Либерман: «Я не за Россию и не за Украину. Я – за Израиль». Интервью

exclusive_e6cbaec211861d42882ff15041fe8bc4

Либерман
Фото: Мирьям Алистер

Апрель 30, 2014   7:36:15 AM

Министр иностранных дел, лидер партии НДИ Авигдор Либерман поделился с «Курсором» своим мнением по поводу ситуации на Украине, рассказал о взаимоотношениях с Лавровым, привел примеры «израильского непослушания США», а также дал прогноз на досрочные выборы в Израиле.

—  Вы владеете гораздо более полной информацией, чем основная масса наших читателей. Евреям сегодня опасно оставаться на Украине?

— Я думаю, что евреям на Украине сегодня так же, как и всем другим, проживающим там народам. Общая ситуация в стране, скажем так, менее спокойна, чем в Швейцарии. Но причин для паники нет.

— Можете кратко, буквально одной-двумя фразами, сформулировать, что сегодня происходит на Украине с точки зрения израильского МИДа?

Сегодня в СМИ и интернет-пространстве пишут многое про Украину и Россию. А социальных сетях просто развернулись баталии тех, кто за Россию, с теми, кто за Украину. А вот я – за Израиль. Я не за Украину, не за Россию – я за Израиль. Вот такой у меня странный подход. И поэтому меня, прежде, всего интересуют израильские интересы.

Украина и Россия – дружественные государства. Поэтому наша позиция простая: чем быстрее они достигнут взаимопонимания, чем скорее наступит разрядка напряженности в их отношениях, тем будет лучше для всех. В том числе и для Израиля, и мирового сообщества. Мы считаем, что нормализация отношений России и Украины является, в том числе, и нашим интересом.

— Совсем недавно вы принимали в Израиле кандидата в президенты Украины Петра Порошенко. По нашей информации на ближайшее время запланирован визит в Израиль его основного конкурента — Юлии Тимошенко, которая также собирается встретиться с вами. Вы найдете для нее время?

— Мы ни на кого не накладываем вето, никого, если можно так выразиться, не инспектируем. Мы всегда рады гостям, со всеми по возможности встречаемся. Мы не вмешиваемся во внутренние дела других государств. Что же касается планируемого визита Юлии Тимошенко, то у меня нет на этот счет никакой индикации.

— Мы знаем, что после захвата Крыма израильское министерство обороны полностью заморозило любые сделки с Россией в области вооружений…

— Мне на этот счет ничего неизвестно. Откуда информация?

— Есть у нас источники. То есть вы хотите сказать, что говорить о том, как это сказывается на двусторонних отношениях, — преждевременно?

— В этой связи могу сказать, что мы пытается выстраивать свои отношения с Россией и Украиной вне связи с теми или иными ситуациями. Повторю: у нас есть собственные интересы, которых мы придерживаемся.

— Тогда такой вопрос. В какой степени Израилю удалось выстроить с Россией отдельные, самостоятельные отношения? Иными словами: какова вероятность, что ради нанесения вреда американским интересам на Ближнем Востоке — Россия навредит Израилю, например в Иране?

— Наши интересы с Россией не претерпели изменений. Они, как и прежде, дружественные. Мы ни от кого ничего не скрываем, наша позиция абсолютно прозрачна. И всем должно быть понятно, что у Израиля есть свои интересы, которые мы отстаиваем всегда. При этом возможны разногласия с нашими партнерами, даже самыми близкими.

— Можете привести пример?

— Лет семь назад мне позвонила Кондолиза Райс (в то время госсекретарь США) с требованием признать Косово. Американцам это было очень важно и они убеждали всех своих союзников поддержать их на голосовании в ООН. Мы наотрез отказались. Из-за своих специфических интересов. Как это отказались делать Испания и Греция – тоже исходя из своих интересов. Косовский прецедент вкупе с нами внутренними проблемами мог быть крайне опасным.

— И как отреагировали американцы?

— Трудно сказать, что они были в восторге, но, по крайней мере, им можно было объяснить. США были и остаются дружественным Израилю государством. И здесь понимают, что у каждого государства есть своя специфика. Собственно, и мы выстраиваем свою дипломатию, исходя из понимания, что у других государств могут быть свои интересы. Далее – все в рамках цивилизованного диалога.

— Вы постоянно упоминаете об интересах Израиля. Можете конкретизировать?

— Наши собственные интересы — это, прежде всего, решение вопроса по иранской ядерной программе, это уничтожение химического оружия в Сирии, ну, и другое. Для решения этих проблем необходимо, в том числе, и тесное сотрудничество между США и Россией, а не эскалация напряженности между ними.

— Кстати, о сотрудничестве: изменились ли ваши отношения с Лавровым за последние несколько месяцев?

— Отношения остались прежними – очень дружными, доверительными. В ходе личных встреч никаких проблем не было. По-моему, все нормально.

— Давайте теперь поговорим о наших внутренних проблемах. Вы достаточно развернуто на своей странице в  Facebook выразили отношение к союзу ФАТХа и ХАМАСа. И все-таки: чем, на ваш взгляд, это соглашение угрожает Израилю?

— Мы исходим из того, что ХАМАС – это террористическая организация, что подтверждено многочисленными международными нормативными актами и соответствующим законодательством многих стран. При этом ХАМАС – это не просто террористическая организация, а структура, главная цель которой сводится к физическому уничтожению государства Израиль. Никаких интерпретаций тут быть не может. Поэтому наши отношения с Палестинской автономией должны были измениться в тот момент, когда Абу-Мазен, вместо того чтобы говорить о мире с Израиль, пошел на союз с террористами из ХАМАСа. Это по сути два взаимоисключающих направления. Невозможно договариваться и с Израилем, и с ХАМАСом. Абу-Мазен сделал свой выбор.

— То есть до тех пор, пока ХАМАС и ФАТХ будут едины, никакие переговоры невозможны?

— Мы пока заморозили свои отношения с палестинцами. В настоящее время пытаемся понять, что происходит в автономии. ХАМАС может стать участником переговоров в том случае, если выполнит условия «ближневосточного квартета». А условия эти такие: отказ от насилия, признание права на существование государства Израиль, а также всех предшествующих соглашений, заключенных Израилем и палестинцами в ходе предшествующих этапов переговоров. Однако ХАМАС ни одно из этих условий принимать не собирается. Так что говорить тут не о чем.

— Но ведь мы видим определенные подвижки к примирению со стороны Абу-Мазена. Он впервые заявил о признании Катастрофы европейского еврейства…

— Ну, да. С одной стороны он говорит о признании Холокоста, а с другой – обнимается с ХАМАСом, который ставит целью уничтожение государства Израиль. Каждому, кто способен проанализировать реальную ситуацию, абсолютно ясно: после примирения ФАТХа с ХАМАСом так называемое правительство национального единства возьмет курс вовсе не на мирное урегулирование, а на резкое усиление напряженности и вооруженный конфликт с Израилем.

— И все-таки, если прагматично подойти к переговорам с палестинцами, что, на ваш взгляд, должно стать предметом промежуточных и что окончательных договоренностей?

— Тот, кто слышал выступление Абу-Мазена на заседании политбюро ООП, наверняка обратил внимание на риторику палестинского лидера. А он заявил, что никогда не признает Израиль в качестве еврейского государства и никогда не откажется от права палестинских беженцев на возвращение. Вот вам промежуточное и окончательное соглашение по Абу-Мазену.

—  Выступая недавно в США вы пообещали русскоязычного израильского премьера в ближайшей перспективе…

— Я не обещал! Я пытался их воодушевить. Встречаясь с русскоязычной общиной Нью-Йорка я сказал, что Израиль – страна неограниченных возможностей. В качестве примера я привел пример репатриантки, которая 14 лет приехав в Израиль, прошла путь от горничной в гостинице до мэра Арада. Я рассказал о Юлии Эдельштейне, Натане Щаранском. И о себе. Где еще возможно, чтобы недавние иммигранты добивались высших постов в государстве? Так что вполне возможно, что у нас вскоре появится русскоязычный премьер. Или русскоязычный президент.

 А показалось, что вы намекали именно на Либермана в кресле премьера.

— Я вам точно передал то, о чем говорил.

— Журналистам известен ваш дар политического предвидения. Обычно ваши прогнозы в точности сбываются. Скажите, нам следует готовиться к досрочным выборам?

— Я думаю, пока рано прогнозировать досрочные выборы. Правящая коалиция – стабильная, устойчивая. Разумеется, в израильском парламенте возможны любые неожиданности. Могу сказать определенно одно: скучно точно не будет.

— И последний вопрос: НДИ пойдет на следующие выборы вновь в блоке с Ликудом?

— Абсолютно точно – мы идем на выборы самостоятельно. Это решено.

В заключение интервью Авигдор Либерман поздравил читателей «Курсора» с наступающим Днем Независимости.

Посмотреть также...

20 ортодоксов депортируют в США за въезд в Израиль по фальшивым справкам

02/24/2021  22:29:58 Источник в аэропорту Бен-Гурион сообщил, что подделка разрешительных документов поставлена на поток Вести-Ynet| …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *