«Мешки денег возили в Рим для помощи предпочтительным итальянским кандидатам. Скандальные истории сливались в зарубежную прессу, чтобы изменить исход выборов в Никарагуа. Миллионы памфлетов, постеров и стикеров печатались, чтобы не допустить переизбрания президента Сербии. Длинная рука Путина? Нет, просто отдельные моменты истории вмешательства США в выборы в других странах», — пишет «Нью-Йорк таймс».

Отвечая на вопрос о возможном вмешательстве США в выборы, бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси заметил: «Да, но только с правильной стороны, в интересах демократии». Он подтвердил, что ЦРУ занимается этим с момента своего создания в 1947 году.

«Если вы спросите офицера ЦРУ, нарушили ли русские правила или совершили нечто из ряда вон выходящее, то ответ будет – нет, абсолютно ничего такого», — сказал Стивен Холл, прослуживший в ЦРУ 30 и вышедший в отставку в 2015 году. Соединенные Штаты занимались этим всегда, «и я надеюсь, будут заниматься». Россия в 2016 году применила ту же тактику, только в киберверсии.

Лоч Джонсон, ученый, специализирующийся на истории американской разведки в университете Джорджии, говорит: «Мы делали примерно то же самое с момента создания ЦРУ в 1947 году. Мы использовали постеры, памфлеты, баннеры, да что угодно. Мы внедряли дезинформацию в иностранные газеты. Мы использовали то, что англичане называют «конницей короля Георга», — чемоданы с наличными».

По подсчетам ученого Дова Левина, с 1946 по 2000 год Россия 36 раз вмешивалась в иностранные выборы, а Соединенные Штаты 81 раз.

«Я ни в коей мере не оправдываю то, что русские сделали в 2016 году, — сказал Левин. – Владимир Путин не должен был действовать таким путем. Тем не менее, методы, использованные ими в нынешних выборах, были электронной версией методов, десятилетиями используемых Америкой и Россией: проникновение в штаб-квартиру, вербовка секретарей, внедрение информаторов в партию, слив информации и дезинформации в газеты».

Даже после падения Советского Союза и официального прекращения холодной войны Америка продолжала вмешиваться в выборы в Сербии (свержение Слободана Милошевича), в Чехословакии, даже в России в 1996 году в пользу Ельцина, в Украине, Кении, Ливане, Афганистане и Израиле, отмечает Левин.

Соединенные Штаты вмешивались в израильские выборы в 1991/1992 году. Президент Джордж Буш-старший открыто заявил, что не предоставит Израилю гарантии на займы на прием большой алии, если премьер-министром останется несговорчивый Ицхак Шамир. Одновременно за спиной Ицхака Шамира и в нарушение тогдашних законов, запрещающих израильским официальным лицам вести переговоры с террористом Арафатом, Шимон Перес под прикрытием правительств Америки и европейских стран вел переговоры с Арафатом о покупке голосов израильских арабов в обмен на легитимацию террористической Организации освобождения Палестины от евреев и ее боевого крыла ФАТХ с переводом главарей в Эрец Исраэль, предоставлением им оружия, финансового и материального довольствия. Как известно, выборы 1992 года выиграла «Авода», а в 1993 году на лужайке Белого дома Ицхак Рабин и Ясир Арафат пожимали друг другу руки в присутствии президента Клинтона.

На выборах 1996 года все силы были брошены на победу Шимона Переса, и опросы показывали, что победа будет за ним, как в 2016 году с Хиллари Клинтон, однако есть расчеты, а есть просчеты. На выборах победил Биньямин Нетаниягу, но Билл Клинтон не сдался. Помните, директор ЦРУ Вулси говорил, что Америка вмешивается только на стороне хороших парней и только ради победы демократии? Посмотрим, как администрация Клинтона устроила досрочные выборы в Израиле со сменой премьер-министра. Вначале Клинтон умело организовал коалиционный кризис в Израиле. Нетаниягу подписал соглашение в Уай-плантейшен о передаче 12% территорий Иудеи и Самарии Арафату в надежде, что привезет домой Джонатана Полларда, но в последний момент Клинтон отказался от своего обещания, а правые партнеры по коалиции устроили показательный демарш, и в 1999 году были объявлены досрочные выборы.

В качестве «хорошего парня» администрация Клинтона выбрала Эхуда Барака. Для начала он заработал очень приличные суммы, читая по приглашению лекции в США, а накануне выборов создал несколько благотворительных товариществ (амутот) якобы для оказания помощи репатриантам и малоимущим. Деньги для оказания помощи детям в «Союз меча и орала» переводились из Америки. Первой сотне счастливчиков даже удалось полечить зубы за счет американских доноров, но вскоре праздник раздачи бесплатных пряников закончился, так как казначей товариществ адвокат Ицхак Герцог (бывший лидер Соинлага) начал выписывать чеки на нужды избирательной кампании Эхуда Барака. Платили они щедро. Даже книгу состряпали «Солдат №1» и перевели ее на русский язык. Прокуратура заинтересовалась судьбой десятков миллионов благотворительных долларов, но Эхуд Барак и Ицхак Герцог ни в чем не признались. Они либо не знали, либо не помнили, либо просто промолчали. Дело было закрыто за недостатком улик.

Ставленник Клинтонов продержался недолго. За год он успел уйти из Ливана, пообещать Арафату почти полное отступление из Иудеи, Самарии и Иорданской долины, готов был отдать Асаду Голаны и спровоцировал вторую интифаду. На выборах 2000/2001 года за Ариэля Шарона голосовали даже традиционно левые районы.

Возвращение Биньямина Нетаниягу в кресло премьер-министра Израиля в 2009 году неприятно поразило Клинтонов и Обаму. Америка делала ставку на Ципи Ливни и «Кадиму». Администрация открыто унижала Нетаниягу, не пытаясь даже скрыть свою неприязнь за дипломатическим этикетом. На последних выборах 2015 года было принято стратегическое решение о возвращении Израиля на демократические рельсы.

Аарон Кляйн рассказывает о том, как сотрудники администрации Обамы работали на победу израильского левого лагеря. В свое время он брал интервью у Нимрода Дуайека, создателя группы политического влияния V15 (Победа 2015) в его офисе на улице Лилиенблюм, рядом с бульваром Ротшильда в Тель-Авиве.

Дуайек не скрывал своей повестки дня: «Мы хотим принести изменение в политическую сферу, чтобы центристские и левые партии формировали следующую коалицию», — сказал он Аарону Кляйну. Группа привлекла к себе внимание после набора на работу 270 стратегических советников и консалтинговую фирму, в руководстве которой были бывшие высокопоставленные сотрудники избирательной кампании Обамы 2012 года. Заявление Дуайека о том, что его целью являлось создание левой коалиции противоречит попыткам V15 позиционировать себя в качестве политически нейтральной организации.

Поскольку целью было «изменение», то, по словам Дуайека, они планировали мобилизовать избирателей, «поддерживающих наше дело», и особой внимание уделялось работе с молодежью левых взглядов.

Помните оккупайщиков на бульваре Ротшильд? Мощное было движение, но его развитию в правильном направлении помешало отсутствие биотуалетов и слишком резкий запах травки, что крайне раздражало жителей этого очень дорогого района Тель-Авива. К тому же движение, проплаченное НИФ за деньги Сороса, так и не прижилось в народе и увяло на корню.

Призыв Дуайека к «изменению» (change) звучит привычно для американского уха, и это не случайно. Главным политическим консультантом левого лагеря был один из ведущих консультантов избирательного штаба Барака Обамы в 2012 году Джереми Бёрд.

В 2008 году он был аналитиком и заместителем директора избирательной кампании Обамы, а в 2011/2012 году директором всей его избирательной машины. ОН же разрабатывал план действий для V15. «Израильтяне не знают, как работать на местности, в отличие от американцев, и это был главный вклад Джереми, — откровенничал Дуайек. – Бёрд объяснил нам, как организовать людей, работать с ними, как обходить избирателей поквартирно, как разговаривать с людьми на улице».

В команде 270 стратегических советников 16 человек работали непосредственно в избирательных кампаниях Обамы. Другие советники работали на Демпартию или либеральные группы, включая группу по рекламе Обамакера. Разумеется, израильтяне отрицали прямое вмешательство Барака Обамы в выборы, а приглашение именно стратегических советников Обамы объясняли только и исключительно их высоким профессионализмом.

Офис на Лилиенблюм предназначался для молодых активистов. На бульваре Ротшильда была настоящая штаб-квартира V15 – офисы американо-британской организации «Один голос» (OneVoice). «Один голос» позиционирует себя как «международное народное движение, усиливающее голос основной массы израильтян и палестинцев». То есть, совершенно левая организация. Пресс-релизы организации были направлены против Нетаниягу.

Дуайек подробно рассказывал о задачах своего движения, но отвечать на вопрос об источниках финансирования своей бурной деятельности отказался, сказав что-то о «частных донорах».

«Один голос» финансировался рядом благотворительных организаций и получил два гранта от Госдепартамента. Госдепартамент также числился в списках партнеров на сайте «Одного голоса». И хотя руководство «Голоса» уверяло, что правительственные деньги не перенаправлялись на мобилизационные усилия V15, слияние V15 с «Голосом» ставит это утверждение под сомнение.

Помимо Госдепартамента «Один голос» открыто сотрудничал с Гуглом, британской Лейбористской партией и Фондом Рокфеллеров.

Помимо Бёрда на поражение Нетагиягу в 2015 году работали такие политические стратеги избирательной кампании Обамы как Митч Стюарт, Марк Битти, Марлон Маршал, Бетси Гувер, Мег Ансара, Бриджет Халлиган, Кейт Катералл, Алекс Лофтон, Марта Патцер, Джесси Боатенг, Эшди Брайант, Макс Клермон, Макс Вуд (куда там 13 кремлеботам). Все они занимали ведущие посты в избирательном штабе Обамы и ковали его победу в 2012 году. И после этого американские демократы серьезно обсуждают обвинение в адрес 13 кремлеботов и возмущаются тем, что президент Трамп не принимает никаких мер. И он, между прочим, прав.

Разумеется, Владимир Путин не в обиде на Билла Клинтона за транш в размере 10 миллиардов долларов из Международного валютного фонда, поступивший за четыре месяца до переизбрания Ельцина в 1996 году. Но вряд ли нынешней российской власти понравятся американские гранты различным оппозиционным организациям. То есть, если Трамп сейчас примется давить кремлевских троллей, то Путин усилит давление на оппозицию. Ведь закон об иностранных агентах в России уже принят.

Как пишет та же «Нью-Йорк таймс», «то, что ЦРУ могло сделать за последние годы по вмешательству в выборы, будет засекречено на долгие годы, хотя эта деятельность намного скромнее по сравнению с масштабами времен Холодной войны, но некоторые ветераны в этом не уверены».

«Я полагаю, что они делают многое из того, что делали раньше, потому что, знаете ли, ничего не меняется, — сказал Вильям Доерти, проработавший в ЦРУ с 1976 по 1996 год. – Меняться может технология, но не цели».