Реклама
Реклама

Мишень перед стрелой

Реклама

10003310_556023527862794_126277979773410933_n-200x300Автор: Орли Гольдкланг

01/18/2015  10:27:59

Каждый, кто считает себя правым, должен помнить: если левые придут к власти, они используют это для отступлений. На этих выборах у безмятежности может быть дорогая цена: возможно, мы не сможем отстроить то, что они разрушат за один день

В то время, как большинство национального лагеря занято праймериз, в партии «только не Биби» шьют костюмы, и среди разочарованных правых есть довольные этим. Ведь это сотканное из политического спектра правительство, которое, как и ожидалось, досрочно пришло к своему концу, не должно было возникнуть изначально; и кто знает: может, хорошо, что Нетаниягу сотоварищи будут наказаны каденцией в оппозиции, которая напомнит им для чего их выбирали. По нынешним опросам возможное левое правительство также будет состоять из партий со всего спектра, так что при небольшом терпении через 2-3 года у правых будет возможность вернуться к власти и исправить.

Вопрос только можно ли будет исправить? Два-три года — немного, но, как известно, чтобы построить дом, надо, как минимум, несколько месяцев, а чтобы разрушить хватит несколько часов. Это верно и в области безопасности, и в области экономики. Тот, кто полагается в этих областях на левых, может удобно устроиться в кресле. Тот, кто при всей критике в адрес нынешнего правительства, понимает, что левое будет хуже, должен выйти из безмятежности. Что поделать: иногда поддерживают правительство не за то, что оно сделало, а из-за того, что оно не сделало. Это печально, этого недостаточно, но на Ближнем Востоке иногда это критически.

Нынешние левые когда-то мечтали о мире, сегодня они говорят об одностороннем отступлении и стоит слушать, что они собираются сделать. Пока представители этого лагеря всю каденцию ругали Нетаниягу — часть со скамей оппозиции, часть из министерских кресел — их коллеги из «мирных институтов» не сидели ни минуты. У них уже есть детальные планы «сворачивания». Если вы надеетесь, что арабы предотвратят разрушение поселений, как всегда взорвав переговоры, подумайте еще раз. Черновик «размежевания-2» уже отпечатан, он на столах Герцога и Ливни и они знакомы с ним. Левое правительство не должно будет проводить подготовительную работу, чтобы начать выполнять план. Те, кто дергает Ципи Ливни («я меняю партии, но не убеждения») за ниточки, уже все подготовили. Она и ее новый политический друг должны будут только исполнить.

Одностороннее отступление никоим образом не приведет к окончанию конфликта. Герцог и Ливни обещают сохранить основные «поселенческие блоки» и не выводить сразу армию из районов разрушенных поселений — все же под планом подписались отставные военные, немного понимающие в происходящем на местности. Они хотят приблизить эти блоки к разделительному забору из «соображений демографии».

До того, как обсудим демографию, стоит здержаться на вопросе, что произойдет на следующий день после отступления. арабы никоим образом не примут этот план в качестве решения конфликта. С их точки зрения, такие Иерусалимские районы, как Гило, Рамот и Гива Царфатит, — достаточные причины для интифады. Слово «оккупация» не покинет нас в случае реализации этого одностороннего отступления, и мы еще ничего не говорили о Яффо и Галилее. Нуждающиеся в намеке, что случится там после отступления, пусть посмотрят на юг.

Говорят, что отступление улучшит демографический баланс. До начала Первой алии тут было 26 тысяч евреев. Первая алия удвоила это количество и с тех пор ситуация только улучшалась. К созданию государства тут жило 600 тысыч евреев. Тогда боролись с демографической проблемой не путем сокращения территории, которая и так была небольшой, а поощрением рождаемости и репатриации. У нынешних левых эти понятия считаются грубыми. Поощрение рождаемости может задержать карьеру, разозлить организации экологов, которых и так злит, что мы ходим по земле вместо того, чтобы законсервировать ее. Когда-то принимали новых репатриантов с флагами и приветствиями, сегодня — с удивлением: чего вам не хватало там, что приехали сюда?

Так не строят ни демографию, ни государство. Левым стоит собраться и вспомнить почему они здесь. План одностороннего отступления не закончит конфликт, а лишь значительно усложнит наше положение. Но левые выучили из «размежевания» лишь как проводить его быстрее и как продолжать игнорировать кровавую цену, которая последует за ним. Как сказано, планы уже готовы. Все детализировано, включая бюджет и места высылки депортируемых. Переход от мечты о мире к мечте об узких границах показывает цель: депортировать поселенцев любой ценой. Лишь объяснение меняется. Безответственная обсессия к уменьшению территории страны — это психическое расстройство и его цена высока. Врачи говорят об анорексии.

Реалити Хеврон

Две недели назад житель Хеврона Ноам Федерман был звездой немого кино. Как и каждый раз, когда Федерман появляется в заголовках, это сопровождалось презрением со стороны левых и настороженностью со стороны правых. Что поделать, этот улыбчивый представитель «Ках» не похож на льстивую официантку из рекламы и даже многие правые не знают, как воспринимать его. Когда он в кадрах, есть шансы на вспышку, даже если фильм немой. Но в отличие от знакомых немых фильмов, тот короткий фильм не сопровождался субтитрами, объясняющими зрителю, что мы видим. Так происходит при фотомонтаже организации «Бецелем».

Ролик показывает Федермана, выходящего из машины в центре Хеврона, бросающего камни в араба, затем резко поворачивающегося в направлении автофургона с лотками с яйцами и переворацивающего их. Испуганный водитель автофургона быстро залезает в кабину и исчезает. Спасибо 2-му телеканалу за эти объяснения.

Этот короткий ролик является отличным уроком для студентов кинематографии 1-го года обучения. Зачем менять лишь одну сцену, если можно изменить всю действительность? Ведь при нужном редактировании истории она может начаться в 1948 или 1967г., что удобнее. Рука мастера может превратить Нетаниягу в Биби, а Бужи — в Герцога. показать то, что удобнее Абу-Мазену, и отфильтровать то, что неудобно; отбелить образ Ливни и объяснить интеллигентное молчание председателя Аводы, в том числе на допросах в полиции. У кого есть терпение пойти в монтажную составлять выброшенные части?

Оказывается, у Федермана есть. К большому частью, кроме телекамеры Сюзан Джабар из Хеврона, там работали и телекамеры ЦАХАЛя. И тот фильм был немой, и тут в картину вступает свидетельство Федермана.

Гимн спонтанности

«Это событие делится на 2 части: то, что я знал во время происшествия, и то, что выяснилось позднее», — говорит Федерман. — «в четверг две недели назад я ехал из Хеврона в Кирьят-Арбу с двумя из моих детей и пожилым тремпистом. На перекрестке я увидел молодого араба, бросающего камни в мою машину. Я немедленно развернул машину в рго направлении, чтобы испугать его, и он в самом деле начал убегать. Со своим старшим сыном я вышел из машины и мы стали бросать в него камни — те камни, которые он раньше бросил в нас. Тот спрятался за машинами, но вышли другие арабы, которые стали кричать и бросать в нас камни».

После 30 лет в Хевроне Федерман хорошо понимает местный язык, особенно, когда это «итбах аль-яхуд» (режь еврея). «Пока я обращаю в бегство первого бросавшего камни, я слышу, как другой араб говорит водителю автофургона с яйцами: «дай ему пройти и задави его сзади». Я повернулся к ним и первое, что мне пришло в голову, это спутать их планы и испуфать их. Я просто потянул лотки и сбросил их на землю. Водитель вскочил в кабину и дал газ. Все это происходили, когда в меня продолжали бросать камни с крыш и со всех сторон. Я бросал камни в ответ».

Это закончилось разбитыми стеклами 5 автомашин и лотками с яйцами. Все это время Сюзан Джабар из семьи убийц Эреза Шмуэля сидит у окна и снимает на камеру, но переданный ею в СМИ ролик начинается с того места, как первый бросавший камни начал убегать от Федермана.

Фильм камер слежения дает гораздо более сложную картину. «Молодой араб» — как принято называть в СМИ тех, кто не подозреваются в действиях «таг мхир», а только в опытке убийства — стоял на перекрестке четверть часа. Он начал бросать камни вначале в армейский джип, стоявший там, пока джип не удрал в переулок. Араб последовал за джипом и забрасывал его камнями и в переулке. Джип уехал и оттуда. Другой армейский джип, проехавший там, также получил град камней и последовал дальше, как и две обычные автомашины и автобус с учениками. И тогда появился Федерман.

Все это происходило перед телекамерой Джабар, но, как всегда, она передала в СМИ «отрежиссированную» версию. Знаете: искусство.

Федерман живет на грани и идет на риск. Его погони за арабами, бросающими камни, не являются гарантией долголетия и не рекомендуются каждому. И все же, когда мы видим полную картину, трудно ответить на вопрос: кто «нормальный» в этой истории: тот, кто воюет с камнеметателями, или тот, кто едет дальше?

Федерман давно известен полиции. Он явно не их поля ягода, мягко говоря, но в этом случае полицейские следователи сняли перед ним фуражки. Несколько из них сказали ему, что в том случае он вернул честь армии. Но мы тут не спорим о чести, мы просто хотим жить. Если подытожить сцену простыми словами, то пока армейский джип бежал от камней, Федерман преследовал камнеметателей. Не знаю, как вам, но в моих глазах это выглядит как причина и следствие.

(«Макор ришон» 19.12.14)

Перевод: Лея Халфин
МАОФ

http://www.maof.rjews.net/actual/10-2009-07-22-07-05-36/28933-2015-01-15-10-25-37

Реклама

Посмотреть также...

Коронавирус в Израиле: сводка минздрава на утро 23 июня

06/23/2021  11:42:40 Число заразившихся вновь выше 100, доля положительных результатов анализов — 0,3% Вести| Опубликовано: 23.06.21 …

Один комментарий

  1. Федерману — СЛАВА. Но сколько таких.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама