

Дмитрий Дубов: Тогда самая больная тема: разумеется, конфликт с Россией. Минские соглашения: их можно по-прежнему считать дорожной картой? Вообще можно воспринимать, как план действий? 

Владимир Зеленский: У Минских соглашений есть настоящее, и в этом настоящем, в этом настоящем есть Украина с теми проблемами, которые у нас возникли, с той войной на Донбассе, которую не мы начали, не мы принесли на нашу территорию. 

Дмитрий Дубов: Объясните простыми словами. Процесс идет или буксует? Если он буксует, то претензии к кому в данном случае, к России по-прежнему? 

Владимир Зеленский: Претензии к той стороне, стороне боевиков, которых поддерживает Россия. Естественно, у нас появился диалог. Прямой диалог между мной и президентом Российской Федерации. 

Дмитрий Дубов: То есть звоните ему: Владимир Владимирович, обсудить вопросы надо? 

Владимир Зеленский: Да. А как по-другому.? По-другому ничего мы не закончим, никого не вернем.

Дмитрий Дубов: Возможно ли решить этот конфликт?  Вот в рамках вашего срока президентского успеете как-то продвинуться, если не решить его полностью? 

Владимир Зеленский: Я… как вам сказать. Интуитивно ощущаю, что это нужно не только Украине. Я ощущаю и чувствую, что это большая беда, которая навсегда. Вообще. Навсегда оставит шрам между Украиной и Россией. И возможность, чтобы… Рассосется ли этот шрам, я вообще не уверен. 

Дмитрий Дубов: Без возвращения территориальной целостности Украины от востока до Крыма конфликт, с вашей точки зрения, не решить? 

Владимир Зеленский: Конечно, нет. Мы не видим вообще решения конфликта без возвращения территориальной целостности. А… вот смотрите… у нас очень большая страна. У нас, смотрите, там несколько миллионов людей. Просто там находится несколько миллионов украинцев. Поэтому мы, конечно же, должны вернуть все наши территории. Я даже сейчас не про международные институции, опять же, не про суды и так далее. Это прецедент серьезный для всего мира, что так можно. И это самое страшное. И это ужасно. И это плохо. Если это закончится так в Украине, что мы не вернем наши территории, я уверен, тогда, что это не последняя история.

Источник

Посмотреть также...

всего одна чайная ложка дешевой приправы существенно улучшит здоровье

Всего одна чайная ложка цельнозерновой горчицы благотворно влияет на состояние здоровья человека. Такого мнения придерживаются …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *