Пока Израиль праздновал…

527354_280404545380771_1634972561_n-150x150

Иегуда ЕРУШАЛМИ

Октябрь 07, 2013   9:34:32 AM

Сентябрь в этом году – почти полностью, месяц осенних еврейских праздников. Несмотря ни на что. Пойдемся по его хроникам.

К концу первой недели месяца американский флот развернут в Средиземном море и готов нанести удар по ряду военных объектов Сирии. Для осуществления акции также подготовлены ВВС Франции. Белый дом и госдеп сообщают об уже, чуть ли не часовой степени готовности к «ювелирному», по их выражению удару, долженствующему, как водится в наше время, избежать потерь среди гражданского населения, однако, разрушить военную инфраструктуру, починенную режиму Башара Асада, перешедшего «красную черту» Хусейна Обамы.

Россия, в порядке противостояния с США, перегнала отряд военных кораблей в восточное Средиземноморье. Они так же в состоянии боевой готовности.

Но, наиболее инересна хроника последних трех недель ушедшего месяца.

9 сентября.

Госсекретарь США Джон Керри заявляет, что для избежания удара по Сирии президент Башар Асад должен передать весь свой химический арсенал под контроль мирового сообщества в течение недели, но он же считает, что Асад на такое не пойдет. В итоге у Обамы не остается иного выбора: либо нанести подготовленный «ювелирный» удар по сирийским военным объектам,  либо, как выразилась Daily Mail, «плясать под путинскую дудку».

Однако, неожиданно, в тот же день, министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем поддерживает инициативу по передаче под международный контроль сирийского химоружия. А на следующий день он дополнительно сообщает, что Дамаск готов присоединиться к Конвенции о запрете химического оружия и предоставить ооновским и российским экспертам доступ на склады с химическим оружием.

10 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров призывает Сирию договориться не только о переводе своего химического оружия на ответственное хранение под международным контролем, но и о его последующем уничтожении.

14 сентября госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров, встретившись в Женеве, пожимают друг другу руки и сообщают, что, по достигнутой между ними договоренности, Сирия в течение одной недели должна представить полный список своего химического оружия. Международные инспекторы должны прибыть на территорию Сирии до ноября 2013 года, а к середине 2014 года должно быть завершено уничтожение или вывоз всего сирийского химарсенала. В тот же день правительство Башара Асада подает в ООН все необходимые документы для присоединения к Конвенции о запрещении химического оружия. Конвенция должна вступить в силу на территории Сирии 14 октября 2013 года.

До конца месяца дальнейшие события на сирийском направлении развиваются, более-менее, в рамках, как любит выражаться российский МИД, «известных договоренностей». Есть, конечно, отдельные отклонения, вроде информации о переброске сирийского химоружия Хизболле, о нежелании части бандформирований «повстанцев» участвовать в переговорах с асадистами, о нежелании Асада разговаривать с бандформированиями… Но кого, кроме Израиля может серьезно беспокоить вооружение Хизболлы? А всякие амбиции вполне можно уломать в рабочем порядке. Главное, налицо – торжество мирного процесса и очередной успех мировой дипломафии!

С этим, короче говоря, все более-менее привычно, логично и потому – понятно.

Непонятно другое. Оно связано с Ираном.

В конце сентября избранный этим летом новый президент Ирана Хасан Рухани находился в Нью-Йорке в связи с ежегодной сессией ГА ООН. Рухани выступил, демонстрируя новую внешнеполитическую риторику, по-восточному более цветистую и лукавую, и внешне — более умеренную, по сравнению с той, что приучил за два своих срока мировое сообщество его предшественник Махмуд Ахмадинеджад.

Вашингтон тайно предлагал Тегерану провести личную встречу Хусейна Обамы и Хасана Рухани, во время его пребывания в Нью-Йорке. Тегеран, однако, отклонил предложение, отметив, что проведение такой встречи будет «слишком сложным».

27 сентября президент Ирана Хасан Рухани завершал свой визит в Нью-Йорк.  Неожиданно в его автомобиле, ползущем в забитом манхэттенском трафике, раздался телефонный звонок. Взяв трубку, Рухани услышал голос президента Соединенных Штатов Хусейна Обамы. Президент США стал инициатором разговора, позвонив Хасану Рухани. Они разговаривали около 15 минут, после чего тепло попрощались; каждый – на языке друг друга.

Об этом сообщило агентство Reuters.

В тот же день Обама заявил, что разговор стал первым общением между американским и иранским президентами за последние 44 года. По его словам, в ходе беседы президенты обсудили взаимные действия, направленные на урегулирование вопроса по иранской ядерной программе.

В администрации Рухани, подтвердив факт разговора, выразили уверенность, что это событие заложит основы для решения текущих сложных вопросов между Вашингтоном и Тегераном и позволит сотрудничать по региональным вопросам в будущем.

СМИ, как водится у них, поспешили назвать беседу «исторической». Многие обозреватели считают, что она, как минимум, открывает новую главу в американо-иранских отношениях, отягощенных застарелыми упреками и недоверием, а также может способствовать значительному снижению озабоченности международного сообщества ядерной программой Ирана.

Но я пока оставляю в стороне обсуждение реакций на «историческую беседу» разного рода политических сил, в том числе, и наших, израильских. Тут еще будет непаханное море информации. Найдется о чем поговорить.

Меня сейчас интересует другое. Что заставило Обаму пойти на такой «исторический» прорыв?

В истории с отложенным «наказанием Сирии» достаточно ясно, что Обама зарвался и не рассчитал сил. Своих сил, человека «сугубо гражданского», как любил аттестовать себя один мой одноклассник, правда, ставший впоследствии полковником ВВС. И не переставшего им быть, оставаясь верным воспитанным в нем трусливо-левацком почтении к мирным процессам, что, наверно, удобно. Не говоря уже о безответственных комплексах «человека не на своем месте», этакого хлестакова, оказавшегося в экстремальных обстоятельствах. И он должен быть по гроб жизни благодарен российской и прочим дипломафиям и особо – лично президенту Путину, обеспечившим ему возможность отступления, не слишком  позорного.

Тут, повторяю, мне все понятно, все, более-менее, в рамках логики. Я, прожив полвека в «национальной» республике, насмотрелся на руководителей, взращенных по технологии, сходной с использованной американцами при создании Обамы. В ее основе —  корректирующие поблажки и полная безответственность перед законами и правилами. Зато – жесткое подчинение желаниям и указаниям хозяина.

Но что же, все-таки, заставило Обаму без видимых внешних катаклизмов в один миг сдать чуть ли не полувековую американскую внешнюю политику по отношению к режиму аятолл? Политику, устойчивую при различных сменах направления общеполитических векторов пяти его предшествненников?

Сладкоголосие Рухани на фоне неадекватной ругани его предшественника?

Мохаммеданская традиция называть мальчиков-близнецов Хасаном и Хусейном?

Давление и интриги проиранских сил в США?

Мощная поддержка Ирана частью европейского экономического и политического истеблишмента, а также Россией и Китаем?

Надоевшая Обаме назойливая зацикленность Нетаниягу на вопросе иранской атомной программы?

А как же тогда неоднократно декларированная Обамой политическая, экономическая и военная поддержка Израиля и суннитских режимов, к которым Иран открыто враждебен?

Вопросов много. И эти 10 дней: с 17 (фактическое свертывание «наказания Сирии») по 27 сентября (телефонное лебезение Обамы перед Рухани), возможно, еще  потрясут мир, если уже не начали потрясать — пока что, мало ощутимыми толчками-предвестниками.

Но сентябрь 27 числом не кончился. С 29-го косяком пошли сообщения о том, что первого октября правительство Обамы перестает работать. Мне в Израиле это виделось как некий анекдот. Правительство США перестанет работать? Вы такое видели?

Однако, наступило первое октября, и 800 тысяч американских госслужащих, как миленькие, оправились в вынужденный отпуск за свой счет. И, когда я пишу эти строки, уже неделя, как отпуск этот продолжается, ибо республиканцы, имеющие большинство в Конгрессе, хватко держат Обаму за горло, требуя отменить его любимое детище – дорогостоющую реформу здравоохранения. Обама требует от республиканцев «прекратить фарс», но пока что, они несговорчивы…

Так, может быть в этом была причина заискивания Обамы перед Рухани?

В отличие от меня, он, возможно, хоть с опозданием, как человек легкомысленный, но узнал-таки, о накатывающейся внутренней проблеме. Проблеме, угрожавшей его личному и любимому детищу – реформе здравоохранения. И он бросил все ради спасения его.

Путин с компанией подсобили ретироваться от Сирии. (Кстати, а как там флоты, так и продолжают противостоять? Или, уже, как это выразиться? — Расплылись?)

А на контакт с Рухани Обаму, может, сам того не желая, спровоцировал Биби?

Смотрите: Биби вылетел в США 28-го, встреча с Обамой у него была 29-го. Так может, Обама намеренно 27-го «сжег мосты» перед носом Биби?

И развязал себе руки для решения внутренних проблем, где он, возможно, видит для себя хоть какую-то позитивную перспективу, в отличие от дел международных, в которых его политика терпит сплошное фиаско.

 

Иерусалим. 6 октября 2013 г.

Материал предоставлен автором

Посмотреть также...

Почти по Достоевскому: провокация – и наказание

04/10/2021  15:04:58 Депутаты «Объединенного списка», отказавшиеся принести установленную законом присягу, лишатся части своих льгот Йоссеф …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *