Человек с тысячью лиц

vlev2
Владимир Левин, Нью-Йорк
У кадого мгновенья — свой резон,
свои колокола, своя отметина.
Мгновенья раздают кому позор,
Кому бесславье, а кому — бессмертие.
Роберт Рождественский

Он получил всё: звон колоколов громкой славы, легенду о своей неуловимости, удачливости, доверие начальства, репутацию блестящего аналитика и оперативника, преподавателя своего дела, а затем — развенчание и позор тюрьмы после приговора секретного суда — «за измену и кражу». Бессмертие не состоялось…

Шпионов-разведчиков обычно судят за измену родине, предательство, работу на врага. Но он никому не изменял, родину не предавал, на врага не работал. Что же он наделал и во имя чего?

Более двадцати лет Иегуда Гиль водил за нос «Моссад» — самую эффективную разведслужбу мира, входящую в пятерку лучших разведок мира. Зачем, почему? Непонятно. Скорее всего, потому что не получил очередного повышения по службе, хотя и считался гением разведки. Так предполагают израильские военные психологи. Другие с ними не согласны, и единого мнения по этому поводу нет.

После его разоблачения блеск и слава “Моссада” значительно померкли. Почему это произошло с ним — остается загадкой для военных психологов и мастеров выпытывать тайны врагов. Он один из немногих, кто снял позолоту с израильской спецслужбы. Этот человек едва не развязал войну, но во имя чего – тоже до сих пор неясно. В 1984 году он официально ушел на пенсию со всеми льготами, полагающимися выдающимся разведчикам. Но продолжал работу уже в качестве преподавателя разведшколы. Там, в школе, его и арестовали…

Иегуда Гиль прославился своим активным участием в операции по уничтожению группы “Черный сентябрь”, осуществившей захват и расстрел израильских спортсменов на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене. Именно он, Иегуда, был среди команды оперативников, отобранных для устранения террористов, виновных в убийстве наших олимпийцев. Их главной целью был Абдель Ваиль Зуайтер. Как было установлено, он работал переводчиком ливийского посольства в Риме. Иегуда Гиль, который выдавал себя за итальянского бизнесмена, подружился со знакомым Зуайтера, который незаметно для себя сообщил израильскому оперативнику номер домашнего телефона Зайтера, о его рабочих часах, описал его привычки в свободное время. Гиль передал в Центр кропотливые записи этих мелких деталей.

Когда эти детали стали известны кому следует, в дело вступило подразделение “ Моссада” “Кесария”. Несколько дней его бойцы следили за Зуайтером. Они последовали за переводчиком в ближайшее от ливийского посольства кафе, затем сели в городской автобус, который вез мюнхенского киллера домой. На темной лестнице его уже ждали бойцы “Кесарии”. Когда Зуайтер вызвал лифт, двое бойцов вышли ему навстречу, вытащили пистолеты с глушителями и выстрелили одиннадцать раз. Пока итальянские карабинеры разбирались с загадочной смертью переводчика ливийского посольства, израильтяне уже летели домой…

Иегуда Гиль был одним из главных действующих лиц операций “Моисей” и “Соломон”, осуществивших вывоз эфиопских евреев под видом туристов, пожелавших отдохнуть в турлагере на берегу Красного моря. “Моисей” тайно вывез 18 тысяч эфиопов в 1984 году, а “Соломон” — еще 15 тысяч самолетами год спустя. За 36 часов. Гиль был душой этих операций, а также операции “Братья”, когда лично организовал переброску в Израиль 7 тысяч эфиопских евреев. . Он же собрал оперативную информацию о ядерном реакторе в Ираке, который умело и оперативно был сметен с лица земли израильской военной авиацией. Кроме того, Иегуда заложил основы для израильских разведсетей в Судане, Чаде и Камеруне. Потом работал и в других странах Африки, создавая там опорные пункты израильской разведки.

Познакомимся с ним хотя бы кратко. Он родился в 1934 году в столице Ливии Триполи в еврейской семье выходцев из Италии и Греции. Его дед был главным раввином ливийской еврейской общины. Дома, помимо родных итальянского и греческого, говорили по-испански и по-французски. Арабский язык Иегуда подхватил на улице. С двенадцати лет он научился управляться с пистолетом. Отец внушил ему, что лучше покончить с собой, чем сдаться на милость арабам.

— Я видел, что за ублюдки они. Арабу нельзя доверять даже в том случае, если он похоронен сорок лет назад. У меня нет ненависти к арабам, но я не в состоянии им доверять, — сказал он израильскому журналисту Ронену Бергману из «Едиот ахронот», который является одним из лучших в Израиле специалистов-иследователей деятельности разведслужб страны. — Когда вы своими глазами видите, как беременной еврейской женщине ножом разрезают живот и ее ребенка бросают в костер, это остается в памяти навсегда. И вы понимаете, что эти человекоподобные существа к человеческому роду не относятся. И видеть в них людей тоже нельзя.

Иегуда Гиль, второй в правом ряду, в армейской школе, 1955 год. Фото из архива И. Гиля

Когда Иегуде исполнилось четырнадцать, семья совершила алию в Израиль. Это было в 1948 году. Новые репатрианты поселились в Яффо, там было много домов, брошенных арабами. Но Иегуда перебрался в кибуц, где прожил до тех пор, когда его, восемнадцатилетнего, не призвали в армию. А по окочании службы в ЦАХАЛе он поступил на службу в “Моссад”, пройдя шестимесячный испытательный срок.

Вы, вероятно, знаете, какое место в израильском общественном сознании занимает «Моссад». Это самая малочисленная разведывательно-диверсионная организация в мире. В ее составе чуть более тысячи человек, включая техперсонал. Каждый разведчик отбирается по конкурсу в соотношении один к тысяче. Знать в совершенстве много языков — это еще не все. Нужно пройти через множество испытаний, одно из которых заключается в том, что тебя забрасывают в страну с фальшивым паспортом, а кошелек с деньгами у тебя непременно сопрут по дороге. Твоя задача — вернуться в Израиль. И если ты обратишься за помощью в еврейскую общину той страны или в наше консульство, тебе, конечно, помогут вернуться на родину, но ты больше не кандидат в разведчики. Нужно набрать сто баллов. Если наберешь на балл меньше, ты уже не кандидат. Иегуда Гиль успешно прошел все испытания.


Иегуда в начале 60-х.
Фото из архива И. Гиля

Ронен Бергман считает, что “Моссад” успешно сочетает легальные и нелегальные методы работы, широко используя дипломатические, коммерческие, финансовые и журналистские организации, — естественно, без их ведома. Искусство грима, смены легенд, выживание в самых неблагоприятных условиях, знание малейших деталей повседневной жизни страны, в которой ты должен работать, звезд спорта и шоу-бизнеса, вплоть до размера чаевых, которые ты должен дать шоферу такси или официанту — обязательны. При этом зарплаты у разведчиков не ахти. Достаточно сказать, что глава “Моссада”, как и главы других спецслуб Израиля, получают не более 10 тысяч долларов в месяц.

Кроме разведки и оперативной работы, “Моссад”, занимается и физическим устранением врагов еврейского государства. Иегуда Гиль такой работой занимался довольно успешно.

В первый день сентября 1996 года Армия обороны Израиля начала спешную переброску боевых подразделений к сирийской границе. Назревала война с северным соседом. В Израиле были убеждены, что она неизбежна. А то, что эта арабская страна до зубов вооружена Россией, тоже было хорошо известно.

Возникает вопрос: с чего бы это ЦАХАЛ был приведен в состояние полной боевой готовности? Есть и ответ: на основании секретных данных разведки, гласивших, что Сирия намерена совершить внезапное нападение на Израиль. Донесению этому поверили безоговорочно, потому что оно исходило от агента, двадцать лет работавшего в Высшем военном совете Сирии, и агент этот был генералом, засекреченным под кодовым именем «Красный сокол». 20 лет этот агент передавал довольно объективную информацию, и в последние годы она не нуждалась в проверке. Военное руководство страны и разведки поставило об этом в известность премьер-министра Биньямина Нетаниягу и предложило опередить противника и начать наступление до того, как Сирия нападет на Израиль.

Но война не состоялась благодаря тому, что руководство Израиля поделилось своими опасениями с американской разведкой. Ее эксперт Роберт Эймс убедил обе стороны не вступать в войну. Американцы сработали оперативно и четко: Сирия не собирается нападать на Израиль, а донесение «Красного сокола» оказалось липой.

Выяснилось также, что действительно существовал такой генерал, но он понятия не имел о том, что, оказывается, много лет является израильским агентом, тем более «Красным соколом», который десятилетиями морочил голову израильтянам.

Через год все прояснилось: «Красный сокол» работал под патронажем Иегуды Гиля. И все его донесения были придуманы Гилем. В то время в это никто не хотел поверить. И это стало одной из позорных страниц в истории “Моссада”. Ведь сирийский генерал на протяжении двух десятилетий считался наиболее ценным агентом Израиля в арабском мире. И все донесения, которые он присылал, были правдоподобны, но это были плоды “литературного” творчества Иегуды Гиля. В марте 1999 года Гиль был арестован, осужден на пять лет тюрьмы, но не прошло и года, как он был выпущен “за примерное поведение”. И уже через три недели преподавал в спецшколе разведки. Видимо, учли его прежние заслуги. За него вступился тогдашний шеф “Моссада” . Но никто так и не узнал, почему и зачем Гиль совершил такое преступление. Он не предал свою страну, так как ни на кого не шпионил. Он сильно навредил “Моссаду”, потому что фальшивыми сведениями «Красного сокола» Израиль делился с союзниками. Он подставил жизни израильтян под страшную опасность. К тому же он был не рядовым оперативником, его подвиги считались легендарными — как же такой человек мог обмануть свою страну?

В Израиле выживание и благополучие страны в общественном сознании зависит от героических и скрытых операций “Моссада”.
— Работать в “Моссаде”, — говорит Гиль, — значит быть не добровольным рабом, не гражданином второго или третьего сортов, а, скорее, человеком с возможностью и правом жить свободно”. Главное оружие этих людей — не пистолет, а в большинстве случаев необходимость вжиться в новую роль, чтобы манипулировать другими. А эту роль разрабатывают талантливые режиссеры из Центра. Это “офицеры сбора” — элита элит. Они являются экспертами в делах и типах обмана, необходимых для вербовки противника, стремятся использовать пороки нужного им объекта – например, его жадность, гордыню, одиночество. Они могут жить под чужими, часто вымышленными именами в течение длительного периода времени, полностью вживаясь в образ для того, чтобы извлечь нужную информацию. В “Моссаде” таким офицерам в то время предоставлялась полная самостоятельность. От них информация шла в самые высокие правительственные кабинеты без проверки. Но это было до случая с Гилем…

Да, до этого вера “Моссада” в своих офицеров была абсолютной, считает Ронен Бергман. И в самом деле: как работать с агентом, если ты ему не доверяешь?

Иегуда Гиль обладал уникальными, сверхъестественными навыками и талантом. Но при этом он был высокомерен. 27 лет он проработал в “ Моссаде” и за это время у него не было ни одной оперативной неудачи. Он объяснял это так: “Не потому, что я гений, а потому что я трус. Прежде, чем выполнять задание, я проверял все варианты. И лишь после этого погружался в образ”.

Генерал в отставке Дани Ятом, который был в то время шефом “Моссада” и приказал прекратить преследование Гиля, так отозвался о нем: “Это был харизматичный, проницательный человек, обладающий гипнотическим даром и способностью менять свой образ практически неограниченно. Это был человек с тысячью лиц. Он мог убедить кого угодно. Он мог заставить заговорить телеграфный столб”.

Однажды в тренировочной акции “Моссада” он с такой достоверностью изобразил сердечный приступ, что слушатели вызвали «скорую помощь».

«Красный сокол» не мог быть агентом, работающим на Израиль — он ненавидел эту страну и ее людей, но был в восторге от военных возможностей еврейского государства. Он приказал расстрелять 42 израильских военнопленных. И рассказал об этом Гилю. “Это то, что нужно было сделать со всеми этими евреями”, — вынужден был поддержать его Гиль.

Иегуда Гиль у своего дома в Гедере, 2010 год. Фото: Эльдад Рафаэли

Первые встречи Гиля с сирийским генералом проходили под наблюдением “Моссада”, но людей катастрофически не хватало, и Гиля никто не контролировал. “Моссад “ предпринял ряд мер предосторожности. «Красный сокол» по дороге на встречу с “итальянским” оперативником никогда не останавливался в условном месте, чтобы проверить свою защиту от возможной засады. Он много пил, был прелюбодеем, но если в разговоре речь заходила о сексе, генерал принимал оскорбленный вид.

В разговорах с Гилем генерал из Дамаска часто упоминал, что хотел бы, чтобы его дочь училась в Париже. Через “Моссад” ей была организована стипендия, снята квартира в столице Франции. . Перед отъездом из Парижа в Сирию «Красный сокол» попросил Гиля сделать так, чтоб он смог привезти домой символы западного достатка — большой холодильник и стиральную машину американского производства.. И сирийский генерал получил все, что просил. Он удивился и спросил Гиля:
— У тебя друзья по всему миру?
Гиль ответил, что работает на фашистскую партию Италии, в ней состоял его отец, а у партии есть отделения по всему миру. И что фашистская партия будет помогать ему во всем в обмен на информацию. У партии много денег для борьбы с коммунистами. Сириец был уверен, что работает на НАТО. И стал требовать все больше и больше денег. Он их получал.

Далее трудно отличить выдумки Гиля и сочинения сирийского генерала. Отмечено, что сверхсекретные донесения «Красного сокола» были сочинениями Гиля. При этом они отличались прекрасным ивритом и никак не были похожи на донесения агента, тем более араба. Скорее они выдавали мышление европейца. Но это все прояснилось потом, при более тщательном расследовании. Информация, которую сириец передавал, была очень ценной для внешней разведки: он рассказывал, как и для чего тренируются сирийские войска, какова структура сирийской армии, какие происходили изменения в командовании, кого назначали и кого снимали с генеральских должностей, где находятся предприятия химического оружия. Насколько достоверна эта информация, никто не проверял. А когда перепроверили… В 1989 году сириец вышел в отставку.

В октябре 1997 года Гилю сказали, что он больше не пойдет один на встречу с «Красным соколом». Гиль протестовал. Тогда ему сказали, что встречаться с агентом он больше не будет вообще. Заменивший его оперативник был шокирован: он установил, что генерал никогда не был завербован и никогда не передавал Израилю никакой информации. Все 23 года его “сотрудничества” с “Моссадом” были мифом. Генерал встречался с “итальянским бизнесменом” только потому, что Гиль его щедро одаривал, и они хорошо проводили время вдвоем — женщины, рестораны, развлечения. По убеждению Гиля, было три крючка для вербовки арабов — деньги, развлечения и секс. Деньги он присваивал, а во всех остальных “развлечениях” принимал участие.

После этого началось секретное служебное расследование, которое привело Гиля к тюрьме и позору.

При подготовке статьи использованы материалы книг
об истории «Моссада», статьи израильской и американской
печати, в том числе журнала The Atavist Magazine
Материал предоставил Валерий Дейчман. США.

Посмотреть также...

20 ортодоксов депортируют в США за въезд в Израиль по фальшивым справкам

02/24/2021  22:29:58 Источник в аэропорту Бен-Гурион сообщил, что подделка разрешительных документов поставлена на поток Вести-Ynet| …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *