Соловьёв Владимир Рудольфович (р.1963), российский теле- и радиожурналист.

 

240
Сентябрь 28, 2013   5:48:10 PM

 

 Из архива сайта «Ришоним»
— У меня был такой случай в ресторане. Ко мне подходит человек в состоянии легкого подпития и говорит: “Владимир, хочу Вас поблагодарить, как единственного русского журналиста”. Я говорю: “Ой, Вы будете смеяться”. Нет, мой папа Рудольф Наумович Соловьев.
Но он стал Соловьевым в 1962 году. До этого он был Рудольфом Наумовичем Менинсковским.
Эхо Москвы, 7 Февраля 2004 11:10-12:00. В гостях: Владимир Соловьев — телеведущий.
▲ Читать дальше — Моя мама Инна Соломоновна Шапиро. В ней течет некоторое количество русской крови, которой я горжусь. Но 75% еврейской крови, по линии мамы – еврей. Мало того, я еврей с медицинской точки зрения тоже. При этом не схожу на эту тему с ума и не считаю, что это предмет для гордости. Это данность. Был бы белорусом, так бы гордился тем, что белорус. Это нормально. Просто я понимаю, откуда я есть…
“Еврей” это очень русское понятие, потому что оно является не религиозным понятием. Во всем мире есть понятие “иудей”. Это человек, исповедующий иудаизм. Но в России человек является евреем вне зависимости от того, знает он идиш или нет. Да, я не знаю идиш в том размере, как его знали мои бабушка и дедушка…
Я хорошо знаком с историей моего народа, как еврейского, так и русского, и отношусь к этому очень серьезно. Я очень неплохо знаком с иудаизмом, но не как профессионал, конечно. Я очень неплохо знаком с историей Израиля и с историей России, а не только народов. Но я с большим удовольствием отношусь к еврейской литературе. Я не понимаю, что в этом плохого. Я этим ни в коей мере не горжусь или не горжусь. Это всего лишь данность. У меня есть друзья-мусульмане, есть близкие друзья-чеченцы, казахи. У нас замечательные отношения. При этом я очень уважаю их самобытность и понимаю, откуда она идет. Но это не значит, что я должен скрывать либо не скрывать, или чувствовать себя не евреем.
Мне всегда казалось, что глубочайшее, под лупой изучение национального вопроса, как правило, идет от глубочайшей несостоятельности. “А Вы кем будете?” Также и забвение своих корней. Это не ко мне. Потому что тогда мы теряем те самые подпитывающие соки, которые делают человека личностью, и достаточно любопытны. Здесь можно привести примеры Дизраэли и других…
У меня пятеро детей, все русские. Но они должны знать, что у них есть и еврейская кровь тоже. По крайней мере, это сделает их национально терпимыми. Им никогда не придет в голову идея, что решение всех проблем в России – в этнических чистках, и что надо всех “черных” выгнать из Москвы. На полном серьезе эти призывы раздаются, и ни на одного человека не подали в суд за разжигание межнациональной розни.
*****
— Прежде всего, евреям надо перестать друг с другом ссориться. Давно уже сложилась традиционная ситуация с двумя синагогами на одного еврея. В первую хожу, а во вторую — ни ногой. Надоело то, что еврейских обществ и организаций гораздо больше, чем самих евреев. Сегодня количество синагог в России равно количеству верующих евреев. Большинство наших братьев по крови либо вообще люди не верующие, либо случайно верующие. Стало нормой, когда два еврея объединяются в еврейскую организацию, чтобы бороться с другой подобной организацией, и при этом они пытаются найти третьего, который будет их спонсором. Но поскольку количество богатых евреев все-таки ограничено в пространстве, то к одним и тем же спонсорам приходит огромное количество конкурирующих друг с другом просителей. Это уже даже не смешно.
Евреи, наконец, должны научиться жить в мире при плюрализме мнений и точек зрения. Я очень устал от разборок между Берлом Лазаром и Адольфом Шаевичем. Но это не означает, что мне близки очень странные объединительные инициативы Владимира Ресина. Многие недовольно удивляются, что я в РЕКе. Да, я в РЕКе и дружу с Евгением Сатановским, и мы там занимаемся правильными делами, в том числе в области культуры…
Моя еврейская жизнь началась с момента рождения, 40 лет назад. Я родился в московской интеллигентной еврейской семье. В детстве читал Шолом-Алейхема и Тору, правда, по-русски. Бабушка с дедушкой в какой-то момент перестали говорить на идише и использовали его только в тех случаях, когда ругались, чтобы моя мама не понимала, о чем идет речь. Я никогда не сходил с ума по поводу того, что я еврей и сейчас всем надаю по башке. Но если кто-то вдруг начинал говорить не то про евреев, сразу лез драться. Во времена моей юности, выпавшие на брежневские годы, еврейская жизнь была совсем иной. Тогда юноши и девушки собирались «на горке» около Московской хоральной синагоги. Вдруг кто-то с тяжелым лицом начинал говорить о хорошем еврейском мальчике-пианисте, которого эти сволочи призвали в стройбат. В такие моменты мне казалось, что они все идиоты. А когда мы вместе собирались по праздникам, чтобы спеть «Хава Нагилу» и потанцевать, все было замечательно. А как только начинались разговоры о том, что надо срочно ехать в Израиль, мне сразу же становилось скучно. По этой причине я и не поехал, мне неинтересна сытая жизнь под пальмами. Мне нужна активная интересная деятельность и самореализация…
У меня очень уважительное и оптимистичное отношение к Израилю и тем людям, которые совершают туда алию. Но это должно быть не для того, чтобы им было лучше. Если это искреннее религиозное чувство и осознание собственной ответственности, то мы говорим об осознанном выборе жизненного пути. А если это из серии «ой, так хотелось жить у моря и там дадут денег», то это не для меня. Но я никого не собираюсь осуждать, каждый сам выбирает пути и дороги в жизни. Вот если в Израиле начнется война, я сразу туда поеду, и ездил туда регулярно, когда там было очень плохо. А если, не дай Б-г, что-то произойдет здесь, то я буду воевать на стороне России. Я российский гражданин, россиянин, но еврей.
*****
— У меня нет отношения к государству Израиль как таковому, потому что я не являюсь гражданином государства Израиль и отношусь к нему во многом как к Святой земле. То есть отношение к Святой земле у меня однозначное, с почитанием и придыханием. Когда я был в Израиле, многое из того, что я видел, меня раздражало. Меня раздражало и продолжает раздражать абсолютно неравноправное отношение к евреям из разных стран. Такое отношение противоречит, на мой взгляд, сионистской идее. Я не собираюсь оправдывать палестинский терроризм, потому что для меня неприемлем любой терроризм. Когда люди ставят себя в позицию террора, они теряют право на жизнь. Но Израиль и еврейский вопрос – это лакмусовая бумажка. Израиль всегда был интересен тем, что он любой вопрос политики переводил в позицию нравственную. Когда подобная позиция нарушается, во многом подрывается как доверие к политику, так и его право на существование. Непримиримое отношение к еврейскому вопросу – всегда проявление душевной либо слабости, либо болезни.
Правильно формулировал Черчилль, когда говорил, что англичане не антисемиты, потому что они не считают себя глупее евреев. Насколько оскорбительно нужно относиться к своему народу, чтобы считать, что им может манипулировать горстка представителей другой нации. Так же, как и глупо восхищаться тем, что ты родился евреем. Ты к этому не приложил никакого усилия, и чтобы родиться евреем, достаточно, чтобы мама была еврейкой… – У меня мама еврейка. Но дело не в этом, национальность свою я никогда не выбирал. Это просто данность…
В последние пятнадцать лет нет никакого смысла говорить о государственном антисемитизме. Другой вопрос, что есть бытовой антисемитизм. Но это трагедия любой страны с низким уровнем культуры, хотя уровень жизни может быть любой. Но это проявление не только антисемитизма, а ксенофобных тенденций в обществе. Я наблюдал ксенофобные проявления в любой среде: татарской, азербайджанской, какой угодно… Я был приглашен осенью в качестве ведущего на празднование еврейского нового 5764 года. Там собралась элита Москвы. Я попросил Андрея Макаревича прийти и спеть. Говорю: «Андрей, мы так задумали, что ты споешь какую-нибудь еврейскую песню». Он мне ответил: «Я – еврей, поэтому все песни, которые я пишу, еврейские»…
Сам я пишу, снимаю передачи. Конечно все, что я делаю, несет на себе отпечаток многих культур, но мироощущение еврея накладывает отпечаток на то, что я делаю. Мироощущение еврея отличается от других тем, что каждый еврейский мальчик видит себя Мошиахом. Это важно. Кем он будет потом – дело десятое. Но все равно ты должен расти с ощущением, что можешь стать Мошиахом…
Я считаю, что раскол внутри евреев – это преступление. Я считаю, что изначально не имел право человек, называющий себя раввином, идти на поклон в Кремль, целоваться с олигархами, нельзя вопросы религии оборачивать на откровенное мздоимство. Считаю это преступным. Я убежден, что евреи, и в этом плане я очень поддерживаю инициативу Российского еврейского конгресса, обязаны быть нетерпимыми к злу и греху, но терпимыми к другим евреям. Поэтому должна быть платформа объединения и люди должны не бороться за кремлевское ушко, а должны в первую очередь встретиться за общим столом и сказать, что мы все можем сделать для еврейской диаспоры. В первую очередь. Потому что очень неправедно и не благостно выглядят внутрирелигиозные распри. Мои человеческие симпатии, конечно, на стороне Адольфа Шаевича. То достоинство, с которым он ведет себя в этой неприятной ситуации, вызывает у меня очень большое уважение…
Мне кажется, что в самом этом названии «русскоязычные» звучит какое-то ненужное кокетство. Я не понимаю, что хотели сказать, то есть что значит «русскоязычные евреи»? Я, конечно, понимаю: тут подразумевается, что они не из России, а, к примеру, из Узбекистана, но говорят по-русски. А американские евреи, которые учили, например, русский язык в университете, становятся русскоязычными евреями или нет? Я не понимаю этого. Если мы говорим об общности истинной культуры, которая идет от поколений дедов и прадедов, переживших погромы, от людей, у которых мелодия местечка всегда вызывает слезу, то есть о культурной общности людей, объединенных не столько вокруг русского языка, сколько вокруг религиозно-культурной традиции, – это вполне естественно. Когда религия была запрещена в стране, она трансформировалась и превращалась во что-то иное, но все равно это была традиция. Мы, безусловно, впитали в себя русскую литературу, но, конечно, без Тевье-молочника сложно представить себе еврейского человека…
На вопрос о тенденции ассимиляции евреев:
— А зачем волноваться? Кто ассимилировался, значит, и не был действительно евреем. Ведь прелесть состоит в том, что есть человек, который родился евреем, а есть человек, который не только родился евреем, но и себя им осознает. Знаете, человек вправе жить там, где ему хорошо. И вправе ощущать себя так, как ему хорошо. Дай Б-г, чтобы тех, которые ассимилировались, никогда не остановили на улице и не сказали, как было с ассимилированными евреями в гитлеровской Германии: «Ты думаешь, что мы забыли, кто ты на самом деле, так вот, теперь ты вспомни…» Но, как правило, отказ от своих исторических корней приводит не к обогащению семейного наследия, а к выхолащиванию духа…
Вопрос – оправдано ли то, что в большинстве случаев евреи отрекались от своего еврейства, чтобы сделать карьеру, если не самим, то хотя бы детям?
— Знаете, есть такая шутка «Один из «наших» сделал карьеру – стал христианским Б-гом». Поэтому ваш вопрос недостаточно корректно сформулирован. Карьера бывает разная. Если нет силы, если ты предаешь себя, свой народ, то откуда у тебя карьера-то возьмется? А продавать первородство за чечевичную похлебку – это не по мне.
Комментарий: Автор и ведущий программы “К барьеру” на НТВ Владимир Соловьев утверждает, что предполагал, каковы будут результаты голосования в дуэли генералов депутата Госдумы РФ Альберта Макашова и космонавта Алексея Леонова, обсуждавших еврейский вопрос. В результате дискуссии большинство телезрителей поддержали А.Макашова, известного своими антисемитскими взглядами.
— Я предполагал, что может быть такое, и считаю, что не было бы даже принципиальной разницы, если бы Леонов победил с незначительным отрывом. Просто наконец нужно увидеть и понять, насколько остра и серьезна эта проблема у нас в стране. Если такое количество людей позвонили с тем, чтобы заявить, что они антисемиты, и гордятся этим, значит подходы генпрокурора, который сказал «не трогайте сами знаете что, и ничего не будет» – не работают. Государство проиграло здесь идеологическую борьбу, и если нет еврейских погромов, это не значит, что нет проблемы – потом будет поздно. Здесь интересная ситуация возникла, когда мы искали Леонову помощников. Очень яркие представители нашей культуры говорили – да, антисемитизм это ужасно, но знаете, придти выступить — не смогу. У одного спина заболела, у другого еще что-то – люди просто боятся обсуждать эту тему.

 

Посмотреть также...

Светлая память.

10/24/2020  21:57:42 Авигдор Либерман Покойный Иегуда Баркан был одним из столпов израильской культуры. Просмотр его …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *