Суп любви, пицца ненависти

 

bfc1d585ba38b57a5614f56b97b0240b2f9290cf

Инна Шейхатович

11/26/2014   12:59:07

Трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта» относится к числу тех нестареющих пьес, разгадку которых люди будут искать всегда. Будут меняться моды, правительства, а веронские любовники так и будут вечно юными бродить среди нас. Глупцы будуn шипеть: довольно…устарело…А эти жизни, пролетевшие, «как вскрик», так и останутся волнующими и драгоценными. Литовский режиссёр Оскарас Коршуновас известен своими театральными экспериментами. Он показал на нашем шекспировском фестивале на сцене тель-авивского «Камерного» злой и честный спектакль. Своего Шекспира. Своих Ромео и Джульетту.

Трагичных юных веронцев сыграли актеры Вильнюсского театра ОКТ (Театра Оскараса Коршуноваса). …На сцене подробно воспроизведено убранство двух кухонь. Много теста, столов, поддонов, кастрюль,черпаков. Между ними- граница. Рельсы, по которым ездит огромный котел. Казалось бы, все это не имеет отношения к трагедии Шекспира. И у публики возникает смутная надежда на получение горячей пиццы или пирога.

А потом выходят две команды кухонных работников – будто из спортивной раздевалки. Строятся каждая у своих котлов. И долго, молча, смотрят в зал. Публика аплодирует. Смеется. И смеха еще будет в спектакле довольно много. Когда кончится тишина, и все взорвется, закружится, станет шумом битвы, криками, визгливым безвременьем. Монтекки и Капулетти враждуют. Их штандарты на крышах (сценограф Юрате Полекайте) нацелены друг на друга.

Война для них –обычная рутина. Их дуэли на ножах и на тесте, злоба, жестокость, которую можно объяснить непримиримым соперничеством в бизнесе – а можно человеческой агрессивностью, которую не излечили ни люди Ренессанса, ни какие-то другие гуманисты, бесконечны. Безрассудна и безбрежна злоба — с этим наш мир существует. Пока еще существует… Слепой Герцог Вероны – метафора правителей, которые никуда не ведут. В толпе рычащих, кривляющихся, думающих только о себе человеческих особей вдруг светло и почти неосязаемо возникает парочка иных, из другого теста сделанных молодых людей. Двое детей – Ромео и Джульетта.

 

Они тянутся друг к другу, каким-то шестым чувством определив единство, одинаковость. Безошибочновычислив родство. Ведь не по красоте (понятие условное, навязанное обществом!), и не по уму (а что это, вообще, такое?) выбрали они в этом водовороте тяжб и амбиций друг друга. Мамаша Джульетты (острая, гротесковая Далия Михелевичюте), вся ломкая и искусственная, скрывающая за черным платьем-футляром пошлостьи бездушие, видит в дочке товар. Тесто на продажу. Папаша Капулетти (велеречивый ханжа, так его сочно и резко играет Вайдотас Мартинайтис), суетливый, циничный, беспощадный, вообще смотрит куда-то поверх ее головы.

В богатое славное будущее. Он ее на аркане приведет к жениху. Она ведь часть хозяйства. Продукт из закромов. В этом кухонном белом пространстве нечего искать сочувствия. Друзья Ромео — такие же пошляки и бандиты, как взрослые. Задирают противников, орут, как сумасшедшие, бьются насмерть. Только он (Гидрус Савицкас), беззлобный и незаметный в толпе, живет отдельно от стаи. Уходит в мечты. В сказку про любовь. Сначала эту любовь зовут Розалина. Потом солнцем его мира становится славная рыженькая девочка по имени Джульетта (воркующая, как младенец, Раса Самуоляйте), за которую он готов умереть. Режиссер Коршуновас весьма жестко и неожиданно решает образ Меркуцио. Он здесь не поэт, скрывающий тонкость и богатство души за внешней колкостью и скептицизмом, а злой демон. Бесстыдный и несущий разрушение. Он не декламирует свою поэму о королеве снов Маб, а плюется ею.

Дайнюс Казлаускас играет черного клоуна – и монстра одновременно. Он нагло провоцирует поединок с Тибальтом, родственником Джульетты. Непристойно шутит. Вульгарному нахальству нет границ. И битва закипает. Ромео пытается остановить бойцов– и все трое скатываются за стол. Бой без правил стоит жизни Меркуцио. Ромео вынужден мстить. Вопреки своей тихой и сердечной озаренности любовью. Просто у него нет выхода. Он убивает Тибальта. И вот уже белые мучные маски-разводы на лицах убитых- знак их ухода, превращения в прах. Мертвецы не уйдут окончательно. Меркуцио и Тибальт будут здесь же, в этой гибельной клоунаде.

В гробах, на скамейке. В толпе. Котел скользит по рельсам. Крутится вокруг своей оси. На нем происходит много важных событий. Объяснение. Смерть. Оттуда, из котла, смешной добряк-Лоренцо начерпает килограммы муки для бутылочки, вернее бутыли с сонным зельем, а потом оттуда же возьмется такое же количество яда…Кормилица, истинный персонаж средневековых фарсов, гогочет, богохульничает, чуть что хватает потертый чемодан, театрально показывая намерение уйти от хозяев, абсолютно без стыда и сомнения хватает патера Лоренцо за причинное место. Эгле Микулионайте играет ее задорно, молодо, бесстрашно. У самого режиссера Оскараса Коршуноваса это вообще одно из самых важных качеств: он до крайней, саморазрушающей черты бесстрашен. Он, если я позволю себе сформулировать это режиссерское качество, отважно и во имя человечности жесток. Поэтому его шекспировские герои не знают высокой поэзии.

Она вся ушла из печальной повести о Ромео и Джульетте. Как ушла она из нашей с вами жизни. Юную тринадцатилетку-Джульетту и простоватого далеко не красавца Ромео объединяют не чеканные великие строки поэзии, но одиночество в мире шакалов. Их ночная сцена после венчания полна детской чистоты. Среди вульгарности и бесчинств эти двое – безгрешны, как Адам и Ева в раю, до грехопадения. Они беседуют –и счастливы. Короткий миг между ужасом и ужасом.

Перед гибелью. Над пропастью. В спектакле Оскараса Коршуноваса работает совершенно блистательный художник по свету. Евгенюс Шабаляускас. Его свет трепещет и оживляет все на сцене. Подает важные акценты естественно и просто. Отмечает вехи судьбы героев. Пророчит. …Ромео выпьет яд. Джульетта проснется – и спокойно убьет себя его кинжалом (мизансцена сделана так, что она пронзает темноту перед собой отточенным кдинком – и падает рядом с Ромео в котел. И еще долго они вращаются с масками из муки на лицах. И все действующие лица трагедии, будто обмакнув лица в белую пыль, проходят караулом. Прах к праху. Имеющий душу и совесть -да задумается. Хорошо, что нам показали этот эксцентричный спектакль. Хорошо, что в театре Европы есть такая беззаконная комета — Коршуновас.

http://tarbut.polosa.co.il//news/tarbut_theatre/79373/

Посмотреть также...

Алекс Кушнир потребовал от полиции срочного расследования осквернения памятника жертвам теракта в «Дольфи»

04/12/2021  20:56:24 Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Алекс Кушнир направил запрос начальнику полиции …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *