Не навреди больному, лучшее лекарство — это надежда

German_Hospital_Jerusalem_07

«Бикур холим» — одна из старейших больниц Израиля. Основана в середине 19-го в. Иерусалим. Фото 1950-х годов.

Май 29, 2014   2:47:10 PM

Бригадный метод лечения и пуговицы

 

Как это ни банально звучит, но здоровье, это самое ценное, что есть в жизни человека.

Начиная с 1950 года, ежегодно, в начале апреля отмечается Всемирный день здоровья.

В том, что по проведенным ООН исследованиям почти двух сотен стран, Израиль занимает почетное место по уровню длительности жизни, немалая заслуга израильской медицины. Средняя продолжительность жизни в Израиле превышает 80 лет.

Израиль, США, Япония и Германия, занимают первые места в мире по разработке новых лекарств, методик лечения и новейших технических решений в медицине. Вообще, в пересчете на душу населения, Израиль является лидером в области интеллектуальной деятельности. Организация экономического сотрудничества развитых стран, недавно проверявшая систему здравоохранения Израиля, отметила, что

«Государство Израиль создало наиболее успешную систему здравоохранения среди развитых стран за последние пятнадцать лет».

Израиль заслуженно гордится уровнем развития своей медицины.

Но если в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» мужики спорят между собой, кому же на Руси жить хорошо, то кому в Израиле лечиться хорошо ясно и без споров: богатым медицинским туристам из-за границы и материально обеспеченным израильтянам. Для них страна превратилась в ведущую державу в этой области благодаря высокой квалификации врачей, инновациям, новейшим разработкам лекарственных средств, медицинского оборудования, постоянным исследованиям новых методов лечения болезней.

Рекламные объявления по этому поводу, которыми пестрят бумажные и электронные СМИ, обещают медицинским туристам лечение у лучших специалистов, в лучших клиниках, которые оснащены самым современным медицинским оборудованием.

Не в связи ли с этим возникают немалые проблемы у общественной израильской медицины «для народа», нередкие забастовки медперсонала? Вполне возможно. Недостаточное финансирование общественной медицины, нехватка больниц, больничных коек, ощутимый дефицит высококвалифицированных врачей, которые тяготеют к частной медицине, что в принципе, чисто по-человечески, понятно и объяснимо: «рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше».

На лечение каждого жителя страны в год расходуется 2400 долларов, в то время, как в Европе 4000 долларов, а в США 8000 долларов. Расходы на медицину в Израиле составляют 7.7% от валового национального продукта, хотя как минимум нужно 8%, а то и 10%, как в большинстве развитых стран. Правда, у последних нет необходимости тратить огромные средства на оборону, у них нет таких агрессивных соседей и таких «объективных» друзей.

Израильская медицина «для народа», имеет некоторые особенности в больницах, организованных по типу американской медицинской школы. Она как-то обезличена, в ней нет того «человеческого» подхода, к которому привыкли граждане бывшего Союза, несмотря на отсутствие там необходимых оборудования, лекарств и т.п. Безусловно, такая «обезличка» сказывается на качестве лечения больных.

В крупном медицинском центре юга Израиля, в больнице с «птичьим названием», умерла моя уже не молодая, но, по нынешним меркам, и не старая родственница, хотя по длительности жизни женщин в Израиле, могла бы еще жить и жить.

Она ушла из жизни в той же больнице, в которой началась ее многоступенчатая, состоящая, по мнению родственников, из сплошных врачебных ошибок, лечебная эпопея и в ней же трагически закончилась. Впервые, она поступила в больницу года три назад, после банальной травмы людей пожилого возраста, особенно женщин, перелома шейки бедра, требующая операционного вмешательства.

Жизненные обстоятельства, конечно, бывают разные. Так, муза В. Маяковского, его любимая женщина, Лили Брик, в 86-летнем возрасте тоже сломала шейку бедра и оказалась прикованной к постели. Не желая превратиться в обузу для родных, она приняла смертельную дозу снотворного. Это произошло в 1978 году. В те годы такая травма могла привести к добровольному уходу из жизни. С тех пор многое изменилось, медицина резко шагнула вперед.

Как правило, эта не очень сложная, практически рядовая, операция и послеоперационная реабилитация, проходят успешно. Правда, операция, есть операция. У родственницы все началось с неудачной операции, проведенной под общим наркозом. Молодой хирург-ортопед, по-видимому, не учтя веса, состояния костей пожилой женщины и пр., вместо установки обычного протеза сустава, построил там внутри какое-то сложное металлическое сооружение, которое через месяц сломалось, дополнительно и серьезно повредив кости, вообще исключив возможность восстановления хоть какого-то подобия самостоятельной ходьбы. Железо вылезло наружу, принося пациентке неимоверную боль. Затем последовали еще три операции: первая — по извлечению разрушенной металлической конструкции и осколков поврежденных костей, в процессе которой внесли очень серьезную инфекцию, и в результате возник гнойный очаг, высокая температура, замутнение сознания; вторая и третья — по попытке ликвидации очага. Все операции — под общим наркозом, что совсем непросто для пожилого человека, что в свою очередь привело к некоторому нарушению психики — легкой деменции. Ни о каком восстановлении возможности самостоятельного передвижения уже не шла речь. В результате человек был полностью обречен на постельный режим до конца жизни, к счастью, как это не прискорбно звучит, не всегда понимая, в каком она незавидном состоянии. Все эти мучения длились целый год: больница, центр реабилитации; больница, центр реабилитации и т.д., с постоянной угрозой насильственной выписки домой.

По-видимому, искусственно внесенная инфекция, не была излечена кардинально и через два года достаточно комфортабельного (по типу одноместной больничной палаты) домашнего постельного режима, дала мощный рецидив: высокая температура, затуманилось сознание. Она вновь попала в ту же больницу. Началось лечение сильными антибиотиками, температура вначале снизилась и, в два первых дня казалось, что дело идет к улучшению. Но, то ли применили не то лечение, поскольку оно было основано на прежних анализах, то ли допустили очередную ошибку, но внезапно отказали почки, резко повысился «сахар», полная потеря сознания. В итоге, помещение ее в больницу привело к резкому ухудшению здоровья и через две недели, она там скончалась.

Выше я писал, что в процессе операции, а возможно позднее, в послеоперационный период, ей внесли инфекцию. А как можно ее не внести, когда больничная палата, это проходной двор, туда приходят люди в большом количестве прямо с улицы, целыми семьями и хамулами, без халатов, без масок, возможно инфекционно больные, их никто не проверяет. Вообще, в израильских больницах многих пациентов систематически заражают, чуть ли не каждого десятого больного чем-то заражают. Мне могут возразить, что больных заражают в больницах всех стран. Это так, но меня в данном случае интересует Израиль.

Анекдот в тему.

Врачебный обход в больнице. В палате трое больных. Подходят к первому, лечащий врач докладывает: — геморрой, постельный режим, мажем йодом. Профессор спрашивает: — Жалоб нет? — Больной: Нет!

Подходят ко второму: — Сифилис, постельный режим, мажем йодом.

Профессор: — Жалоб нет? — Больной: Нет!

Подходят к третьему: — Ангина, постельный режим, мажем йодом.

Профессор: — Жалобы есть? Больной: — Есть! Пускай с меня начинают или хотя бы меняют ватку!

Смешно, или это смех сквозь слезы? Нет не смешно, а страшно, к сожалению, такие случаи недалеки от реальности.

Когда родные погибающей женщины пытались выяснить ее состояние и перспективы, то каждый раз встречались с разными врачами, поскольку за состоянием больных следит не один палатный врач, а целая бригада (бригадный метод лечения), и каждый раз получали резко отличающиеся сведения, диагноз и возможные перспективы

В этой связи, я вспомнил статью доктора С. Талейсника в «Мастерской» («Заметки по еврейской истории», главный редактор Е. Беркович), где он обсуждает эту проблему, полагая, что палатный врач необходим, в чем я с ним полностью согласен. Иногда больному становится легче, когда с ним просто поговорит лечащий врач. Так, когда-то было с земскими врачами, которые успокаивали больных, просто поговорив с ними и, ставили диагноз, используя только одну деревянную трубочку (элементарный стетоскоп). Сейчас опять таки многое изменилось.

Крупнейший ученый средневековья Авиценна говорил:

«У врача есть три средства в борьбе с болезнью — слово, растение, нож».

Слову — он отводил первое место.

Правда, если будем ориентироваться, например, на исследования шведских медиков из Уппсальского университета, которые пришли к выводу, что чем меньше у человека собственных зубов, тем выше вероятность возникновения у него сердечно-сосудистых заболеваний («в огороде бузина, а в Киеве дядька»), то мы вообще далеко уйдем от сколько-нибудь правильного диагноза.

К сожалению, упомянутый американский бригадный метод лечения, напоминает сценку А. Райкина: «Кто сшил костюм?». На вопрос директору ателье —

«Кто сшил костюм? Я не буду кричать, я только хочу в глаза ему посмотреть — вышли сто человек. Ребята, кто сшил костюм? — Мы. У нас узкая специализация, один пришивает карман, один пришивает рукав, один пришивает пуговицы.- В результате никто, ни за что не отвечает. К пуговицам претензии есть? — Нет, пришиты намертво, не оторвешь».

Бездушное отношение общественной медицины к израильтянам «из народа» было ярко продемонстрировано в недавней ТВ-передаче, посвященной судьбе трехлетней девочки, которая год назад в результате арабского теракта была тяжело ранена и три месяца пролежала в коме в реабилитационном центре. Через некоторое время после выхода из комы, но еще в очень тяжелом состоянии (она не разговаривала, почти не двигалась, сознание замутнено), ее лишают лечения и выписывают домой. Поскольку родители отказываются забирать ее домой, мотивируя отказ отсутствием дома необходимых условий для продолжения лечения, администрация реабилитационного центра обратилась в суд, который хотя и ненадолго, но отстрочил выписку ребенка.

Моя еще нестарая соседка, ощущая некоторый дискомфорт и запреты в связи с болезнью сердца (быстро не ходить, не поднимать и не носить тяжести и т.п.), решилась на операцию сердца. Она пришла на операцию в больницу, как говорят «на своих ногах», а оттуда ее вынесли вперед ногами, хотя как заверили врачи, собственно операция прошла успешно. Но что-то же остановило сердце.

Вот выдержки из комментария некой Риты (апрель 2014) к статье «Разработана программа помощи всем выжившим в Катастрофе»:

«А моя мама умерла по вине врачей больницы Бней Цион в Хайфе, неожиданно, при загадочных обстоятельствах, ….».

Мне могут возразить, что историй с врачебными ошибками очень много в больницах всех стран. Это так, но меня в данном случае интересует Израиль.

Я сосредоточил внимание на женщинах, потому что, в среднем, продолжительность их жизни, больше чем мужчин, т.е. среди живых стариков, бабушек больше, чем дедушек, а в приведенных примерах, уходят как раз женщины.

Я понимаю, что приведенные примеры по количеству, не тянут на репрезентативную выборку и, поэтому не претендую на какой-то статистический анализ или кардинальные выводы, но примеры то реальные, примеры из жизни.

Попытки обращений в суд по поводу врачебных ошибок, как правило, ни к чему не приводят, хотя адвокаты, специализирующиеся по этим вопросам имеются, они предлагают через СМИ свои услуги, а значит, проблема существует. Больницы обладают своим большим штатом квалифицированных адвокатов, которые на таких делах «собаку съели». Они в два счета докажут, что никаких врачебных ошибок (законодательно такой термин, вообще отсутствует, хотя в юридической практике он применяется), т.е., незлоумышленных заблуждений медицинских работников не было и, что больные умерли «по собственному желанию», в соответствии с состоянием здоровья и возрастом.

Несмотря на отмеченные в начале статьи несомненные успехи, государственная израильская медицина, тем не менее, больна и, не дай Б-г, чтобы, при «ее лечении», были допущены врачебные ошибки.

Нынешнее правительство Израиля начало что-то делать в этом направлении.

В эти дни, комиссия под председательством министра здравоохранения рассматривает рекомендации в сфере страхования здоровья, а именно, приравнивание медицинской страховки к той, что предоставляют больничные кассы. Так, например, можно будет приобрести такую страховку, при которой пациент сможет самостоятельно выбирать себе хирурга, а в случае сомнений получить экспертное мнение у другого врача-специалиста. Будет, также, положен конец ситуации, когда люди дважды платят за одно и то же, за базовую медицинскую страховку и дополнительное страхование, при том, что большинство получаемых услуг дублируют друг друга. Ну, дай Б-г, поживем, увидим.

 

goldshmidtАвтор — проф. Владимир Гольдшмидт

форум

YEHUDInfo SelecTexts поделился(-ась) ссылкойссылкой от Форум Daily.

 

Посмотреть также...

Мандельблит пока не готов решить – станет ли Ганц в ноябре премьером

03/04/2021  22:50:35 Редакция 18:55 Юридический советник правительства Авихай Мандельблит отклонил сегодня, 4 марта, просьбу Бени Ганца …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *