ТЕРПИМОСТЬ В ИУДАИЗМЕ. Попытка осмысления…

GetAttachment.aspxшш

16 ноября — Международный день терпимости
16 ноября 1995 года государства-члены ЮНЕСКО приняли Декларацию принципов терпимости. В 1996 году Генеральная Ассамблея ООН предложила государствам-членам ежегодно 16 ноября отмечать Международный день терпимости (International Day for Tolerance), приурочивая к нему соответствующие мероприятия, ориентированные как на учебные заведения, так и на широкую общественность.

В последние годы наблюдался резкий рост числа случаев проявления нетерпимости, экстремизма и насилия во всем мире. Эту вызывающую тревогу тенденцию отчасти подпитывает растущая тенденция к определению различий с точки зрения самобытности, а не с точки зрения мнений или интересов.

В результате, отдельные люди и целые общины становятся объектами насилия и жестокости лишь только в силу их этнической, религиозной, национальной или иной самобытности. Такие угрозы, будь то широкомасштабный геноцид или каждодневное унижение в силу предубеждений, должны вызывать тревогу у каждого человека.

Каждый из нас должен стремиться поддерживать принципы терпимости, плюрализма, взаимного уважения и мирного сосуществования. Мы должны быть всегда готовы устранять стереотипы и искаженные представления и выступать в защиту жертв дискриминации.

В Международный день терпимости необходимо находить подтверждение идее о том, что многообразие, воплощенное в мыслях, верованиях и действиях, является ценным даром, а не угрозой. Необходимо стремиться к созиданию более терпимых общин, в жизни которых укоренится этот основополагающий идеал.

С уважением, Анатолий Мучник.

11/16/2014    17:03:31

Д-р Анатолий Мучник

В свете религиозного плюрализма возможны две тенденции в практике религиозных институтов: а) они могут, адаптируясь к ситуации, признавать религиозную свободу и демонстрировать толерантность относительно других конфессий; б) они могут отказаться от подобной адаптации, продолжая существовать и исповедовать свои догматы и истины в бывшем, изначальном, виде.

Но параллельно с выбором этих позиций происходит и процесс их политизации, которая проявляется в изменении религиозных социальных концепций, утверждении социальной активности религиозных организаций, а также участии в экономических, политических, социальных и духовных процессах.

На современном этапе религиозный фактор присутствует также в политических и межэтнических конфликтах. Представители ортодоксальных кругов нередко проявляют активное непринятие верований других конфессий; имеют место конфронтация, проявления насилия, агрессии на почве религиозной нетерпимости, которые как правило, усложняют этнические конфликты. В связи с этим можно утверждать, что без мира между религиями невозможен мир между народами, отдельными группами людей. Но парадоксально, что в иудаизме проблемы взаимоотношений мировых религий кажутся менее сложными, чем конфликты внутриконфессиональные, что приводит к невыполнению интеграционной функции религии — поддержки единства людей в пределах этнической общности. Ведь иудаизм есть классический образец национальной религии.

Труизм современного межрелигиозного диалога состоит в том, что представители разных общин верующих должны принять и этим, фактически, одобрить религиозное разнообразие и религиозно-культурный плюрализм. Если мы хотим, чтобы диалог был целостным, надо разрешить каждому участнику говорить о себе и быть собой. Ни в одной другой сфере эту потребность не подчеркивали и не выделяли больше, чем в иудео-христианском диалоге. Все соглашаются, что для того, чтобы улучшить перспективы развития богословия, усилить сотрудничество на социально-этическом уровне, а также побуждать христиан к раскаянию относительно их антисемитских позиций и поступков, следует строить мосты между иудейским и христианским сообществами, которые содействовали бы примирению и взаимному согласию.

Тем не менее одну группу, которая могла бы послужить таким мостом — сообщество мессианских иудеев, — фактически, не принимают ни иудеи, ни христиане, принимающие участие в межрелигиозном диалоге. Многие люди называют такие группы верующих «иудео-христианами» или «еврейскими христианами». Эти титулы предусматривают потенциальную возможность строить мосты. Поскольку люди, принадлежащие к этим группам, одновременно являются и иудеями, и христианами, они вправе ожидать доброжелательного понимания как со стороны иудаизма, так и со стороны христианства.

Тем не менее именно это и есть важнейшим пунктом несогласия. По мнению подавляющего большинства тех, кто задействован в межрелигиозном диалоге, иудео-християне (а в особенности мессианские иудеи) наименее пригодны к выполнению функций строителей мостов, их вообще устранили от диалога, не говоря уже о какой-то руководящей их роли. При этом участники диалога совсем не сдерживаются от того, чтобы говорить об иудео-христианах с предубеждением. Не признавая за мессианскими иудеями даже права на самоназвание, участники диалога — иудеи и христиане — навязывают им свои собственные дефиниции. Фактически, мессианских иудеев обвиняют в синкретизме, мошенничестве, неадекватном отношении к культу и неприглядном поведении, а их религиозные убеждения и намерения обычно ставят под сомнение.

Хотя согласно иудейской и христианской традициям существование мессианских иудеев считается аномалией, нельзя не учитывать тот факт, что с апостольских времен и поныне, в разные времена и в разных местах, существовало движение убежденных иудеев, которые верили в Христа, и это движение было сильным и динамичным.

Начиная с конца 1960-х годов, с появлением движения мессианских иудеев, возникала новая уверенность в себе, результатом которой было все большее утверждение своего права быть теми, кем они являются, говорить о том, кем они являются, и ожидать, чтобы другие принимали их такими, какими они есть. Можно ли возражать против реальности их жизни в Иисусе только потому, что она не совпадает с богословскими конструкциями некоторых христиан и иудеев участников межрелигиозного диалога? Почему мы должны отвергать этих «братьев и сестер во Христе» только потому, что их существование поднимает вопрос о допустимости иной религиозной традиции?

Цель мессианского иудаизма — быть на сто процентов еврейским и на сто процентов верным Библии (что состоит из Танаха и Нового Завета). Итак, он отказывается приспосабливаться к любым категориям, изобретенных людьми.

Главное возражение христианства: «Вы возводите препятствие, стоящее посередине». Недовольство христиан в связи с развитием мессианского иудаизма часто выражается в следующих словах: «Вы возводите «препятствие, стоящее посередине», которое разрушил Мессия (Ефесянам 2:11-16).Акцент, который вы делаете на еврействе, нарушит единство евреев и язычников в Мессианской Общине (Церкви)».

Главное возражение иудаизма: «Нельзя быть евреем и верить у Иисуса». Наиболее частое возражение евреев по поводу мессианского иудаизма состоит в следующем: «Вы стараетесь соединить несовместимое — нельзя воспринимать Иешуа как Мессию и при этом оставаться евреем». Но это совсем не аксиома: во-первых, сам Иешуа и его первые последователи были евреями; во-вторых, на протяжении последних двух тысяч лет всегда были евреи, которые почитали Иешуа как Мессию, Спасителя и Господа, оставаясь при этом частью еврейского народа, насколько позволяла еврейская община. Задача: создать жизнеспособный мессианский иудаизм. Однако задача по созданию жизнеспособного мессианского иудаизма, который серьезно относится к истории и развитию иудаизма и христианства на протяжении последних двадцати столетий, до сих пор остается невыполненной.

Мессианские евреи впервые стали заметными после арабо-израильской войны 1967 года. Непобедимый Израиль стал популярным, и Иерусалим полностью оказался под его контролем. Этот момент показался удобным группе американских евреев для того, чтобы начать активно проповедовать идею мессианского еврейства. Но мессианским евреем может быть, в сущности, и нееврей, если он признает суть учения. Суть эта проста.

Основы теологии мессианства очень простые. Во-первых, вера в Библию: Старый Завет + Новый Завет, или, если хотите, Танах + Брит Ха Хадаша. Это одухотворенное Слово Бога — надежное и безошибочное. Во-вторых, вечный Бог, творец неба и земли, есть триединым Богом (Отец, Сын и Святой Дух). Именно поэтому он и назван на иврите во множественном числе — Элохим. В-третьих, человек действительно согрешил и пал. В-четвертых, человек уже и был избавлен благодаря искупительной крови Иисуса Мессии. И, наконец, в-пятых, вера в чудеса. Все чудеса, описанные в Библии, имели место, а чудотворная сила Господа продолжает действовать и в наши дни .

Возможно, и в дальнейшем будут появляться новые течения, которые используют иудаизм как свою отправную точку. Вечные вопросы остаются, и пока человек не разучился самостоятельно мыслить, всегда будут существовать разные ответы на эти вопросы. Возникновения нового течения обязательно зависит от трех элементов, и все они зависят от людей. Во-первых, должны появиться люди, которые сформулируют и разработают новые религиозные идеи. Во-вторых, должен появиться лидер, или группа лидеров, способных успешно пропагандировать эти идеи. В-третьих, должны существовать люди, которые захотят стать ведомыми. Каждая историческая эпоха предлагала свои взгляды на вечную тему взаимоотношений Бога и человека. Много сект, как метеоры, вспыхивали и гасли. Некоторые жилы в течение столетий, превращаясь на мощные направления. Новое течение во все времена должно, для своего успешного существования и расширения, стать удобным духовным убежищем для большой группы людей. Часть этих людей не может удовлетворить свои духовные потребности через существующие формы религий, а другая часть просто ищет себя и живо откликается на все новое, непривычное, революционное, даже скандальное. И действительно, во все времена человечество делилось на людей, которые хотят быть как все, и на тех, кто хочет отличаться от основной группы. Есть еще один вариант возникновения религиозного течения. Часть людей верит во Всевышнего, как завещано, но одновременно не хочет подчиняться духовным авторитетам своего времени или своей общины. Повиноваться Богу нужно всегда, а вот повиноваться человеку иногда не хочется. Насколько авторитет в делах веры незыблемый? Насколько правильно конкретный духовный лидер или религиозный совет комментируют доктрины? Насколько правильны принятые духовные установки? Эти вопросы возникают не просто так. Обычно они появляются в переломные моменты жизни народа, если ответы авторитетов не успевают за изменяющейся жизненной ситуацией.

В дни подведения благосных итогов ушедшего века прогресса, победы человеческого гения над силами природы, над инфекционными заболеваниями и над неграмотностью так и хочется выяснить, что еще люди не победили. Религиозную нетерпимость мы еще не победили, как не победили расовую или национальную нетерпимость. Модная сейчас тема разобщенности и раскола в нашем обществе — это отображения наших страданий от нетерпимости. Не столетиями, а тысячелетиями человек вынашивал и лелеял идею толерантности, терпимости. Она много добилась на этой ниве, но когда мы читаем наши газеты или смотрим телевизор, то понимаем, что много еще впереди. Процесс развития идеи толерантности продолжается.

Терпимость — это позволение другому человеку иметь свободу действий или суждений, это терпимое и непредубежденное отношения ко взглядам и точкам зрения, которые отличаются от наших собственных. Как много крови пролилось в мире за всю нашу обозримую историю из-за недостатка именно этого «терпимого и непредубежденного» отношения друг к другу.

Терпимость — терпимостью, но всегда одна и одна и та же проблема волнует человека, воспринимающего вопросы религии близко к сердцу. Если Бог единый, то почему люди не верят одинаково? Их не устраивают объяснения религиозных учителей, которые все сваливают на происки сатаны, который старается разъединить людей и столкнуть их с пути истинного. Такое объяснение априорно оценивает факт существования разных религиозных мыслей как отрицательный.

Но вопросы продолжают мучить. Разнообразие — это плохо или хорошо? Если это хорошо, предположим, в мире животных, или в музыкальных формах, то почему это плохо в религии? И с другой стороны, если Господь неоднозначно повелевал в своем святом послании выражать свою любовь к нему, и свое послушание, через конкретные действия, четко придерживаясь культа и законов, то как некоторые люди могут это игнорировать и устанавливать что-то свое?

Но, как нам говорят, Божественные откровения записывались на протяжении многих лет разными людьми. А что написано одним человеком, другой всегда может неправильно понять, по-своему истолковать, увидеть иное содержание и ощутить еще одно, а также прокомментировать с точки зрения текущего момента. Люди разные и думают по-разному, в том числе и на религиозные темы. Однако можно еще сказать, что существует власть авторитета, и если мудрецы сказали, что нужно, то необходимо исполнять. Довольно думать — делать нужно.

Борьбы за толерантность в давнем мире не было. Борьба за религиозную терпимость начинается только после того, как зарождается идея индивидуальности и ценности отдельной личности. Именно Тора впервые в религиозной истории отчетливо показывает ценность личности через отношения Бога и человека. Из Торы и Танаха видно, что со Всевышним можно спорить (Моисей), заключать договор (Авраам), обсуждать наболевшие проблемы (Самуил и другие Пророки), и даже ссориться (Иов). При этом Божественные истины остаются нетленными и переходят от поколения к поколению через сознание людей.

Иудаизм развивается. Десять заповедей остаются навечно, но структура иудаизма такова, что религия не забывает ни одного момента из жизни еврея. Хотя тысячелетние догмы незыблемы, жизнь ставит перед религией новые вопросы почти ежедневно. Научились хирурги пересаживать живым органы умерших, и появилась необходимость принятия соответствующего религиозного постановления на эту тему.

Но и на это можно учесть… И так далее. Мыслей всегда много, а чем больше усилий мы тратим на попытку все объяснить и разложить по полкам, тем больше этих мыслей появляется. Статья эта не защищает и не пропагандирует никакой идеи или точки зрения, кроме, наверное, одной. Она показывает, что во все времена в юдаизме существовали разные течения, и, соответственно, верующие избирали для себя, к какому направлению присоединиться.

Но наша задача скромнее — коротко и не поучая показать, что за богатством и разнообразием оттенков иудаизм не уступает христианству, исламу и другим мировым религиям. Истина, как известно, рождается в споре, и, наверное, поэтому разные точки зрения на один и тот же предмет никогда не исчезнут. И к тому же интерес к иудаизму у евреев, называющих себя светскими или секулярными, оказывается иногда более сильным, чем у евреев традиционно верующих.

История еврейского народа характеризуется, с одной стороны, неразрывной связью с землей предков, стремлением (и осуществлением стремления) к обретению на ней национального очага, а из другой, — почти четырехтысячелетними странствованиями миром. Во время этих странствий евреи вступали во взаимодействие чуть ли не со всеми большими мировыми цивилизациями. Они знакомились с новыми идеями, овладевали новым знанием и, несмотря на это, остались самыми собой. В чем же стержень самобытности этого народа? Какой спектр подходов к религиозной традиции, источником которой считается Божественное откровение, выработал еврейский народ среди изменчивости своего существования?

Раби Ирвин Гриинберг, президент национального центра еврейского образования и лидерства, утверждает: «Не важно, к какому направлению иудаизма вы принадлежите. Важно чтобы вы этого не стыдились». Это – сильное и глубокое замечание и кажется просто острым только на первый взгляд. Конфликты между направлениями иудаизма во многом связаны с тем, что евреи склонны преувеличивать сильные стороны своей позиции и слабые стороны оппонента. Поэтому реформисты обычно обвиняют ортодоксов в фанатизме и считают себя единым толерантным и либеральным движением. Ортодоксы, в свою очередь, считают, что представители других направлений — скрытые атеисты, искажающие Тору ради собственного удобства. Но поскольку ни одному из движений не удалось «сделать мир совершенным под властью Бога», приверженцам всех направлений следует стать более доброжелательными к своим противникам и начать скромнее откликаться о собственных заслугах. Денис Прагер сказал, что, кроме ортодоксов, реформистов, консерваторов и реконструктивистов, есть еще два направления иудаизма — «серьезные и несерьезные евреи». Он также считает, что: нет аутентических направлений. Есть аутентические евреи.

Иудаизм не является (и никогда не был) монолитно-однообразным учением. Практически из самого начала в нем существовало многообразие мыслей по основным религиозным вопросам V-VІ ст. н.э. амора Абайе приводил, ссылаясь на пророка Элияху (Илию), вердикт Всевышнего по поводу одной талмудической дискуссии, где каждая из сторон отстаивала свою правоту: «И то, и это — слова Бога живого». На самом деле намного раньше эпохи, в которой жил Абайе, отдельные законоучители и даже целые раввинистические школы по-разному трактовали много фундаментальных религиозных концепций, включая и концепции, связанные с триадой Бог-Тора-Израиль .

Такого рода плюрализм — многообразия идей — имел одновременно и «вертикальный», и «горизонтальный» характер: разница во взглядах существовала как между современниками, так и между представителями разных поколений еврейских мыслителей. Разные группы придерживались временами не просто непохожих, а прямо противоположных воззрений относительно Бога и того, что Бог ожидает от человека. Группы эти постоянно дискутировали друг с другом; возникавшие исторически направления, бросали вызов взглядам предшественников. Так, составитель Мишны р. Иехуда ха-Наси, комментируя библейский отрывок, где рассказывается о царе Хизкии (Иезекии), утверждал: «Подобно тому, как предка царя Хизкии оставили немного незавершенным, чтобы и ему было чем отличаться, так и мои предшественники оставили мне возможность показать себя». Отсюда вытекает, что, когда законоучитель предлагает свое толкование того или иного вопроса, которое отличается от других, его мнением не должны пренебрегать и оно не должно считаться дерзким.

Цель этой статьи — дать определенное представление о том, что мы называем еврейским религиозным наследием; о характерном для этого наследия диалектическом соотношении преемственности и новаторства, единства и многообразия.

Одним из основоположных правил иудаизма необходимо считать не существование правил без исключений. Ведь, с еврейской точки зрения, законы даны для духовного возрастания человека, а потому являются средством. Законы Торы — для человека, а не над человеком.

Поэтому любой из них непременно имеет исключения, однако материал нашей темы не претендует на «истину в последней инстанции», а лишь на «информацию к размышлению», то есть помогает избежать «духовной слепоты» (уровень выбора «добро-зло») и возвратить нас к зримому выбору между «хорошо» и «лучше».

Раби Гарольд Кушнир отмечал, что: «Иудаизм, если его понимать правильно, может спасти вашу жизнь от жалкой повседневности. Но больше ничего он вам не может дать. Он может сделать вашу жизнь более достойной. Цель — не в выживании еврейского народа. Это — средство. Главная цель сделать мир таким, каким Бог создал его вначале Творения».

Общечеловеческие задачи продолжения рода человеческого, поиск путей его выживания формируют, как первоочередную задачу в экономической защите природы, защиту самого человека. Новая философия морали должна выработать новые жизненные принципы и, возможно, по-новому осознать фундаментальные библейские правила взаимоотношений в обществе во имя социального согласия разных конфессий и народов, человеческих групп, организаций и государств с разным уровнем развития и обеспеченности. Конечно, это довольно продолжительный процесс, но именно эта дорога ведет к Храму, и в этом есть покаяния современного индустриального общества, которое должно в ближайшие годы сформировать подходы и принципы перехода к созданию новых моральных и интеллектуальных качеств человека будущего. Попытки напомнить об «обвинениях справедливых» и ли «обвинениях лживых», как тлеющая искра, может стать источником нового всемирного пожара, и их следует опасаться и избегать.

В 1995 году мир увидел две работы ортодоксальных раввинов по поводу мессианского иудаизма. Это работа тогдашнего раввина Одессы Ишайя Гисера под названием «Ловцы душ. Правда о миссионерах» (само название комментариев не требует)

, и сборник статей «Еврейская Тора и христианские миссионеры», которая начинается с такой фразы: «Миссионерская деятельность с каждым годом представляет все более серьезную угрозу для еврейской молодежи всего мира».

Плодотворные еврейско-христианские связи существовали всегда. В обеих религиях много общего, и во многих сферах объединение усилий христиан и евреев может дать немало. Даже христианское миссионерство среди евреев могло расцениваться последними как ошибка, но ошибка искренняя и продиктованная наилучшими чувствами. В этом отношении, однако, кое-что изменилось. Еврей и после Холокоста может воспринимать попытки христиан «обратить» его как искренние и доброжелательные. Но даже при этом они не могут быть допустимыми в дальнейшем: в сущности, это попытки сделать другим путем то, что Гитлер старался сделать по-своему. Такую мысль на христианско-еврейский диалог высказывает еврейская сторона .

Многострадальная история человечества с момента его возникновения, а в особенности после выделения основных религиозных течений и их разделение две тысячи лет тому назад, показывает, что нельзя подводить к жестокому противостоянию наиболее хрупкое и наименее познанное и таинственное — веру. Пусть каждый гордится своей верой, но не поднимает ее над Именем, так как всегда это — источник раздора и предвестник катастроф.

Пусть каждый человек сохранит данное ему жизнью право выбора своей веры свободным, а не насильственным путем. Пусть расхождения вероисповедания и традиций станут дорогой взаимообогащения общей истории человечества, а не камнем преткновения, поводом для вечных распрей.

Литература

  1. Релігійна свобода і права людини. Місія і прозелітизм. Т.3 — Львів: «СВІЧАДО», 2004, с. 335-336.
  2. Стерн Давид. Коментарий к Еврейскому Новому Завету. – М.: СИЛОАМ, 2004, с. 16.
  3. Штереншис М. Многоликий иудаизм. — Герцлия: ISRADON, 2002, с. 119-120.
  4. Телушкин И. Еврейская мудрость. – Ростов н/Д: «Феникс», 2001, с. 445.
  5. Гиссер И. Ловцы душ. Правда о миссионерах. – Одесса: «Шомрей Шабос», 1995, с. 31.
  6. Еврейская Тора и христианские миссионеры: Сб. статей. – Иерусалим: «Швут Ами», 1995, с. 537.
  7. Многообразие и единство. Всемирный Совет прогрессивного иудаизма. — Иерусалим, 1995, с. 3.
  8. Факенгейм Э. Что такое иудаизм? Современная интерпретация — Иерусалим-Москва: ДААТ/Знание, 2002, с. 271-272

 

 

Посмотреть также...

Иран угрожает местью Израилю за взрыв на ядерном объекте

04/12/2021  12:08:03 Глава иранского МИДа напрямую обвинил «сионистов» и пообещал жестко им ответить, когда сочтет …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *