Плывущие по Енисею

sa235

Евгений Сатановский, Москва

10/29/2014   11:27:34

Читатель имеет право не любить автора и всё то, что он, автор, пишет. Как он это право реализует – его дело. Может не читать. Может охаивать в социальных сетях.

Компьютер — гениальное изобретение, он дал возможность найти выход немотивированной агрессии такому количеству народа… Сколько бы голов было пробито, машин подожжено, кошек потравлено, если бы люди с ущемлёнными чувствами не могли излить своё, наболевшее, с помощью этого распространённого устройства. Наконец, читатель может с праведным негодованием обрушиться на редакторов медиаресурса, где помещён материал, который ему не нравится. Обозвать их по-всякому и потребовать соответствовать его чаяниям. Ну, тут кому поп, кому попадья, кому свиной хрящик…

Строго говоря, человек кляузничающий ничуть не изменился со времён парткомов, профкомов, месткомов, комиссий партийного контроля, чрезвычайных троек и прочих инструментов общественного воздействия масс на персоналии, которые этим массам не нравятся или просто от них в чём-то отличаются. Опять же, неважно, опричнина, НКВД, или гестапо осуществляют волю народонаселения. Не Святейшая Инквизиция, так Его Императорского Величества Тайных Дел Канцелярия. Не ЦРУ, так КГБ. Главное — чтоб было куда пожаловаться, написать донос, обратить внимание и заострить вопрос.

Вы пишите, вы пишите, вам зачтётся – это, к сожалению, не только о поэтах. Кому-кому, но Окуджаве об этом было хорошо известно. На Булата Шалвовича писали многие и много. Так он был им классово чужд со своей интеллигентностью, никак на него нельзя было не написать. Однако времена переменились. Не газета «Правда» коллективный организатор нынешних масс, а телевизор. По-простому именуемый в русском народе «зомбоящиком». По крайней мере, в молодом поколении этого народа, которое, как и положено ему по возрасту, скептично, иронично, цинично и остро на язык. И наблюдая на экране не то, чтобы сплошной цирк на конной тяге, но, по крайней мере, в политических ток-шоу именно его, оттягивается на героях этого балагана как может.

Само действо, как правило, представляет сидящую вокруг сцены толпу, в которую, как гранаты в наступающих на Москву фашистов, вбрасывают микрофоны. Ненадолго, чтобы те, кого туда невесть откуда собрали, успели вложить свои пять копеек в обсуждаемую тему – неважно, в какую. Украина там. Что делать с террористами. Или — почему всё в мире так плохо. Причём, понятно изначально, что виноваты во всём США. Слава Б-гу, с началом очередного витка холодной войны про умное можно не говорить. Как, впрочем, и с другой стороны планеты, где во всём виновата Россия и В.В.Путин. Такое зеркальное видение мира. За что спасибо президенту Б.Х.Обаме лично и низкий поклон его команде.

Опять же, в середине этого гармидера бродит ведущий и сидят или стоят известные люди. Частью талантливые. Обычно не имеющие никакого отношения к обсуждаемой теме. Милейшие в бытовом общении. Изредка гениальные – если говорить о творческой интеллигенции. Плюс политики – узнаваемые или начинающие, из подающих начальству надежды. Тут всё печально, но кто мешает им не отрабатывать номер, а демонстрировать величие своего ума и сердца, кроме полного отсутствия и того и другого? Однако какие есть, такие есть. Наконец, изредка во всей этой говорильне проскальзывает пара-тройка белых ворон. Эти говорят не то, чего от них ждут, а то, что думают. Изредка даже по делу.

Автор толпу не любит со времён молодости, полагая идиотизмом и популярный телевизионный слоган «Здесь право говорить имеет каждый», и воплощение этой бредовой идеи на отечественном телевидении. Хотя и на телевидении зарубежном всё это выглядит не лучше. Торжество быдла в рамках демократических идей его не радует ни в каком исполнении. Разве что к ведущему, которого автор полагает самым симпатичным и ироничным из всей этой телевизионной братии, он ходит, пытаясь минимально хамить тем из его гостей, которых хочется посадить на кол тут же, не отходя от телекамер.

Бить чужих гостей вообще нехорошо, а в телекадре появляются, как правило, не те, с кем интересно общаться, а те, кого по тем или иным причинам нужно туда вставить. Специфика жанра. Однако пока суть да дело, насмотрелся он на этот паноптикум. Хоть классифицируй его по видам и родам для музейной витрины. Тем более, после крымского референдума попёрло такое… Про нынешние украинские власти и политику Запада оно к сожалению похоже на правду – из песни слова не выкинешь. Но после антивоенных выступлений, олицетворяемых Макаревичем, г-но потоком поплыло по Енисею.

Тон и стиль, в котором всё это обсуждается, смысла не имеют никакого и раздражают чрезвычайно. Хочешь завоёвывать Киев или Вашингтон – вперёд. Семь футов под килем, штурм унд дранг нах Вест и мыть сапоги в Гудзоне. Вместо Индийского океана. Но трындеть чего? Однако старый патриотический писатель, бывший лесник, похожий на «пархатого большевистского казака», упомянутого в «Семнадцати мгновениях весны», клеймит врагов и предателей. Средних лет пугливого вида малоизвестный, но богатый театральный режиссёр, любящий именовать себя политологом, круглые глаза которого делают его похожим на предшашлычного барашка, заходится в крике. И это не все.

Тощая тётенька из глубокой провинции, утонувшей в Тихом океане, желчно что-то изрекает. Грустный бородатый лемур-исламист курлычет о своём. То в одиночку, то со старым, примелькавшимся на экранах бритоголовым со складчатым затылком курбаши – потомком сталинского директора Малого театра, косящим под кавказского князя. Внук наркома, приличный вроде человек, горько вспоминает, как его либералы обидели на всю страну, очевидно, плохо понимая, что обиженных в России… Что называется, сделал гадость – молчи. Порядочный человек подлости должен делать без удовольствия. Но если уж пришлось – такие там у вас наверху правила игры, и тебя назвали, как назвали, чего ж ты, дурень, напоминаешь всем про это?

Что примечательно – смотришь украинское телевидение, уши от тоски сворачиваются в трубочку. Смотришь западное – по тем же темам, тоже не светоч истины. Подтасовки на подтасовках и враньё на вранье. Штампы такие, что курам на смех. Практически «русские идут» — в обновлённой упаковке. С учётом наличия вечно оппозиционного Явлинского, не имевшего и не имеющего никаких шансов ни на что не потому, что не пускают, а потому что сам всё упустил. И Ходорковского. Которого, что о Путине ни говори, под Олимпиаду на свободу выпустили. В отличие от того, что М.Б.Х. бы с В.В.П., приведись такое, сделал, поменяйся они местами. В общем, как говаривал покойный папа автора, «и скучно, и грустно, и некому морду набить в минуту душевной тревоги»…

Колумнист «МЗ» Евгений Сатановский — президент российского негосударственного Института Ближнего Востока

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=7579


Посмотреть также...

Как в Израиле отменяли идиш

04/16/2021  22:58:17 В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор коммунистической газеты «Коль ха-Ам» Меир Вильнер …

Один комментарий

  1. Моисей Френклах

    Я Вас любил… Но что скучно — то скучно. И грустно. Извините.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *