Школьники "Шевах-Мофет" размышляют о героизме и сопротивлении

356c67066176258f49a3de7a5f987f91

Школьники «Шевах-Мофет» в музее «Лохамей ха-Гетаот»
Фото: «Курсор»

Май 30, 2014   12:26:54 PM

Казалось бы, что нового можно было рассказать сегодняшнему школьнику о Холокосте? Тема известная, каждый год перед Днем Катастрофы европейского еврейства в годы второй мировой войны в Израиле проходят уроки, посвященные мужеству тех, кто нашел в себе силы противостоять массовому уничтожению народа.

И тем не менее, ребята из школы «Шевах-Мофет», приехавшие на экскурсию в музей кибуца «Лохамей ха-гетаот», как выяснилось, совсем не ожидали того поворота разговора, который с ними повели инструкторы музея.

Не ожидал его и автор этих строк, который был уверен, что уж он-то о Холокосте знает все или почти все. Однако семинар, организованный и прошедший при поддержке благотворительного фонда «Генезис», заставил и автора задуматься.

Ученики 9 классов всем потоком загрузились в три автобуса и двинулись на север Израиля. Дети как дети, 14-15-летние подростки. Кто-то родился в Израиле, кто-то приехал в младенческом возрасте, несколько девочек репатриировались совсем недавно. Вели себя как все подростки: два часа до кибуца баловались в автобусе, прыгали и смеялись, чуть-чуть побаивались строгую учительницу, чуть-чуть нарушали дисциплину, проверяя, как она отреагирует.

Однако на встрече с экскурсоводом Музея Катастрофы «Лохамей ха-гетаот» Эрезом Равивом все изменилось. С толку сбил первый же вопрос, заданный молодым экскурсоводом:

— А кто для вас герой?

Ну как ответить на такой вопрос? Увильнуть от ответа не удалось никому: тот же вопрос был задан и учительнице и сопровождавшей класс девушке из «шерут леуми», и автору этих строк, который пытался занять позицию стороннего наблюдателя. Не получилось.

И дальше постепенно все пять с лишним часов, пока шло знакомство с музеем, мы выясняли этот вопрос: что такое герой? Что такое героизм? Кого и за что можно считать героем?

Это и для взрослых не очень простой вопрос…

Вот, скажем, Эрез подводит к экспозиции, открывающейся стихотворением Хаима Гури о том, что такое сопротивление. И первая же строчка: «Сопротивлялся тот, кто проносил в гетто буханку хлеба…» вызывает ожесточенный спор в группе.

Одна девочка утверждает, что этот шаг не является частью сопротивления нацистам, потому что человек делает это для спасения собственной жизни, а это – естественное для каждого живого существа действие. Ей возражает мальчик: нет, это сопротивление, потому что этим хлебом можно было накормить других людей и спасти несколько жизней. Кто-то добавляет, что эта буханка хлеба была своего рода вызовом нацистам: вы хотите уморить нас голодом, но у вас ничего не выйдет, у нас нет оружия, но мы будем бороться так, как мы умеем бороться. И разговор переходит к выяснению вопроса – а что же такое сопротивление? И кого можно назвать героем?

Вот эта фраза: «Кого можно назвать героем?» – стала темой всей экскурсии. Музей-то называется «Лохамей ха-гетаот» – «борцов гетто», те, кто на краю пропасти, в полной изоляции, за забором ненависти сопротивлялся германской машине уничтожения, несмотря ни на что.

Кибуц «Лохамей ха-Гетаот», основанный в 1949 году чудом уцелевшими бойцами еврейского сопротивления, стал естественным центром сохранения памяти о тех, кто боролся с нацистами и их пособниками, не имея ни сил, ни реальных шансов на победу или спасение. Музей родился год спустя после основания кибуца.

Отношение Израиля к памяти погибших в Холокосте менялось с годами. Сначала был сделан акцент на еврейском сопротивлении – молодое государство, окруженное врагами, стремилось поощрять воинскую доблесть, а не жертвенность. Однако с течением времени акценты сместились, и сегодня мы много говорим о жертвах нацизма, и недостаточно знаем о героизме еврейского солдата, еврейского партизана, еврейского борца гетто.

Вот и эти ребята. Практически все впервые услышали только здесь такие имена как Тувия Бельский, Александр Печерский, Хана Сенеш. Почему? Неужели сегодняшние подростки менее начитаны, чем раньше? Мало знают? Им неинтересно?

Эрез Равив, инструктор музея «Лохамей ха-гетаот»

— Нет, они просто редко задаются подобными вопросами. Эти ребята точно такие же, как и их сверстники. Тот факт, что они в той или иной степени являются выходцами из бывшего СССР, как раз дает им возможность знать больше о том, что происходило на территории, где родились их родители, их бабушки и дедушки во время войны.

Ольга Дор, заместитель директора по параллели девятых классов, преподаватель биологии:

— Мне кажется, что у многих ребят есть некоторое внутреннее сопротивление получению этой информации, это настолько тяжело и настолько страшно, что они как бы опускают своего рода защитный занавес, стараются перекрыть эмоциональные каналы.

— И опять же: а как по сравнению с их израильскими сверстниками?

— Понимаете, местные ребята с детства растут на таких вещах, как День памяти жертв Катастрофы и героизма еврейского народа. Они много знают про Холокост, но очень мало про войну, частью которой и было уничтожение евреев. А «наши» – отлично знают историю войны, победы, но мало знают о Катастрофе, потому что там, в постсоветском пространстве, в последнее время предпочитают не распространяться об этом. Многое для них становится открытием.

И все же – так какие же качества нужны, чтобы считать человека героем? Намерение совершить подвиг? Усилия, которые он прилагает? Достигнутый результат? Вот попробуйте сами ответить на эти вопросы, а потом представьте, как трудно было четырнадцати-пятнадцатилетним подросткам разбираться с такими сложными материями.

И все же разобрались, придя к выводу, что подвиг – это в первую очередь усилие. Намерения могут быть хорошими и правильными, результата можно и не достигнуть, но мерилом остаются усилия, приложенные к достижению цели. Вот и получился у ребят урок- не только истории, урок жизни.

Самое сильное впечатление на ребят оказал Зал памяти. На огромном черном экране в полной темноте плывут светлые буквы с именами еврейских общин Европы, которых больше не существует. Их просто нет. А в окошечках высвечиваются вещи того периода, и у каждой вещи есть своя история.

Все ребята, с которыми довелось побеседовать, особо отметили именно эту экспозицию музея.

Оскар Магер, Гиватаим, 15 лет.

 Я слышал и о Печерском, и о Бельском, но плохо представлял, что это за люди. Сегодня я просто открыл для себя, что они были настоящими героями. Такие люди совершили настоящие подвиги, мы сегодня живы благодаря тому, что они сделали.

Мария Косова, Ашкелон, 16 лет, приехала в Израиль полтора года назад из Волгограда

— Мы в России изучали в основном историю войны, праздновали 9 мая. И мы не говорили о Катастрофе, так что сегодня я впервые узнала об этом, и это меня потрясло: как эти люди, без оружия, без опыта, без необходимых знаний —  но все равно воевали, и спасали не только свои жизни, но и жизни десятков и сотен других.

Только здесь, только сегодня я узнала о том, что, оказывается, евреи были героями. Услышала впервые про Бельских.  И их героизм меня потряс больше всего!

Алилуйя Пинто, 14 лет

— Было тяжело видеть, как страдали эти люди, и меня очень впечатлило, что они при этом воевали, сопротивлялись. Я вообще не понимаю, откуда у них были силы на это, как у них хватило отваги и мужества.

Нас, взрослых, больше всего удивило то, как эти обычные подростки, оказывается, все услышали, все запомнили, несмотря на то, что, чего греха таить, и баловались, и хулиганили потихоньку, и смеялись не там, где надо. Запомнили. Поняли. Значит, проект – правильный.

Посмотреть также...

Побег из освенцима

02/28/2021  20:54:32

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *