Крымско-татарское разочарование Владимира Путина

DA272C17-D528-4AE1-8D1D-2E023FC333EC_w640_r1_s

Фатима Тлисовa

Сентябрь 24, 2014   10:43:10 AM

ВАШИНГТОН—Владимир Путин рассчитывал на эпохальную фотографию с легендарным Мустафой Джемилевым – символ оправдания аннексии и признания власти России в Крыму. Но лидер крымских татар приглашение на встречу с российским президентом отклонил. Путин обиделся, результатом чего стала политика по отношению к лидеру крымских татар и всем, кто за ним стоит. И новые власти Крыма выполняют эту задачу: подавление стало основой политики России по отношению к крымско-татарскому народу. Так объясняет характер происходящего профессор Дартмутского университета в Массачусетсе Брайан Уильямс. ​

По его мнению, «большие» дела Владимира Путина лучше понимаются через простые вещи: «не по интересам, – как в политике, а по понятиям». Позицию Джемилева, с которым он давно знаком, Уильямс называет «высоко моральной, благородной», но вместе с тем – идеалистической и «далекой от политического прагматизма». По словам бостонского профессора, Мустафа Джемилев, «крымский Нельсон Мандела, никогда не смирится с российской аннексией своего отечества».

«Крымнаш», или Конец вежливости

Время «вежливых зеленых человечков» кончилось после утверждения российского статуса Крыма «в результате референдума», который подавляющее большинство крымских татар игнорировало, а многие даже осмелились публично осудить. Рейды силовиков в дома, в офисы общественных объединений, бизнесов, в мечети и в редакции СМИ, исчезновения активистов, трупы со следами пыток, ограничение свободы передвижения, запреты на въезд в Крым и в Россию, прокурорские и губернаторские предупреждения с угрозами новой депортации – с одной стороны. Два места в региональном парламенте, административная и финансовая поддержка и продвижение отколовшихся от «джемилевско-чубаровского» Меджлиса – с другой. Спектр методов, применяемых новой властью в Крыму в отношении крымских татар, идеально укладывается в лекала традиционной концепции «кнута и пряника». В результате крымские татары в массовом масштабе уезжают с аннексированного полуострова – так описывает происходящее Брайан Уильямс.

«Около шести тысяч приехало во Львов, согласно официальным базам данных регистрации беженцев, но на деле их, как минимум, в два раза больше: не все регистрируются, потому что боятся за остающихся там родных или могут обеспечить себя самостоятельно», – сказал в телефонном интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» координатор общественной организации помощи беженцам «Крымская Хвиля» во Львове Энвер Бекиров. По его информации, вне официальной статистики остаются и те, кто выезжает за рубеж.  Около 600 крымских татар находятся в различных лагерях беженцев в Польше; наиболее состоятельные выехали в различные страны Европы и в Турцию, рассказывает Бекиров. Он отмечает, что многие возвращаются домой, считая, что угроза военных действий в Крыму миновала.

«Решение эмигрировать – это очень тяжелый удар. Особенно для народа, пережившего депортацию. Люди приезжают в ужасном эмоциональном состоянии. С ними работают психологи», – рассказывает Бекиров.

Пост крымского татарина в Facebook

Пост крымского татарина в Facebook

Энвер Бекиров – тоже беженец. Он уехал из Крыма полгода назад с женой и маленьким сыном; недавно к ним переехала и мама Энвера. Для трехсоттысячного крымско-татарского населения Крыма – до аннексии крымские татары составляли около 13 процентов – такие человеческие потери губительны,  подчеркивает он.

В поисках мусульманских экстремистов

Google на запрос об исламском радикализме крымских татар выдает весьма показательные результаты. К примеру, сайт Евразийского движения (рядом с текстами лекций Александра Дугина) публикует аналитическую статью о природе радикализации в Крыму. Вот первое предложение: «Развернувшееся с конца 80-х годов ХХ века возвращение крымских татар в Крым привело к резкому изменению этноконфессионального баланса на полуострове».

Авторы подчеркивают: «Относительно спокойная общественно-политическая ситуация на полуострове пока еще поддерживается, благодаря численному превосходству славян». В числе «экстремистских», угрожающих обществу организаций крымских татар первое место занимает «Меджлис крымско-татарского народа», а его лидер Мустафа Джемилев характеризуется как «исламский сепаратист и террорист». Среди множества «преступлений» Джемилева – содействие репатриации, строительство 10 мечетей и борьба за самоопределение. Статья датирована январем 2013 года.

Более свежая публикация (январь 2014 года) – на сайте Новороссии. Она озаглавлена так: «Крымский казачий Союз призвал ликвидировать исламские экстремистские группировки в Крыму». Авторы публикации приводят список из пяти «экстремистских организаций», в котором присутствуют и Курултай, и Меджлис.

http://www.golos-ameriki.ru/content/crimean-tatars-russia-policy/2460331.html


Посмотреть также...

«Его здесь звали просто Милька Рыжий»

04/11/2021  11:50:04 Владимир Мак  10 апреля умер постоянный автор «Лехаима» Владимир Мак. Ему было 65 …

Один комментарий

  1. Александр

    Надо же, мурашки у них по телу пошли. Что-то не слышно раньше было про эти «мурашки» при пребывании в составе бывшей Украины. Перед русскими можно выкобениваться, они все стерпят. Какие беженцы? От кого бегут? Может и сбежал кто из тех, кто патологически не переносит русских, но это их проблемы. А этому хорьку — Мустафе Джемилеву чести не делает то, как он пытается ломаться перед Путиным. Посмотрел бы я на этого «Нельсона Манделу» если бы киевская хунта успела подсуетиться с Крымом и начала подавлять любые проявления инакомыслия. Сейчас бы на месте Крыма была пустыня. Мустафа Джемилев — обычный истерик и популист с национальным окрасом, чтоб он был здоров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *