«Конец красного человека»: значит, это и есть свобода? («Slate.fr», Франция)

213298069

©  Фото Peter Groth

Писатель Светлана Алексиевич возвращается к разочарованиям, которые сопровождали (и до сих пор сопровождают) конец эпохи коммунизма в России.

Эрве Бантежа (Hervé Bentegeat)

Сентябрь 28, 2013    9:39:28 PM

Светлана Алексиевич — необычный писатель. Последние тридцать лет ее взгляд и перо гуляют по обломкам Советского Союза, и в первую очередь, конечно же, России. Она собирает рассказы (по большей части женщин), но не подвергает это литературное сырье обработке, а превращает его в нечто вроде театральной постановки. Ее книги больше похожи на романы, а не журналистские расследования. Ее беседы напоминают исповедь, а книги — отпущение грехов.

15 лет назад появилась «Чернобыльская молитва», а сегодня в продажу во Франции выходит «Время second-hand. Конец красного человека».
В ней Алексиевич прекрасно удается передать повседневную жизнь страны, где все или почти все жили бедно, но достойно и верили в коммунистические идеалы. Она не пытается скрывать ее грубость, глупость, отчуждение и неудачу. Говорит о быте чиновников, инженеров, солдат, учителей, домохозяек, пьяниц… Рассказывает об ошибках, страхах и надеждах в тусклом и сером мире.

Идея свободы

Бойцы отряда "Альфа" у Дома Советов РФ
Но даже это стране мертвых душ не удалось задушить ростки юмора и любви. Кроме того, у людей были книги, могущество империи, святая Русь… Маленькие радости, которые помогали разбавить рутину… Рассказы диссидентов, которые по-тихому передавали из рук в руки… И, конечно же, идея свободы, которая всегда прочно сидела в умах.
Но внезапно она выпрыгнула на первый план в начале 1990-х годов. Этого не ожидал никто, ни аппаратчики, ни мужики. Ах, эта пьянящая воля! Ах, каким прекрасным должно быть будущее! Разумеется, нашлись и старые ворчуны, ветераны Красной армии, непримиримые сталиниты, которые с презрением плевали на непрошенную гостью. Они считали свободу всего лишь потасканной шлюхой. Однако для большинства людей она предстала чистой и непорочной девой, которая распахнула перед ними двери в дивный новый мир.
Как бы то ни было, похмелье вольного загула оказалось тяжелым. (Устаревшие) заводы закрылись, (ненужных) чиновников уволили, а (обветшалый) транспорт, (запущенные) больницы и (посредственное) жилье перестали быть бесплатными. Инженеры стали дворниками, профессора — уличными торгашами, механики — безработными.

Не деньги, а бабло
Пока весь народ все глубже тонул в болоте нищеты, пришедший к власти Ельцин отдал страну на растерзание бесчестным дельцам (они нередко были бывшим членам партии), которые быстро прибрали к рукам предприятия, банки и природные ресурсы. Чуть позже их назовут олигархами.

Значит, это и есть свобода? А деньги? Даже не деньги: «бабло». Люди начали спрашивать себя, были ли так уж неправы все те, кто ностальгирует по временам КГБ и ГУЛАГа (а далеко не всем из них по 70 лет)… Быть может, свобода и правда проститутка, которая готова отдаться только тем, у кого водятся деньги: мошенникам и бандитам…

Автор рисует пейзаж в мрачных тонах, которые, возможно, отпугнут тех читателей, которые боятся депрессии. Но не стоит пугаться: в «Конце красного человека» нет ничего особенно страшного. Надежда, любовь и смех по-прежнему здесь, наперекор посредственности и мягкотелости. Светлана Алексиевич не просто так русская (по культуре). В ее книгах, как у Толстого, Гоголя, Шолохова и Аксенова, переплетается множество историй и судеб, тысячи трогательных и живописных картин… Словно для понимания человеческой души, требуется повстречать их все…

Отрывки из книги:

Коммунальная квартира
«Я очень хорошо знаю, что такое мечта. Все детство я просил купить мне велосипед, и мне его не купили. Бедно жили. В школе я фарцевал джинсами, в институте — советской военной формой плюс символикой разной. Иностранцы покупали. Обычная фарца. В советское время за это сажали на срок от трех до пяти лет. Отец бегал за мной с ремнем и кричал: «Спекулянт! Я под Москвой кровь проливал, а вырастил такое говнецо!» Вчера преступление, сегодня — бизнес. В одном месте купил гвозди, в другом набойки — упаковал в полиэтиленовый мешок и продал как новый товар. Принес домой деньги. Накупил всего, полный холодильник. Родители ждали, что за мной придут и арестуют. (Хохочет. ) Торговал бытовой техникой. Скороварками, пароварками… Пригонял из Германии машину с прицепом этого добра. Все шло валом… У меня в кабинете стояла коробка из-под компьютера, полная денег, я только так понимал, что это деньги. Берешь, берешь из этой коробки, а там все не кончается. Уже вроде все купил: тачку, квартиру… часы «Роллекс»… Помню это опьянение …Ты можешь исполнить все свои желания, тайные фантазии. Я много узнал о себе: во-первых, что у меня нет вкуса, а во-вторых, что я закомплексован. Не умею с деньгами обращаться. Я не знал, что большие деньги должны работать, они не могут лежать. Деньги — такое же испытание для человека, как власть, как любовь… Мечтал… И я поехал в Монако. В казино Монте-Карло проиграл огромные деньги, очень много. Меня несло… Я был рабом своей коробки. Есть там деньги или нет? Сколько их? Их должно быть больше и больше. Меня перестало интересовать то, что интересовало раньше. Политика… митинги… Умер Сахаров. Я пошел с ним попрощаться. Сотни тысяч людей… Все плакали, и я плакал. А тут недавно читаю о нем в газете: «умер великий юродивый России». И я подумал, что он вовремя умер. Вернулся из Америки Солженицын, все бросились в нему. Но он не понимал нас, а мы его. Иностранец. Он приехал в Россию, а за окном Чикаго…

Кем бы я был, если бы не перестройка? ИТР с жалкой зарплатой… (Смеется) А сейчас у меня своя глазная клиника. Несколько сотен человек зависят от меня со своими семьями, дедушками, бабушками. Вы копаетесь в себе, рефлектируете, а у меня этой проблемы нет. Я работаю день и ночь. Закупил новейшее оборудование, отправил хирургов во Францию на стажировку. Но я не альтруист, я хорошо зарабатываю. Всего добился сам… У меня было только триста долларов в кармане… Начинал бизнес с партнерами, от которых вы бы в обморок упали, если бы они сейчас зашли в комнату. Гориллы! Лютый взгляд! Теперь их уже нет, они исчезли, как динозавры. Ходил в бронежилете, в меня стреляли. Если кто-то ест колбасу хуже, чем я, меня это не интересует. Вы же все хотели, чтобы был капитализм. Мечтали! Не кричите, что вас обманули…»

inoСМИ.Ru

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20130928/213297507.html#ixzz2gDKEVNu9
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

Посмотреть также...

Либерман: Кто лжет – премьер-министр или министр обороны?

10/26/2020  19:22:53 Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман заявил сегодня на заседании парламентской фракции …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *