«Победа русских в Сталинграде по-настоящему воодушевила британцев»

Флаг над городом-героем

© Коллаж: «Голос России»

Ноябрь 09, 2013   4:36:47 PM

Много ли знают о Сталинградской битве на Западе, в частности в Британии, и какие стратегические и тактические ошибки совершил Гитлер в 1942 году, рассказал «Голосу России» английский историк Майк Джонс

— В каких архивах вы работали во время подготовки книги про Сталинградскую битву?

— Для меня была большая честь работать над Сталинградом, писать о Сталинграде. Для начала скажу, что я хотел писать книгу, базируясь на русских — тогда еще советских — материалах. У меня были два главных источника, основным из которых были воспоминания ветеранов (я взял интервью у многих ветеранов Красной армии), я намеревался писать с позиции Красной армии, а не немецкой стороны. Хотя Сталинградская битва и была широко описана на Западе, однако описывали ее чаще с немецкой, а не с русской стороны.

— «В Сталинграде немцы поняли, что будут побеждены»

Мне хотелось взять интервью у ветеранов Красной армии и понять по их собственным впечатлениям, что это была за битва и через что они прошли. Воспоминания ветеранов были для меня основополагающим материалом. Также я использовал записи той армии, которая была в самом пекле Сталинградской битвы — в данном случае меня интересовал опыт военных действий.

В итоге получилась некая смесь воспоминаний ветеранов и архивных материалов, но мне хотелось бы поставить воспоминания на первый план, чтобы архивная стороны «просачивалась» сквозь человеческие истории. Таким образом получилась смесь из двух разных источников, главным из них стали воспоминания ветеранов.

— Какие архивные материалы вы использовали?

— Я использовал русские материалы, мне пришлось их переводить. Главный источник материалов — это русские архивные материалы, записи, статьи, книги, написанные по воспоминаниям. Я большей частью фокусировался на этих материалах, да и сами ветераны указывали мне порой на то, что, по их мнению, было интересно, таким образом став моими проводниками в этой работе.

— По словам специалистов, ваша книга сыграла большую роль в представлении о Восточном фронте Второй мировой на Западе. Как вы считаете, европейцы поменяли свое мнение о событиях Второй мировой войны и о Сталинградской битвы за последние годы?

— Да, я думаю, что о Сталинградской битве на Западе всегда знали, да так и должно быть. Это была битва необычайной важности. Я думаю, что в последнее время о ней стало особенно хорошо известно на Западе из-за большого числа книг, посвященных ей, и это замечательно.

— В Волгограде воссоздан символ непокоренного Сталинграда (ФОТО, АУДИО)

Несмотря на то, что, как я считаю, об этой битве знают сейчас больше, о ней все-таки чаще говорят с немецкой точки зрения. Сталинградскую битву проиграли немцы из-за ошибок Гитлера и немецкого командования, а тот факт, что ее выиграли русские благодаря своему мужеству и несгибаемости мало кого интересует. Битва сама по себе известна хорошо, но внимание до сих пор в основном приковано к немецкой стороне.

Я хотел не только рассказать о самой битве, но и понять психологию защитников Сталинграда, а это было именно тем, что интересовало ветеранов. Изначально ветераны спросили меня: почему вас интересует эта битва, каково ваше личное мнение о ней? Я ответил, что меня интересует их мотивация: каким образом они продолжали бороться в то время, как ситуация становилась все сложнее, а самое главное — как им удалось повернуть ситуацию в свою пользу. Когда они это услышали, они согласились работать со мной.

— «Мы боролись за каждую улицу, за каждый дом»

Моим единственным желанием было посмотреть на эту битву с совершенно другой стороны, отличной от традиционной точки зрения Запада, посмотреть на обычного русского солдата, на русских командиров и раскрыть европейцам настоящую удивительную историю Победы, ведь Сталинградская битва — это удивительная история победы. Это я и хотел сделать, и, надеюсь, мне удалось хоть немного перетянуть внимание европейского читателя с немецкой точки зрения на российскую.

— В России Сталинград принято считать переломным эпизодом войны. Ведь именно тогда Гитлер, по мнению его биографов, надломился психологически. На какое место в списке ключевых событий Второй мировой вы поставите Сталинградскую битву?

— Я бы поставил Сталинградскую битву на одно из главных мест — это одна из величайших битв Второй мировой. Однако на Восточном фронте можно выделить несколько значимых битв. Начнем с победы в битве за Москву зимой 1941 года — это была очень важная битва. Если бы Москва досталась немцам, я думаю, Европе было бы очень тяжело, история пошла бы по-другому. Стоит отметить, что это было первое поражение Гитлера.

Кроме того, вспомним Курск. Совсем недавно была годовщина Курской битвы. Она стала самым знаменитым танковым сражением 1943 года. Нельзя не вспомнить и Дебреценскую операцию 1944 года. Конечно, было много и других побед как на Восточном, так и на Западном фронтах. Но, как мне кажется, Сталинград особенно выделяется среди них.

Это особенная битва как на Восточном фронте, так и во всей войне в целом по многим причинам. Впервые немецкая армия была окружена, потерпела крах и была принуждена сдаться — именно в результате Сталинградской битвы. Раньше с немцами такого вообще не происходило. Для них это был своего рода глубочайший шок. Я думаю, именно Сталинград развеял миф о непобедимости немецкой армии.

В этом смысле Сталинградская битва стала поворотной точкой во всей войне. Сталинград также стал «битвой авторитетов» Гитлера и Сталина. Именно из-за того, что Гитлер пообещал, что Сталинград будет повержен и сражение будет выиграно, эта битва стала огромным ударом по его престижу. Я думаю, эту битву можно считать психологической поворотной точкой в войне как для Запада, так и для Востока и по военным, и по политическим причинам.

— Вы говорите о важности. А почему для Гитлера было так важно завоевать Сталинград? Был ли вообще смысл с военной точки зрения бросить столько сил на это направление?

— С военной точки зрения Гитлера можно за это критиковать. На самом деле изначальными планами его наступательной операции в 1942 году была операция на юге России, захват Кавказа и его полезных ископаемых — это была стратегическая экономическая наступательная операция. Изначально в планах Гитлера была только блокада Сталинграда, он не собирался завоевывать весь город, намеревался только отрезать речное сообщение, чтобы в город не поступали продукты. Его главной задачей было продвинуться к югу и завладеть нефтью.

Затем было намерение провести бой в самом городе, потому что немцы были уверены, что им удастся захватить Сталинград за день, потом — еще за день, затем еще… Но тут они начали понимать, что их оптимистические оценки оказались неверны, бой принял иной поворот и даже бросил вызов военной логике. Со стороны немцев было очень большим просчетом бросать свои лучшие войска на бой в городе, но Сталинградская битва становилась уже «битвой за престиж», и Гитлер начинал понимать, что если возьмет Сталинград, то даст таким образом Сталину большую психологическую «оплеуху».

Сталин же понимал, что если он удержит Сталинград — успех на стороне Советского Союза. Конечно же, на стороне Сталина была стратегия, ведь чем больше войск посылал Гитлер на Сталинград, тем слабее становилась линия его обороны, которая подкреплялась только войсками его союзников — румынами, венграми и итальянцами, и чем дольше русские держали оборону города, тем более рассредоточенной и опасной становилась стратегическая позиция. Я думаю, что хотя оба лидера сконцентрировались на битве за Сталинград, стратегия была на стороне Сталина, а Гитлер совершал много непоправимых ошибок, но, возможно, это было обусловлено психологическими причинами.

— Как вы думаете, есть ли разница во взглядах на эту битву со стороны России, Германии и Великобритании?

— Да, думаю, с немецкой точки зрения Сталинградская битва была трагедией, и долгое время невозможно было вообще возвращаться к разговорам о ней. Я думаю, в Германии на Сталинградскую битву смотрят как на трагедию, где сами немцы оказались жертвами — жертвами грандиозных замыслов Гитлера. Эта точка зрения только-только начинает пересматриваться.

Однако никто не обращает внимания на то, что это, кроме всего прочего, было не только военное сражение, это была также огромная наступательная операция, это была война против коммунизма, это была расовая война против славян, и 6-я армия, которая наводнила Сталинград, была вовлечена напрямую и косвенно в ужаснейшие зверства на Украине и на юге России.

Немцам очень неприятно признавать (однако они все-таки в последнее время начинают это делать), что это не только амбиции Гитлера и немецкой армии: множество обычных немецких солдат и их командиров не просто участвовали в военной операции, они участвовали и в расовой войне. По-моему, со стороны немцев очень большая доля самокопания.

Что касается британцев, то Сталинградская битва действительно поразила их воображение, причем гораздо больше, чем любая другая битва на Восточном фронте. Поэтому, думаю, присутствует большой индивидуальный интерес. У немцев и британцев разное отношение к битве. А что касается русских, эта битва для них всегда должна быть источником огромной гордости. Эта победа была абсолютно исключительной, позиция русских была очень сложна, но им все же удалось повернуть ситуацию в свою пользу, проявив самые лучшие качества — не только военные, но и эмоциональные: патриотизм, невероятный героизм. России стоит гордиться победой в Сталинградской битве.

— Вы говорите, что в Великобритании очень интересовались Сталинградской битвой. Как известно, во время Тегеранской конференции Уинстон Черчилль подарил Сталину меч в честь победы в Сталинградской битве — подарок короля Георга VI. Почему Британия так заинтересовалась этой битвой?

— Меч Сталинграда был отлит в Великобритании, и перед тем, как его отвезти на Тегеранскую конференцию, его провезли по городам страны. Сталинградская битва поразила воображение британцев, потому что немецкая армия казалась всем ужасающей, и хоть британцы и победили немцев в сражении при Эль-Аламейне, но Сталинградская битва была гораздо масштабнее. Думаю, эта победа по-настоящему воодушевила британцев, вселила в них уверенность в победе. Это был очень важный символ британского восхищения русскими достижениями.

— Можно ли сравнить военные амбиции Гитлера в те времена с амбициями того или иного государства сегодня?

— Мне не очень нравится делать сравнения такого рода, я думаю, в каждое время есть свои кризисы и проблемы. Я думаю, что опасность, которую Гитлер и Третий рейх представляли для мира, опасность фашизма — уникальна. В этом мире много ужасов, но то, что было высвобождено во время Третьего рейха — геноцид, расовая война, — оказалось на таком высоком уровне, как никогда ранее.

Мне бы хотелось подчеркнуть, что Британия, Америка, Россия замечательно взаимодействовали, великолепно работали вместе, чтобы одержать победу над Гитлером. Мне кажется, что если мир вновь столкнется с подобной бедой, верным решением для Запада и России будет вновь объединиться. Это для меня и есть урок Сталинградской битвы и всей Второй мировой войны.

Посмотреть также...

ЦАХАЛ атаковал в Газе 600 целей и готов к наземной операции

05/13/2021  15:59:44 время публикации: 13 мая 2021 г., 07:22 | последнее обновление: 13 мая 2021 г., 07:42 Пресс-секретарь …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *