Рука и имя

yad2
Представители трех поколений одной еврейской семьи в музее «Яд ва-Шем» 
Михаил Марголин, Нью-Джерси

Сентябрь 30, 2013   11:11:36 AM
Так с иврита дословно переводится название мемориала «Яд ва-Шем» в Израиле. Заимствовано оно из библейской книги пророка Исаии, где от имени Всевышнего он заверяет: «И дам Я им в доме Моём и в стенах Моих память и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям; дам ему вечное имя, которое не истребится» (Ис. 56:5), что означает, что и у них будет «рука и имя» в грядущих поколениях, что и они никогда не будут преданы забвению. В мудром изречении: «В памяти — тайна избавления», начертанном на одной из стен комплекса «Яд ва-Шем», содержится квинтэссенция всей духовной жизни и бессмертия еврейского народа, прожившего в положении изгоя более трех галутных тысячелетий, когда его неистощимая генетическая память о своих народных корнях обретала особую значимость; она и по сей день продолжает оставаться гарантом его жизнестойкости и долголетия.

Г. Гейне, принявший крещение и, надо полагать, сознательно покинувший свой народ, на закате жизни с горечью констатировал: «Евреи — народ духа, и всегда, когда они обращаются к духу, они велики и величественны, всегда приносят позор своим гонителям». Прозрение и одновременно духовное опустошение – это естественный итог, который неотвратимо настигает еврея, оставившего свой народ в поисках каких-то кажущихся карьерных выгод или же преследуемый оголтелыми инсинуациями юдофобствующего сообщества, как это, по существу, и было со многими из нас в той, «совковой» жизни.

Это достаточно распространённое явление в человеческой истории принято называть ассимиляцией, что в переводе с латинского означает одновременно три дополняющих друг друга понятия: уподобление, слияние и усвоение, — которые с удивительной точностью определяют все этапы этой социально-политической ипостаси. Само по себе стремление иных евреев галута стать самодостаточными членами общества, казалось бы, вполне оправданно. Однако относительно счастливые годы жизни еврейства Великобритании, Испании, Германии, Польши, Голландии, Литвы, России и других стран рассеянья оказались лишь иллюзорной предтечей, которая, как правило, завершалась полным крахом: лишением прав, погромами, изгнанием из страны.

Вряд ли даже в самом страшном сне могло присниться успешному адвокату из немецкого города Трир Генриху Марксу, который в 1824 году обратил себя и своих детей в христианство, что его сын Мордехай, внук ортодоксального раввина, превратится в ярого юдофоба, ставшего впоследствии, уже под новым именем Карл, оракулом мирового коммунизма. Со свойственной нашему народу преданностью делу, обуянные эйфорией кажущейся свободы, мы ринулись в цепкие объятия той самой марксовой коммунистической идеи, которую с кровью и нечеловеческими лишениями насаждал российский большевизм, мало чем отличавшийся от германского фашизма. Гитлер признавался, что многое из своих «проницательных взглядов» на еврейскую сущность он почерпнул из творений Маркса, чью работу «К еврейскому вопросу» фюрер считал образцом нацистской ненависти к евреям.

Трудно себе представить, что даже Теодор Герцль в его ещё «досионистский» период жизни тоже не раз помышлял о массовом переходе видных евреев в католицизм, чтобы таким путем попытаться избавиться от антисемитизма.

В тех исключительных случаях, когда евреям удавалось на какое-то время добиться равных прав, это никогда не обходилось без дополнительных оговорок или же особых условий. Первой страной, предоставившей евреям равноправие, была Франция – это произошло в 1791 году после Французской революции. Тогда же во время дебатов в Национальной ассамблее по этому вопросу один из её делегатов так пояснял условия предоставления прав: «Для евреев как для личностей — все права, для евреев как нации — никаких прав».

С того времени прошло более двух веков, но и по сей день бесспорной остается истина, что одним из самых важных аспектов еврейства, кроме, пожалуй, чисто религиозного, является осознанная принадлежность к своему народу, как главная составляющая национальной идентификации. Это как раз тот самый ген, который мы наследуем от своих предков, и только бережное к нему отношение может нам помочь избежать его искусственной мутации и, таким образом, сохранить для нового поколения естественную духовную связь со своим народом.

К сожалению, на долю нашего поколения выпала непростая судьба, и далеко не каждому из нас удалось духовно сохранить себя в своем народе. Любое культовое действо, связанное с вероисповеданием или же народными традициями, если и проводилось, то только «подпольно», чтобы оно не стало достоянием «недремлющего ока государева», в противном случае «виновники» неотвратимо подвергались изощренному остракизму. Уже очень много лет не покидает мою память случай: в конце 40-х годов я стал невольным свидетелем позорнейшего события, когда комсомольские вожаки районного масштаба прилюдно подвергли идейной экзекуции выпускницу педагогического института только за то, что она приняла участие в обряде венчания. Сегодня это событие может вызвать только усмешку, но тогда это едва не закончилось трагедией для молодой женщины.

Заслуживают внимания недавно опубликованные в Интернете воспоминания кинодраматурга, писателя и публициста А. Козака. Автор ряда художественных и документальных фильмов, в том числе — «Долгой ночи Менахема Бейлиса», книг «Евреи в мировой культуре», «Одесса здесь больше не живет», он в статье, казалось бы, с весьма отвлеченным заголовком — «Особенности еврейской кухни» — делится воспоминаниями о своих учителях, признанных столпах советского кинематографа Е. Габриловиче, Ю. Райзмане, С. Герасимове и М. Ромме. Все эти выдающиеся личности напрочь покинули еврейство, хотя все они вышли из еврейских семей. При многократных длительных общениях с ними Анатолий Козак все чаще убеждался, что если бы он вдруг снизошел спросить каждого из них, любят ли они фаршированную куриную шейку или латкэс, которыми кормила их мама, — для них это было бы равносильно тому, что осведомиться, больно ли было, когда им на восьмой день появления на свет делали обрезание.

Автор вспоминает рассказ своего близкого знакомого: «Отец мой — он был врачом, интеллигентом, — в детстве учил нас, детей: мы не евреи, мы люди русской культуры». Вместе с тем мы хорошо знаем, что хотя Л. Фейхтвангер считал себя человеком немецкой культуры, но прежде всего он осознавал себя евреем. Так же, как Модильяни был, прежде всего, итальянским евреем, Корчак — польским, Симона Синьоре – французской еврейкой.

Но с возрастом, как правило, все становится на свои места. Об этом пишет в своей «Последней книге» Евг. Габрилович, когда ему перевалило за девяносто. Эта книга — исповедь, которая больше похожа на покаяние крупнейшего кинодраматурга с мировым именем: «Я – еврей. Однако — как бы это поточнее сказать – еврей как бы сбоку. Я не знаю ни языка, ни обычаев, ни молитв… Но взошел-то я из других корней, созрел на других грядках… Прирос к другому народу… Сколько ни хлещут меня, как ни охаживают, ни хлобыстают, обзывая всем самым поносным и тем, что я тут чужой, пришлый, что я из гнусного племени, которое губит, клевещет и гадит, как ни плюют мне в рыло, я весь от рождения в России, люблю, чувствую, понимаю её не хуже тех, кто с гармошкой и в плисовых шароварах…».

Познание еврейства, как и любой другой аспект знания, само по себе не приходит, — еврейству надо учиться. По этому поводу следует обратиться к популярным книгам раввина Адина Штайнзальца, признанного авторитета в сфере еврейского образования и права, глубочайшего толкователя Талмуда. Его совет весьма прост: «Быть евреем — это значит, в первую очередь, знать, что такое еврейство и жить по-еврейски. Этому нужно учиться… Ищите общину, ищите знающих людей и задавайте им вопросы, которые наверняка будут у вас возникать изо дня в день».

К счастью, в Америке, а тем более, в Израиле несложно найти этих знающих людей: они есть в любой синагоге и, уверен, с большой охотой станут вашими наставниками. Кроме того, в нашей стране издается очень много вполне доступных популярных книг о еврействе (рав Й. Телушкин — «Еврейский мир», Хаим Донин — «Быть евреем», С. Дубнов — «Краткая история евреев», книги раввина А. Штайнзальца и множество другой литературы), было бы только желание оторвать себя от пустого времяпрепровождения у «голубых экранов». И уж совсем грешно не воспользоваться богатейшими возможностями для еврейского образования наших детей и внуков: кроме частных еврейских школ и иешив, существует развитая сеть так называемых еврейских воскресных школ при синагогах. С удовлетворением вспоминаю, как в течение пяти лет, три раза в неделю после занятий в школе сопровождал своего внука в Hebrew school и всякий раз, переступая порог синагоги он непременно напоминал мне о необходимости внести цдаку. Вполне приличное познание основ иудаизма он успешно продемонстрировал во время своей бар-мицвы и на открытии памятника умершей прабабушке, когда по просьбе кантора смог грамотно и вполне осознанно прочесть поминальную молитву.

Никому сегодня не дано предугадать, насколько религиозными станут наши дети и внуки – это, в конце концов, их выбор, но в том, что они не свернут с непростого пути в еврейство, я убежден. А это уже само по себе способно украсить нашу старость. Уместно здесь припомнить мудрое высказывание известного профессора Гарварда А. Дершовица: «Евреем себя может считать лишь тот, кто вырастил евреями своих внуков». Это в полной мере согласуется с толкованием пророка Исаии о духовной «памяти и имени», способных сберечь наш народ в грядущих поколениях.

Хотя, увы, среди нас хватает и вероотступников. Показательна в этом смысле статья журналиста М. Хейфеца «Удивительная драма врача Тимашук». Автор пытается уравнять, поставить на одну доску жертв и пособников сталинского террора. В этой неуклюжей попытке исторического ревизионизма полностью реабилитируется провокационная роль агента КГБ Лидии Тимашук и утверждается, что хотя «сановные врачи Кремля» действовали не по заданиям иностранных разведок, но в силу своей некомпетентности и невнимательности они способствовали гибели своих именитых пациентов. Более того, этот израильский историк додумался до того, что «в царской России антисемитизм как цельная социально-политическая концепция не имел почвы». Мы справедливо сетуем и болезненно реагируем на юдофобские творения «летописца жития евреев в России» Солженицина, но несомненно больший вред своему народу наносят такие вот пассажи и «рассуждения» хейфецов.

Прошло уже несколько лет, но до сих пор не могу забыть омерзительную картину, когда мэр Москвы Лужков вышел на сцену концертного зала «Россия» поздравлять с юбилеем народного артиста России, моего земляка-курянина. Все это действо выглядело как полублатной кураж с еврейским акцентом, который, к моему удивлению, был восторженно, с раболепствующей улыбкой воспринят юбиляром.

Или другое, не менее отвратительное зрелище было представлено в одной из передач телекомпании НТВ: два достойных уважения уже не молодых еврея (телеведущий и главный раввин России) пригласили на беседу по книге А. Солженицина «200 лет вместе» популярного российского тележурналиста Л. Парфёнова. Было стыдно смотреть на то, как наши уважаемые евреи пасовали перед апломбом Парфенова, выражали свою солидарность с его разглагольствованиями вроде того, что все евреи покинули Россию лишь по меркантильным соображениям и что антисемитский опус А. Солженицина чуть ли не с триумфом воспринят русскоязычной Америкой. Правда, в конце передачи уважаемый главный раввин набрался храбрости и скороговоркой изрек, что на фоне издаваемых в нынешней России книг творение Солженицына антисемитским все-таки назвать трудно.

Но самым занятным в этом «talk show» мне показалась мысль, высказанная Парфеновым в адрес российского еврейства: мол, у вас (у евреев) кроме России есть еще одна родина — Израиль, а вот у русских родина одна и посему — сидите, ребятки, и не рыпайтесь. Это, кстати, вполне убедительный аргумент для разрешения перманентных дебатов о поисках евреями своей родины. Вот над чем российскому еврейству и впрямь следовало бы серьезно поразмышлять.

Кстати, убежден, что антисемитский пасквиль Солженицина стал на многие годы настольной книгой – пособием для российских (и не только российских) юдофобов, развернувших беспрецедентную государственную кампанию по преследованию российского еврейства, с привлечением к этому омерзительному действу представителей депутатского корпуса и интеллигенции.

Показателен отчет о недавнем визите премьера Украины Азарова в Израиль, опубликованный в газете «Донбасс»: «Особенно сразила Азарова в Иерусалиме золотая Менора от мафиози Рабиновича, выполненная из 700 кг чистого золота. Эти жидовские твари, воспитанные Кучмой, нагло тырят у народа Украины миллиарды гривен под крышей прокуратуры, милиции и СБУ и уже не только вывозят деньги в Израиль, банки офшоров, но строят за 80 млн. долларов США в Днепропетровске самую большую в мире синагогу!!! Наглость жидовской мафии неописуема. Пора в Украине вводить смертную казнь за организацию кланов мафии». Ну чем не призыв к еврейским погромам?

Заканчивая эти заметки о необходимости и возможности противостояния ассимиляции, которая реально угрожает жизни моего народа, я прочел в «Еврейской энциклопедии» высказывание великого А. Эйнштейна, удивительно созвучное сегодняшней теме: «Тяга к знаниям ради знаний, чуть ли не фанатичная любовь к справедливости, стремление к личной независимости, — вот черты еврейской традиции, которая вынуждает меня благодарить Господа за принадлежность к этому народу».

Logo

Посмотреть также...

День праведников народов мира в Одессе

05/14/2021  16:02:04 Тихая Одесса 14 мая 2021 года Украина впервые отмечает День памяти украинцев, которые …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *