Подешевеют ли учебники? Мнение директора школы

7e43ff8a94fe92247e56e3a8fd7a2f0c

03/27/2015   11:16:22

Владимир Рав-Цион: Начиная со следующего учебного года, стоимость школьных учебников будет определяться по единой системе расценок. Об этом сообщили представители Министерства просвещения. По их словам, данный шаг приведет к тому, что книги для учащихся станут гораздо дешевле. В студии со мной директор школы «Орт» имени Игаля Ядина Менахем Вайнбойм. Господин Вайнбойм, добрый вечер.
Менахем Вайнбойм: Добрый вечер.

Владимир Рав-Цион: Кто до сих пор отвечал за ценообразование на учебники?
Менахем Вайнбойм: Никто. Бардак. Когда вы говорите о том, что есть инициатива Министерства образования, вы должны себе задать три вопроса. Что было до этого, что они предлагают, и выйдет ли из этого что-то. Что было до этого – был полный прорыв всех границ. Каждый делал, что он хочет. Несмотря на то, что министерство каждый год регламентировало, пыталось регламентировать, рекомендовать учебники для школ, на самом деле в школах пользовались такими учебниками, какими они хотели. Учителя говорили ученикам – вот, купите этот учебник, несмотря на то, что, возможно, министерство рекомендовало по физике, в седьмом классе, скажем, другой учебник. И поэтому ученики покупали эти учебники. Я помню, я со своими детьми ходил каждое лето покупать учебники, выкладывал семьсот, восемьсот, девятьсот шекелей каждый год. В конце учебного года я видел, что половина книг ни разу не была открыта. Я спрашивал – почему? Они говорят – а учитель сказал, что уже не надо. Так зачем же ты рекомендовал эти книги? Это одна проблема. Вторая проблема была в том, что эти книги писала определенная группа людей, и как-то так выходило, что только они получали разрешение на их печатание. То есть книги печатали, и министерство говорило – ну хорошо, раз напечатали, пусть будет. Сейчас министерство говорит – прежде, чем будете печатать эти книги, обратитесь к нам, и мы проверим, подходит ли эта книга к нашей программе. Эта программа, которую хочет сейчас ввести министерство, преследует в принципе две цели. Первая цель – это облегчить бремя родителей.
Владимир Рав-Цион: Что очень положительный пример, кстати.
Менахем Вайнбойм: Что очень положительно. Но вы помните, как когда-то говорили, что русский народ страдал под татаро-монгольским игом? Так и израильское племя до сих пор страдает от цен на книги. Это сумасшедшие деньги. Пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, восемьдесят шекелей. У меня есть в школе учебник, который должны ученики покупать, он стоит сто шекелей. Так я его покупаю за счет школы, я его раздаю ученикам бесплатно. Но в других школах… наверное, не везде это так делают.
Владимир Рав-Цион: Да, наверное не каждая школа может себе такое позволить.
Менахем Вайнбойм: Можно сделать обмен книг. То есть класс, десятый класс кончил учебный год, ему учебник больше не нужен, их просят сдать в школьную библиотеку. И там их пытаются привести как-то в порядок и отдать это следующему десятому классу. Но, во-первых, сдается не сто процентов книг, а сдается только, половина, я бы сказал, шестьдесят процентов. И кроме того, помимо этого, есть одна вещь, которая меня все эти годы возмущала: детям предлагают покупать своего рода учебники и брошюры, в которых надо писать! В тот момент, когда ребенок написал в ней что-то…
Владимир Рав-Цион: Да, ответы или…
Менахем Вайнбойм: Все уже! Надо покупать новую. Вторая цель, которую преследует министерство этой новой программой – это улучшить качество этих учебников. Может быть, им удастся, я не знаю. Но дело в том, что в этом должны принять участие не только педагогические умы, нужна организационная работа. Нужно посылать в эти магазины, когда они начнут продавать учебники, после получения разрешения на печатание этих книг, людей, чтобы они проверяли. Ведь если один говорит – я поставлю максимальную цену. А кто хочет быть более аттрактивным в глазах покупателей, продавать больше книг, пусть снижает цены. Может, это будет работать, может нет, но, насколько я знаю, они, очевидно, договорятся, и максимальная цена станет обычной ценой. Кроме того, родители сами – если они прочитают, что учебник должен стоить семьдесят шекелей, а с них просят семьдесят восемь, надо поднять телефон в министерство и сказать – вот, тут есть магазин, и по новому закону, по новому постановлению министерства, это будет считаться уголовным преступлением. Его можно будет привлечь к суду, того хозяина магазина. Вот такие дела. Я не знаю, как будет работать эта новая программа, но, как говорится… Я иногда вспоминаю строку из «Поднятой целины» про деда Щукаря: «теоретически это лошадь, практически она падает». Так и тут. Я очень надеюсь, что это будет и на практике тоже.
Владимир Рав-Цион: Вот каким образом министерство может договориться с издательствами, чтобы они продавали книги по определенной цене? Ведь это практически нереально в условиях свободного рынка.
Менахем Вайнбойм: В условиях свободного рынка этого нету. Но у нас в стране есть уже опыт, когда государство регулирует цены. Например, цены на некоторые продукты питания…
Владимир Рав-Цион: Субсидирует.
Менахем Вайнбойм: Субсидирует. Цены на билеты в автобус, есть опыт этого. Это решение, о котором мы сегодня слышали, оно принято в результате трехлетней работы специальной комиссии Министерства образования, Министерства финансов и Министерства юстиции. Они сидели три года, прежде чем вынесли эти рекомендации. Очевидно, они договорились, как это контролировать, я думаю, в принципе, все, что нужно – это посылать людей. В магазины. Один раз вы предъявите иск, второй раз, третий. Это распространяется как пожар в степи. Они все поймут, что государство решило играть по-настоящему, и перестанут повышать цены.
Владимир Рав-Цион: Насколько я понимаю, сейчас в стране несколько тысяч учебников…
Менахем Вайнбойм: Две тысячи.
Владимир Рав-Цион: Две тысячи, и эти нововведения коснутся далеко не всех. То есть несколько сотен в результате будут дешевле.
Менахем Вайнбойм: В последний год был сделан опыт на ста учебниках, которые были выпущены только с разрешения министерства, и этот опыт был положительным. Они увидели, что учебники более-менее подходят к тому, что требуется. Сейчас этот опыт пытаются распространить на две тысячи. Так много учебников есть потому, что есть много классов, много направлений, много предметов, и ничего не поделаешь. Государство хочет эти книги контролировать. Если вы вспомните, вот я вспоминаю ту страну, где я родился и где я жил. Вот вы могли зайти в пятый класс в Москве, к примеру, и посмотреть, что они изучают по физике. Потом вы могли поехать в тот же день в Воронеж, зайти в пятый класс, и там изучают то же самое. У них был один учебник. Я не говорю, что стрижка под одну гребенку – это хорошо. Это плохо, может быть, для тех, у кого голова варит лучше. Но это хорошо для тех, кто не успевает. По крайней мере он знает, куда стремиться. Есть единая программа, которой, к сожалению, сегодня в Израиле нету. Каждый делает, что он хочет.
Владимир Рав-Цион: Но разве программы не будут меняться из года в год? Не будут вноситься определенные изменения? Таким образом книги, которые были в прошлом году, в этом просто неактуальны.
Менахем Вайнбойм: Я думаю, что в этом году они еще не успеют ничего сделать. Несмотря на пылкие заявления наших работников образования, министерство должно выпустить циркуляр, он должен быть юридически обоснован. Им нужно проверить две тысячи учебников, им нужно определить, какую цену поставить. Там должны сидеть экономисты, которые скажут, ведь это не должно привести к разорению издательств, которые выпускают книги. Мы им скажем – продавайте по десять шекелей, они просто не будут выпускать и закроются.
Владимир Рав-Цион: Ну естественно.
Менахем Вайнбойм: Поэтому я не думаю, что в этом году это будет. Возможно, это будет частично, маленькая толика из того, что должно быть. Но если они хотят развернуться по-настоящему, и если будет хороший министр образования, это можно развернуть в полную силу к следующему году.
Владимир Рав-Цион: Ну вообще проблема существует уже не первый год, возникает резонный вопрос – почему только сейчас спохватились и решили исправить ситуацию?
Менахем Вайнбойм: Когда мы говорим об инициативе министерства, можно сказать так: что это инициатива, и посмотрим, что с этим будет. Можно сказать, что это новая инициатива, но добавить: со старыми дырками. И можно сказать, что это очередная инициатива, которая кончится ничем. Как кончится эта инициатива, я не знаю. Если будут серьезные люди, которые захотят, тогда это будет. Если будет кто-то, кому действительно важен карман родителя, как заявляет будущий министр финансов. Он говорит, что он хочет помочь нам, поэтому он и идет быть министром. Вот я к нему и обращаюсь – сделайте, пожалуйста.
Владимир Рав-Цион: В общем, посмотрим, что будет сделано. Менахем Вайнбойм, спасибо за участие в программе.
Менахем Вайнбойм: Спасибо вам.

Посмотреть также...

Либерман: Премьер-министр использует Комиссию по особым случаям в политических целях

02/27/2021  15:45:19 Председатель партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман отреагировал на расследование 12 канала о …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *