Первый в Сионе.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Октябрь 03, 2013  3:41:59 PM

Эта статья опубликована на американском сайте «ФОРУМ» на русском языке, написанной главой израильской редакции  этого сайта Шимоном Бриманом.

Ришон ле-Цион, основанный в 1882 году как «первый в Сионе» городской посёлок, проделал огромный путь от первопроходцев-энтузиастов на осликах до ультрасовременного города с прекрасными спальными районами. Первые дома там возводили выходцы из Российской империи. Через 130 лет Ришон ле-Цион снова развивается благодаря интенсивному «русскому» влиянию.

Первый вице-мэр Ришон ле-Циона Вадим Кирпичев (НДИ). Фото: Шимон Бриман

Первый вице-мэр Ришон ле-Циона Вадим Кирпичев (НДИ).

Фото: Шимон Бриман

Один из мощнейших двигателей этого развития — Вадим Кирпичев, «первый в Первом», первый вице-мэр этого города в центре Израиля. Вадим пришел в политику из спорта. Он родился в 1969 г. в Караганде, большую часть жизни прожил в Воронеже. Служил в Советской армии. Четырехкратный чемпион мира и Европы по акробатике, заслуженный мастер спорта России, мастер спорта международного класса (1991). Репатриировался в Израиль в 1997 году.

В 1998 году вместе со Стасом Мисежниковым и Артуром Казиевым он учредил молодежное движение «Мигдаль-Ор», а в 2002 г. — общественное движение «Ришоним», получившее на муниципальных выборах 2003 года два мандата в муниципальном совете Ришон ле-Циона. По результатам выборов в 2008 г. занял пост первого вице-мэра от партии «Наш дом Израиль». В муниципальном совете курирует отделы абсорбции, культуры, управления по борьбе с наркотиками и алкоголем, отдел регистрации бизнесов.

 

Мы беседуем в кафе в центре Ришона, и я с трудом оторвал Вадима Кирпичева от работы в предвыборном штабе – на календаре скоро муниципальные выборы 22 октября.

— Вадим, в чем «изюминка» вашего города?

— Даже его название уже говорит о том, что Ришон ле-Цион – это «первый в Сионе». В этом году мы закончили празднование 130-летия города, основанного семьями из царской России. Здесь была создана первая в новейшей истории Земли Израиля еврейская школа, первый в мире современный еврейский детский сад. У нас был написан будущий гимн Израиля, создан бело-голубой флаг с маген-давидом. Первая среди еврейских поселений синагога и первый колодец – всё это появилось именно у нас.

Современный Ришон имеет и демографические особенности: город находится в центре страны с большинством светского населения, без большого числа религиозных евреев и арабов. Его еще называют «Рашен ле-Цион» (смеётся), потому что из 260 тысяч жителей города 22 процента составляют выходцы из бывшего СССР, то есть около 50 тысяч человек.

— За 20 лет сделан явный рывок в развитии города – с чем это связано?

— Город вырос со 160 тысяч жителей – на 100 тысяч человек, это огромная и позитивная динамика. Ришон обладает самым большим в Израиле количеством земли, принадлежащим городу, так сложилось исторически. Городское хозяйство ведется без долгов, мы каждый год всегда в бюджетном плюсе.

Были освоены новые земли – там, где раньше были пески. Построены новые микрорайоны, детские сады и школы. Знаменитая дорожная развязка №431 соединила весь центр страны, в городе открыты две новые станции железной дороги.

К нам в город едет одна молодежь. У меня работают сейчас 10 классов ульпана по изучению иврита, из них 9 классов – для молодых. Только в 2013 году в Ришон приехали 163 семьи репатриантов, плюс сотни семей из других городов Израиля.

— Но Ришон остается «спальным городом». У вас, в основном, не работают, а спят, возвращаясь из других городов?

— Это одна из проблем, которую мы успешно решаем. Ришон действительно более спокойный город, хотя в нашей промзоне есть огромное число баров, работают аттракционы «Суперлэнда» и самый большой кинотеатр в стране. Но мы сохраняем статус спокойного спального города.

— Вы занимались в мэрии помощью в открытии бизнесов. Какие возможности есть у местной власти для привлечения новых бизнесов?

— Налогообложение бизнесов регулируется государством, а не мэрией. У нас более 5500 бизнесов. Сейчас мы ведем переговоры с хайтековскими фирмами и банками о переносе их офисов к нам – мы даем им земли и скидку в поземельном налоге («арноне») до 90 процентов.

Большое наше достижение в том, что ряд компаний хай-тека уже переехал в Ришон. Такое же решение о переезде к нам принял и банк «Леуми» — второй по величине банк Израиля переносит в Ришон свой центральный офис. Мы также ведем переговоры и с другими банками. Мы даже планируем новые жилые районы для работников хайтека и банковской сферы.

— Как-то проявляется тот факт, что во власти в городе находятся именно выходцы из экс-СССР?

— Вы удивитесь, но именно с нашей подачи русский язык и шахматы стали обязательными для изучения в школах города. Это был мой пилотный проект 4 года назад – для развития логического и стратегического мышлений у детей. Мы тогда начали проект в трех детских садах, а сегодня в 89-ти детсадах учат шахматы, причем спрос на это огромный. Теперь дети с 1-го класса учат шахматы и в школах. Конечно, мы гордимся тем, что гроссмейстер Борис Гельфанд живет в Ришон ле-Ционе. Я имею полную поддержку от Бориса, который активно участвует в наших проектах с детьми и молодежью.

В предвыборном штабе НДИ в Ришон ле-Ционе. Фото: Шимон Бриман.

В предвыборном штабе НДИ в Ришон ле-Ционе. Фото: Шимон Бриман.

— Что происходит в городе перед выборами мэра?

— Политика — как колесо. Но партия «Наш дом Израиль» поддерживает того мэра, которого мы поддержали пять лет назад. Работа с ним была плодотворной, он себя доказал, и есть что дальше развивать с ним. Хотя политическая борьба идет накаленная и очень серьезная, мы уверены, что с нашей помощью мэр будет переизбран.

Хочу заметить, что мы в «правительстве» города с 2003 года. Со Стасом Мисежниковым мы вошли в горсовет еще в 1999-м.

— Обычно «русским» муниципалам в мэриях отдают их узкий сектор – скажем, прием репатриантов. Как дело обстоит у вас?

— Мы реально руководим городом. Мы давно пробили так называемый «стеклянный потолок» и вышли за  секторальные рамки. Я лично как первый вице-мэр отвечаю за культуру, спорт, молодежь, образование, открытие бизнесов, борьбу с наркотиками. Так что мы влияем на все сферы жизни.

— Кстати, как вы боретесь с наркотиками?

— Знаете, если ко мне приезжают специалисты Госнаркоконтроля России, Украины, Канады и Франции и перенимают наш опыт, то это о многом говорит. За пять лет упала на 60 процентов статистика распространения наркотиков, а общая преступность снизилась на 30 процентов. Мы ведем огромную работу с молодежью и подростками. А начинаем с детских садов – при помощи игр объясняем детям, что такое хорошо, прививаем здоровый образ жизни. Открываем много спортивных секций.

Мы единственными в Израиле получили разрешение забирать к себе в секции сидящих заключенных или находящихся под судом. Они тренируются у нас, и 70-80 процентов из них продолжают затем заниматься спортом. У нас даже есть чемпионы Европы и мира, а также тренеры, у которых было по 7-8 уголовных дел, но которые вернулись к нормальной жизни.

Я сам бывший спортсмен и знаю, что спорт – это лучшая гарантия того, что ребенок не пойдет по кривой дорожке.

— Путин как-то сказал, что бывших чекистов не бывает. А бывают ли бывшие спортсмены?

— Я не думаю, что бывают бывшие спортсмены. Я был акробатом, добивался международных наград, крутился в воздухе и делал сальто. Политика — как форма акробатики: надо выполнять сложнейшие вещи, чтобы добиваться результатов.

— Нужна ли на муниципальном уровне поддержка крупной политической партии? Разве есть идеология в городском хозяйстве?

— Однозначно, если за твоей спиной нет команды в высших эшелонах власти, то в городе ты ничего сделать не сможешь. Все важные для города проекты проходят через правительство. Нужна вертикаль «правительство-Кнессет-город», иначе всё зря.

— И как это работает в рамках партии НДИ?

— Судите сами: та же дорожная развязка №431 лоббировалась тогдашним министром транспорта Авигдором Либерманом. Это он заложил тогда этот проект, как и железнодорожную станцию Ришона. Наш парк «Суперлэнд» – ему помог Стас Мисежников на посту министра туризма. Любое строительство требует разрешения МВД – у нас там работает Фаина Киршенбаум на посту замминистра. Дотации в городской спорт – это Алекс Миллер во главе комиссии Кнессета по молодежи и спорту.

Отдел по борьбе с наркотиками и проект «Город без насилия» – при поддержке министра внутренней безопасности Ицхака Ароновича. По городу мы поставили более 5000 видеокамер, ведем активное патрулирование улиц. Вот вам прямая связь города с правительством.

А если бы у меня не было поддержки от НДИ, чего бы я добился в одиночку? Самое важное – это команда и связка муниципалитета с правительством и Кнессетом. И мэр зависит от этой связки, он часто обращается к НДИ за помощью – решить разные вопросы со строительством или пляжами. Мэр пользуется силами во власти своих замов.

— Авигдор Либерман проявляет личное внимание к городу?

— Конечно. Мы каждую неделю встречаемся или обсуждаем по телефону ситуацию в городе, и я даю ему картину происходящего. Ришон ле-Цион – важнейший город, это оплот НДИ, где наша партия была и остается очень сильной.

— С какой командой вы идете на выборы?

— У нас в списке – полная интеграция лучших сил нашей алии: люди, представляющие силы безопасности, абсорбцию, медицину, рабочие комитеты, бизнес, адвокатуру, образование. Все знают, чем они будут заниматься в городском совете. Это команда профессионалов.

Прежде у нас было 2 места из 27 в муниципальном совете, теперь будет 29 депутатов, и мы рассчитываем на 4 мандата, чтобы удвоить свои силы. На это не только есть шанс, но и скажу больше: если мы активно поработаем на выборах, то можем получить и 5 мест.

— Что мешает на этих выборах?

— У людей заметна моральная и физическая усталость от выборов вообще, ведь только в январе этого года были выборы в Кнессет. Плюс выскакивают никому не известные личности, пытаются оторвать голоса, делают разные провокации. Ничего нового. Мы себя уже доказали делом. 

— Вадим, что вы можете назвать своим личным достижением в городе?

— Года четыре назад мне говорили: «Ты не сможешь это сделать». А я сказал, что смогу. И вот теперь в каждом парке и на улицах поставлены бесплатные спортивные тренажеры. Мы возвели дом на 200 квартир для ветеранов войны и узников гетто. Субсидированное жилье для молодых семей – это уже реальность, строим 450 квартир.

И всё благодаря той же связке с правительством, причем министр абсорбции Софа Ландвер нам очень помогает, играя ключевую роль в проектах для репатриантов. Открываем скоро ультрасовременный ульпан по изучению иврита — с телеустановками и звуковыми эффектами – Софа Ландвер это «пробила». Так что эта связка работает на 100 процентов.

DSC04147a

Предвыборный штаб НДИ в Ришон ле-Ционе. Фото: Шимон Бриман.

Шимон Бриман

 

Шимон Бриман

Посмотреть также...

Армии мира. Современная армия Ирана и Израиля. Сравнение. Кто сильнее

01/27/2021  14:40:18   Александр Шляйхтенберг

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *