Российские сайты о положении на Украине.

Обама дал сигнал: Порошенко скоро спишут в утиль, он не справилсяoriginalо

Сентябрь 29, 2014   12:38:43 PM

Чтобы адекватно понимать американцев, нужно хоть немного знать их культуру и модели поведения. Хрестоматийный пример – услышав их традиционное приветствие «how are you», многие русские люди начинают обстоятельно отвечать на этот вопрос, перечисляя актуальные проблемы и радости. На самом же деле, это не более чем форма вежливости, которую американец говорит рефлексивно, отнюдь не интересуясь личной жизнью собеседника.

Разрекламированные овации, которыми был награжден Петр Порошенко во время выступления перед конгрессом в Вашингтоне, также являются не более чем формой вежливости. В принципе, чем еще должны были отвечать американские политики на речь руководителя своего доминиона – бросаться в него объедками? Вполне штатная реакция и делать из нее каких-либо выводов об отношении правительства США к Порошенко просто нелепо.

Куда больше выводов можно сделать из фактических результатов поездки в Вашингтон – Порошенко так и не удалось убедить Обаму оказать Украине военную помощь летальным оружием или предоставить стране статус внеблокового союзника НАТО. Все, чего удостоился украинский президент в овальном кабинете – обещание предоставить Украине различную нелетальную военную технику, за которую практически наверняка рано или поздно придется расплачиваться. Все-таки прагматизм американцев является притчей во языцех, поэтому тяжело представить себе, что янки будут заниматься благотворительностью. Достаточно вспомнить Грецию, которая потратила свежеполученный кредит МВФ на закупку морально и технически устаревших американских танков.

Янки вообще можно считать недалекими, примитивными или даже откровенно глупыми, но это впечатление обманчиво. Они в своей манере являются вполне продуманными товарищами и никогда не потратят ни цента впустую. Поэтому выпрошенные Порошенко 53 млн. долларов – это цент в цент та стоимость, в которую американское правительство оценивает и самого президента, и все украинское правительство в целом. Помимо этих средств (а речь, напомню, идет о нелетальной помощи украинской армии), единственное, на что смело может претендовать украинский президент, – бурные, продолжительные овации.

Причина столь скромной поддержки правительства Порошенко со стороны Америки в том, что США больше не верит ни украинскому президенту, ни его коллегам. Поставленные задачи выполнены не были – война на Донбассе почти проиграна, втянуть в нее Россию и предоставить убедительные доказательства этого также не удалось, указания МВФ выполняются через раз.

А самое главное – под чутким руководством украинских правителей ВСУ и Нацгвардия умудрились натворить на Донбассе и не только такое количество преступлений против человечности, что расплата и показательный суд над виновниками — просто вопрос времени. По сути, это может произойти в любой день – достаточно, чтобы американцы приняли решение о нецелесообразности дальнейшей поддержки Порошенко.

В то же время нужно быть реалистом – для украинцев суд над новым украинским правительством не принесет ничего хорошего. США вложило в новый порядок на Украине изрядные средства, поэтому сделает все, чтобы они не пропали даром. А это значит, что вместо Порошенко, Турчинова, Яценюка и т.д. просто появятся новые фигуры. Еще более лояльные к своим кураторам из Белого дома и, скорее всего, еще более жестокие. И они с удвоенным усердием будут трудиться над тем, чтобы Украина превратилась в зону перманентной нестабильности, а украинский народ раз и навсегда забыл, что такое русский язык и братские отношения с соседом.

Впрочем, не стоит списываться со счетов Россию, которая вполне осознает опасность дальнейшей радикализации украинской политики, а также фашизации украинского общества, в связи с чем, ведет тонкую игру, переманивая Порошенко в свой лагерь под неопределенные гарантии.

Что же касается украинского правительства в целом, и Порошенко в частности, то в глазах западного мира они уже никто. Политические трупы, которым будут улыбаться, и аплодировать ровно до тех пор, пока не наступит время объявить их злодеями и устроить публичную казнь.

Юрий Ковальчук, «Навигатор«

Опубликовал Владимир Балашов, 29.09.2014 в 10:22

Киев готовит наступление на Донецк

Киев готовит наступление на Донецк

Фото © РИА Новости. Максим Блинов

В распоряжении российской стороны появились фотоснимки со спутников, свидетельствующие о том, что украинская армия усиливает военное присутствие под Донецком и на границе с Россией.

В штабе ДНР также проинформировали о том, что украинская армия продолжает наращивать группировку к северо-западу и северо-востоку от Донецка. На этих направлениях уже сосредоточено около 14 тысяч военнослужащих, почти две сотни танков, большое количество артиллерии. Все это указывает на готовящееся масштабное наступление на город.

В Госпогранслужбе Украины сообщили, что в район населенного пункта Славянск направлены шесть бронетранспортеров, восемь грузовых автомобилей и три микроавтобуса. Это первая часть техники, которая в ближайшее время будет поступать в зону силовой операции, говорится в сообщении ведомства.

Утром в штабе ополчения сообщили, что армия ДНР оттеснила от аэропорта войска ВСУ, чтобы обезопасить от обстрелов мирное население города. Сейчас там работает спецназ и штурмовые группы армии Новороссии.

Опубликовала Елена Фаткуллина , 29.09.2014 в 05:38

Нацгвардейцы насилуют и расстреливают своих жертв там же, где спят и едят

Нацгвардейцы насилуют и расстреливают своих жертв там же, где спят и едят

Массовые захоронения жертв украинских карателей на Донбассе: силовики насиловали и расстреливали своих жертв там же, где пили и спали. Среди нацгвардейцев полно бандеровцев и садистов.

Это — шок для всех, кто готов видеть факты беспристрастно. Шок, ибо не укладывается в голове, что такое возможно сейчас и в Европе, чуть западнее Ростовской области.

В ямах со связанными сзади скотчем руками — наши браться и сестры,расстрелянные карателями. Мы говорим: военное преступление. А у тех, кто убил, — мотив — битва за Украину и война. Им говорят, что с российской армией, но на деле убивают они своих. Своих расстреливают и своих закапывают. И даже не воюющих на другой стороне, а безоружных людей, просто селян. И жгут дома, где квартировались до отступления.

С обеих сторон воюют и православные. То есть не униаты с Запада, протестанты и филаретовские раскольники, а с Востока — воины Московского патриархата. Это было бы слишком просто. В том-то и драма, кошмар словно повторившегося опыта гражданской войны, что православные — с обеих сторон. Допустим, по церквям прямой наводкой палят, пожалуй, униаты. Но по крайней мере уж точно не православные палят по храмам. Но все остальное! У всех ведь свербит: «Не убий». А тут — война. И что? Тогда для начала нужно понять, справедливая или нет. И есть ли у войны хоть какие-то нравственные правила?

Первым понятие «справедливой войны» предложил еще в IV веке один из отцов христианской церкви — Святой Августин. По ходу истории войны становились предметом все более глубокого осмысления. И что сегодня? Стоит прислушаться к Православной Церкви. По крайней мере, это единственный институт в Отечестве, что занимается проблемами добра и зла уже более тысячи лет. И вот, что сегодня говорит наша Церковь: «Признавая войну злом, Церковь не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов Святая Церковь причислила к лику святых, учитывая их христианские добродетели и относя к ним слова Христа. Нет больше той любви, как если кто положит душу и волю за друзей своих».

Понятно, что чрезмерную жестокость Церковь не поощряет. Более того, потеря нравственного облика сражающегося человека говорит о безнравственности и несправедливости его целей, заставляет задуматься о природе такой войны. Если битва идет не с праведным гневом, а со злобой, похотью и алчностью, что подвигают на зверства, то такую войну нельзя ничем оправдать. Это уже преступление.

Впервые термин «военное преступление» появился в 1945 году. По итогам Нюрнбергского процесса немецко-фашистских генералов за военные преступления повесили или упрятали в тюрьмы. Впрочем, и потом военных преступлений хватало.

В 1969 году американские войска расстреляли всех мирных жителей южновьетнамской деревни Сонгми, а само поселение сожгли. Жестокие этнические чистки шли в ходе распада Югославии. Военные преступления совершали американцы во время наземной операции в Ираке. Сейчас там головы отрезают уже им. Военное преступление.

Теперь вскрываются факты неоправданной и чрезмерной жестокости уже в ходе гражданской воны на востоке Украины. Не признать такое военным преступлением, не расследовать — значит, превратить это в норму, в нравственно приемлемую практику. Тогда где остановиться? И во что превратится наша цивилизация?

Срока давности военные преступления по международному праву не имеют. Это значит, что преступников будут преследовать до конца дней. Уликами станут и кадры военных корреспондентов, работающих в зоне гражданской войны на Украине.

Читать подробнее →

Ключевые слова: ваше мнение
Опубликовала Holli Твою_мать, 28.09.2014 в 21:01

Украина в сутки вводит в эксплуатацию до 40 единиц бронетехники

Украина в сутки вводит в эксплуатацию до 40 единиц бронетехники

«На сегодняшний день украинские заводы оборонпрома и ремонтные подразделения Вооруженных сил Нацгварии вводят от 30 до 40 единиц бронетехники в сутки по возобновлению боеспособности», — сказал Порошенко в ходе большой пресс-конференции в Киеве.

Украинские оборонные заводы и ремонтные подразделения Вооруженных сил на данный момент вводят в эксплуатацию до 40 единиц бронетехники в сутки, заявил президент Украины Петр Порошенко. «На сегодняшний день украинские заводы оборонпрома и ремонтные подразделения Вооруженных сил Нацгварии вводят от 30 до 40 единиц бронетехники в сутки по возобновлению боеспособности», — сказал Порошенко в ходе большой пресс-конференции в Киеве.

По его словам, на момент прекращения огня до 65% военной техники было уничтожено.

Источник

 

«Мне сказали, что днем меня расстреляют»

Симон Вердиян. Кадр: YouTube

Симон Вердиян. Кадр: YouTube

«Русская планета» поговорила с Симоном Вердияном, который поехал в Донбасс добровольцем, работал медбратом и вместе со всем экипажем скорой помощи попал в плен

Экипаж скорой помощи 1-го медицинского отряда ДНР был задержан солдатами украинской армии вечером 23 июля 2014 года. Среди врачей был активист российской незарегистрированной партии «Другая Россия» из Уфы Симон Вердиян, который отправился в Донбасс добровольцем. Солдаты передали задержанных СБУ.

Позже весь экипаж был обвинен в терроризме. В пресс-центре СБУ изданию УНИАН сообщили, что «гражданин России Вердиян, режиссер-постановщик по специальности, нелегально пересек государственную границу Украины в мае 2014 года для информационной поддержки террористов на востоке Украины. Представившись журналистом телеканала «Россия-24″, он сразу получил аккредитацию у боевиков и разрешение беспрепятственно передвигаться по территории, которую временно контролировали террористы «Донецкой народной республики»».

СБУ подкрепила свои обвинения видеороликом, на котором Вердиян утверждает, что, находясь на Украине, он «убедился в причастности Российской Федерации к поддержке террористов», в «артиллерийских обстрелах украинских военных формирований с территории РФ», «искажении ситуации в государстве в российских СМИ». «Обращаюсь к вам, граждане России, сложите оружие, прекратите воевать. Люди хотят и ждут мира», — завершил свое обращение Вердиян.

Съезд незарегистрированной партии «Другая Россия», посвященный ситуации на Украине, 30 апреля 2014 года. Фото: Михаил Джапаридзе / ИТАР-ТАСС

Съезд незарегистрированной партии «Другая Россия», посвященный ситуации на Украине, 30 апреля 2014 года. Фото: Михаил Джапаридзе / ИТАР-ТАСС

Отец Симона, Рудик Вердиян, написал открытое письмо в МИД России с просьбой вызволить его сына из плена. По его словам, Симон поехал на Украину не воевать, а помогать нуждающимся и раненым. 12 сентября в рамках минских мирных переговоров произошел обмен пленными в городе Ясиноватая. Экипаж скорой, включая Вердияна, оказался на свободе.

«Русская планета» поговорила с Симоном Вердияном о том, как он попал в плен и что он там пережил.

— Как вас арестовали?

— Мы выехали на вызов, машина двигалась по Степановке по направлению к Мариновке. Это была обычная карета скорой помощи, мы ехали с включенными мигалками. Начался обстрел из автоматов, плюс по нам выстрелили из «Мухи» (ручной гранатомет. — РП), но не попали, а то бы мы все там и сгорели.

— А сколько вас было в машине?

— Пять человек: врачи Лилия Родионова и Алексей Васильев, документалист Лада Шафтнер, я и водитель Виктор Никитин.

— Кто вас задерживал?

— Не знаю, было очень темно. Они сами говорили, что они пограничники, но может, это была Нацгвардия.

— Сколько ты работал медбратом в Донбассе?

— Три месяца. Сколько выездов у меня было, сказать сложно: очень много, некоторые были под обстрелами. Чаще приходилось носить раненых, вытаскивать людей из-под завалов, женщинам-врачам это не под силу. Приходилось вывозить детей из-под обстрелов.

— Что было после задержания?

— Нас отвезли на блокпост Нацгвардии. Выстроили в очередь и начали допрашивать. Сначала допрашивали спокойно. Запомнилось, что они все время щелкали затворами, такая психологическая атака. Еще шутили, направляли на нас ствол и нажимали на курок, раздавался щелчок, патронов не было.

Потом нам полностью замотали лица и ночью отвезли в поселок Солнцево. Там уже нас допрашивал сотрудник СБУ, я сразу это понял по стилю вопросов. Вопросы все те же: кто мы и что тут делаем. Наручники не снимали. Они были настолько туго надеты, что у меня до сих пор большие пальцы на обеих руках не двигаются, я их не чувствую. Я тогда пожаловался допрашивающему на боль в пальцах, он велел снять наручники, но оказалось, что ключи конвоиры потеряли. СБУшник сказал, что пилы нет, поэтому предложил сломать большие пальцы и снять наручники, чтоб не мешали.

— Шутил?

— Нет. Я отказался. После допроса нам велели лечь на улице и ждать вертолет. Потом вдруг сказали лезть в яму, в воронку, которая осталась от взрыва. Опять щелкали затворами. Пролежали мы весь день под палящим солнцем. Ужасно обгорели.

Прилетел вертолет, и нас отправили в Краматорск в штаб АТО. После приземления засунули в машину. Ехали минут 20, остановились, пленных мужчин выгрузили, нас было трое. Велели лечь на землю и ползти вперед. Руки у нас были в наручниках, застегнуты за спиной, было неудобно ползти. Пока мы ползли — они нас били ногами и прикладами, вбивали в землю. Один из них зачем-то порезал мне ножом ухо, может, хотел отрезать, а потом передумал, не знаю. Возможно, снимали это на камеру. После этого все тело было синее.

Задержание Симона Вердияна у здания Центризбиркома РФ во время акции протеста против нелегитимных президентских выборов. Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС

Задержание Симона Вердияна у здания Центризбиркома РФ во время акции протеста против нелегитимных президентских выборов. Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС

Меня били больше всех, так как пришел приказ снять со мной видео с раскаяниями, а я отказывался. Одну ночь мы провели в машине, на полу, руки были пристегнуты наручниками кверху — заснуть было невозможно. Мне сказали, что днем меня расстреляют. Действительно повели расстреливать, поставили к стенке и нажали на курок. Раздался щелчок, но выстрела не последовало. Опять пугали.

Сняли тряпку с моей головы, повели в инкассаторскую машину, где сказали, что нужна видеозапись, что я должен сказать все, что они хотят, а если в этот раз откажусь говорить, то пустят наших женщин по кругу. Они имели в виду тех, что с нами были в скорой. Я согласился на запись. В машине на спинку переднего сиденья приклеили текст, сказали заучить. Я его прочитал несколько раз. Начали снимать планшетом. Я ломал текст как мог, но они не торопились и делали дубль за дублем. В итоге сняли то, что потом выложили в сеть. Когда ролик записали, нас отправили в Харьков в местное отделение СБУ.

— В украинских СМИ вас назвали террористами, у вас или в машине было оружие?

— Никакого оружия в нашей машине у нас не было. Если бы было, нас бы просто расстреляли там же.

— Почему СБУ сообщила, что ты журналист «России-24»?

— У нас была камера, моя камера, мы снимали работу медслужбы в Донбассе. Хотели сделать агитационные ролики для YouTube, чтобы люди присылали гуманитарную помощь пострадавшим в Донбассе. Нам были необходимы лекарства, элементарных бинтов не хватало. Камеры и российского паспорта было достаточно, чтобы выдать меня за корреспондента российского государственного телеканала.

— Тебя и водителя скорой избивали, а девушек-врачей?

— Их так не избивали, ну могли раз-другой ударить по лицу и все, их раздевали до трусов и заставляли стоять. Говорили, мол, сейчас изнасилуем. Запугивали.

— Где вы сидели в Харькове?

— Там при СБУ есть какой-то следственный изолятор. Про него мало известно, да и сотрудники СИЗО говорили, мол, «вас тут не найдут, вас официально тут нет, так что сидите тихо». Для меня первый день там начался с допроса и побоев. Клали на пол, прижимали и били рукояткой пистолета по затылку. Весь кабинет залил кровью. Получил сотрясение. Они хотели, чтобы я дал показания на водителя нашей скорой Виктора Никитина, что он сепаратист, а не медик, что у него есть оружие.

— Врача вам не вызвали?

— Нет, только охрана СИЗО зашла посмотреть, чтобы я не умер, они думали, что меня на ходу из машины выкинули.

— Кроме тебя в этом СИЗО были еще задержанные с подобными обвинениями?

— Да, все они прошли через Краматорск, кого-то привозили такими же синими, как меня, кому-то повезло больше, были и те, кого не били совсем. Я сам видел человека, которому на груди в Краматорске выжгли слово «сепр». Сокращение от «сепаратист».

— Тебя спрашивали, «зачем ты приехал на Донбасс»?

— Постоянно. На все вопросы лучше не отвечать, молчать, если это возможно.

— Обвинение предъявляли?

— Приходил прокурор. Не знаю, как его зовут. Предлагал заключить с ними соглашение, что я подпишу все обвинения и получу, например, пять лет условно. Я отказался. Потом в один из дней зашел сотрудник, назвал наши фамилии, нам надели наручники и повезли, только на месте мы узнали, что нас привезли на обмен.

— Скажи, а зачем все-таки ты поехал в Донбасс?

— Я поехал помогать, не смог спокойно на все, что там происходит, смотреть со стороны.

— Как теперь ты себя чувствуешь? Собираешься в Россию (на момент интервью Вердиян находился в Донецке. — РП)?

— Нормально. Еле хожу, кружится голова, сильно ее отбили. Домой не собираюсь. Остаюсь тут. Вылечусь и буду дальше помогать ДНР.

Подробнее http://rusplt.ru/society/mne-skazali-chto-dnem-menya-rasstrelyayut-13069.html

 

МНЕНИЕ АВТОРА НЕ ВСЕГДА СОВПАДАЕТ С МНЕНИЕМ АДМИНИСТРАЦИИ САЙТА!

Посмотреть также...

«Его здесь звали просто Милька Рыжий»

04/11/2021  11:50:04 Владимир Мак  10 апреля умер постоянный автор «Лехаима» Владимир Мак. Ему было 65 …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *