Песня, допетая до конца (к началу открытия учебного года).

09/01/2016   06:53:44

Менахем Вайнбойм

Я часто пишу о политиках. Нет, я не поменял своего мнения о них, но недавно в разговоре с человеком услышал: «Ну, хорошо, в твоих глазах сегодняшние политики не стоят многого, да вчерашние тоже. Назови мне имя человека, которому ты поверил?» Я не колебался долго – и ответил.

Я ездил с учениками в Польшу. Это одобряемое министерством образования посещение лагерей смерти Освенцим, Майданек, Треблинка, Варшавское гетто, Краков, Люблин, кладбища и места еврейского (бывшего) присутствия. Среди прочих мест, которые посетила наша группа, была и действующая школа в Варшаве на ул. Крохмальная 22. Её основал в 1911 году Януш Корчак. Именно его имя я назвал собеседнику.

Януш Корчак — педагог, который отказался покинуть детей на пороге газовой камеры и погиб в концентрационном лагере Треблинка 6 августа 1942 года вместе со своими воспитанниками — детьми из варшавского «Дома сирот». Мог бы спастись, но пошёл с ними до конца. Его вклад в педагогию детского воспитания настолько велик и уникален, что даже сегодня, через 74 года после его гибели, этот человек заслуживает Нобелевской премии. Но эту премию дали, например, президенту Обаме ещё до того, что он что-то сделал ради людей и мира, а после почти двух каденций мы понимаем, что и не сделает.

Настоящая имя Януша Корчака – Гирш Гольдшмидт (не китаец, как вы понимаете). Он родился в Польше 22 июня 1878 года в благополучной еврейской семье адвоката. Учился в Русской гимназии на русском языке, а в 1898 году поступил на медицинский факультет Варшавского университета, который закончил в 1905. Долго не проработал: Россия призвала его врачом на Русско-японскую войну (в которой, кстати, воевало около 30000 евреев, проявив чудеса храбрости ради не любящей их родины). Вернувшись домой, Я. Корчак работает врачом, а в 1911 году основывает «Дом сирот», которым руководил до трагического конца. Причиной создания школы стало убеждение доктора, что ребёнок должен быть здоров не только физически, но и счастлив душевно.

5258655-R3L8T8D-650-GuettoKorczakВо время Первой мировой войны Россия снова «полюбила» доктора Корчака и призвала под царский флаг на фронт в полевой госпиталь на 4 года. Был ранен и насмотрелся ужасов войны. Именно там он начал писать свою самую знаменитую книгу «Как любить ребёнка?» После возвращения с фронта хотел отдаться воспитанию детей, но тут снова грянула война — между Польшей и большевистской Россией. Теперь Я. Корчак воевал на стороне Польши. К счастью, остался жив и вернулся в «Дом сирот».

Следующие 20 лет были самыми плодотворными в его жизни. Он жил в любимой им

Варшаве, читал лекции в Свободном польском университете и на Высших еврейских педагогических курсах, вёл работу в суде по делам малолетних преступников, выступал под псевдонимом «Старый Доктор» с воспитательными беседами по радио, написал книгу «Право ребёнка на уважение», любил женщин, и они любили его. Сам Корчак вспоминал, что начал влюбляться с 7 лет. Даже на смерть он пошёл с детьми – и с подругой жизни.

Как и Т. Герцель вначале, он хотел быть «человеком мира, а не евреем», но в 1934 и в 1936 годах по приглашению своих бывших учеников посетил Палестину, и был восхищён киббуцами, начал мечтать перевести свою школу в Галилею. Еврейство вернулось к нему, и он отошёл от коммунизма: «Я уважаю коммунистическую идею, но она как чистая дождевая вода: загрязняется, когда стекает на землю».

Самое главное в эти годы – жил и работал с детьми в «Доме сирот». Именно там впервые в мире он применил разработанные им системы и методы работы, ставшие известными в мире: ввёл новаторскую систему широкого детского самоуправления, детский товарищеский суд, решения которого были обязательны и для руководства, самоконтроль, развитие самосознания и другое. Знаменитая система А. Макаренко в СССР во многом заимствована у Я. Корчака. Не убежал от его влияния и академик-педагог В.А.Сухомлинский. Вот несколько принципов воспитания детей по Корчаку.

1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

2. Не требуй от ребенка платы за то, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь. Он даст жизнь другому, тот — третьему. Это необратимый закон благодарности.

3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб, ибо что посеешь, то пожнёшь.

4. Не относись к проблемам ребёнка свысока. Жизнь тяжела ему не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.

5. Не унижай его!

6. Не забывай, что самые важные встречи человека — с детьми.

7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-либо для своего ребенка, но помни: старайся сделать все возможное.

8. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.

9. Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним, радуйся, потому что ребенок — это праздник, пока он с тобой.

В 1939 году Германия оккупировала Польшу. Через год «Дом сирот» был переведён в гетто. Там Корчак отдал все силы заботе о детях, добывая для них медикаменты и пищу. В Варшавском гетто погибли тысячи детей, но в «Доме сирот» – ни один! Воспитанники Корчака изучали иврит и основы иудаизма. За несколько недель до

Песаха в 1942 году Корчак провёл тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Тору в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.

Корчак отклонил все предложения о спасении. В 1940 году не эмигрировал в Палестину, где ему уже подыскивали квартиру в Иерусалиме. «Как я могу бежать? Как я смотрел бы в глаза людям после войны?» Во время жизни в гетто он отклонил предложения неевреев-почитателей его таланта убежать и спрятать на «арийской» стороне. Соратник Корчака Игорь Неверли рассказывал: «На Белянах сняли для него комнату, приготовили документы. Корчак мог выйти из гетто в любую минуту (для него приготовили два пропуска — на техника и на слесаря-водопроводчика), но он взглянул на меня так, что я съежился. Видно было, что он не ждал от меня подобного предложения… Смысл ответа доктора прост: не бросишь же своего ребёнка в несчастье, болезни, опасности. А тут двести детей. Оставить их одних в газовой камере? Как можно это все пережить?»

В августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот. Корчак пошёл вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской, с другими воспитателями и 198 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправляли в Треблинку. Когда все обитатели «Дома сирот» уже поднялись в вагон поезда, отправлявшегося в лагерь, к Корчаку подошел немецкий офицер и спросил:

— Это вы написали «Короля Матеуша»? Я читал эту книгу в детстве. Хорошая книга. Вы можете быть свободны.

— А дети?

— Дети поедут в Треблинку, но вы можете покинуть вагон.

— Ошибаетесь. Не могу. Не все люди — мерзавцы.

Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочёл смерть с детьми. Эм. Рингельблюм, позже расстрелянный, оставил такое свидетельство: «Нам сообщили, что ведут школу медсестер, аптеки и детский приют Корчака. Стояла ужасная жара. Детей из интернатов я посадил в самом конце площади, у стены и надеялся, что сегодня их удастся спасти… Вдруг пришёл приказ вывести интернат. Этого зрелища я никогда не забуду! Это был не обычный марш к вагонам, это был организованный немой протест против бандитизма! Началось шествие, какого никогда ещё до сих пор не было. Дети были выстроены четвёрками. Во главе — Корчак с глазами, устремлёнными вперед, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь. Когда немцы увидели Корчака, они спросили: «Кто этот человек?» Я не мог больше выдержать — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками».

Принципы Януша Корчака близки мне по духу и соответствуют моим принципам понимания педагогического процесса. Его утверждение, что «нет детей – есть люди, но с иным масштабом понятий и опыта», служит мне канвой в школьной жизни уже много лет. Красной нитью проходят через всю мою работу некоторые положения учения Корчака: воспитатель должен любить детей; ребёнка надо готовить к реальной жизни, а не к идеальной; все дети разные; ребёнок имеет право на уважение. Ребёнок должен знать, что он может любить — и ненавидеть; соглашаться – и возражать; уважать – и презирать; слушаться – и бунтовать. Если бы в школах вешали эти положения в

учительских и изучали бы на совещаниях, — ситуация в них изменилась бы к лучшему намного.

Я. Корчака не забыли. 1978 год был объявлен ЮНЕСКО годом Корчака. Каждый год 23 марта в Польше и Белоруссии в воздух запускается воздушный змей в память о Януше Корчаке и детях, убитых в гетто. Монумент «Януш Корчак и дети» работы скульптора Бориса Сакциера установлен на площади Я. Корчака в мемориальном комплексе «Яд-ва-Шем» в Иерусалиме в 1978 году. С 2004 года в России ежегодно проводится конкурс «Педагогические инновации», лауреатам которого вручаются медали имени Януша Корчака. Его именем названы улицы и учреждения. Идеи великого гуманиста живы и воплощаются в жизнь.

Иногда говорят о великих: он не сумел допеть свою песню. У Я. Корчака было в запасе ещё много педагогических мелодий, но свою главную он спел. Это его песня о любви к детям. И что может быть лучше неё?

09/01/2016

Посмотреть также...

Закрыть Бен-Гурион, остановить производство: так Нетаниягу предлагает ужесточить карантин

09/23/2020  18:12:44 Заседание кабинета коронавируса было отложено после того, как стало известно о новом рекорде …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *