Главная / В мире / Развод как лекарство от тоски
ITAR-TASS: MOSCOW, RUSSIA.

Развод как лекарство от тоски

04/17/2018   18:50:04

Известный телеведущий, писатель и режиссёр Андрей Максимов придумал систему правил и практик для того, чтобы людям было проще помогать друг другу стать счастливыми. Он назвал её – психофилософия, соединив в названии психику человека с его жизненной философией. 

larisa.jpg

Лариса Максимова

В фильме «Обыкновенное чудо» Марка Захарова жена волшебника говорит мужу: «Ты хочешь осчастливить всё человечество? Начни с меня». Эти слова я часто вспоминала потом в своей жизни.

Для тех, кто не в курсе: мой собеседник, Андрей Максимов, был моим мужем. Больше двадцати лет. Недавно мы развелись. И вот решили поговорить. Если вы думаете, что мы тут будем сводить счёты, то лучше дальше не читать. Мне захотелось выяснить, почему мой бывший муж, такой умный и талантливый, создавший целую науку по спасению человеческих отношений, не смог спасти наши. Или не захотел? Получилось вот такое наглядное пособие для тех, кто ещё не развёлся.

Максимов: – Мы все в какой-то степени психотерапевты. Или, правильней сказать, психологические консультанты. Разговор по душам, кухонная беседа о смысле жизни, спор о призвании – всё это излюбленные российские «забавы». Поэтому наши люди бесконечно участвуют в жизни других людей. Попав в сложную жизненную ситуацию, мы не обращаемся к психоаналитикам – мы идём за помощью к друзьям и близким людям. И каждый из нас уверен, что способен дать хороший рецепт, каждый не сомневается, что знает, как решить проблему другого.

Вот, например, если придёт человек и спросит, как мне научиться кататься на коньках, много раз пробовал – не получается. С огромной долей вероятности мы пошлём его к тренеру. Но, если приятель спросит, как мне помириться с женой, мы тут же начнём учить его, как это сделать. Причём основываясь на собственном опыте. Никто не считает себя специалистом по конькам, но вот советы «как жить» дают все. То, что мы даём советы, – правильно. Это означает, в частности, что чужая боль нам не безразлична. А вот то, что берём за пример свою собственную жизнь, – неправильно абсолютно. Один из главных принципов психофилософии: психофилософ никогда не произносит слова: «Например, я… Например, у меня…»

Пожилая женщина, одна вырастившая дочь, обижается, что та редко звонит и не интересуется жизнью своей матери. Спрашиваю, почему обижается. Отвечает: да потому что я в её возрасте… И далее по списку следует, чего она не делала в возрасте своей дочери, в частности не забывала звонить своей матери. Но при чём здесь она? Её дочь – совершенно другой человек.

Нет ничего плохого в том, что мы учим других жить. Хорошего тоже нет, но это естественно. А раз так – лучше это делать основываясь на какой-то системе, а не на личном опыте. Поэтому я и придумал психофилософию – систему определённых взглядов, принципов и практических приёмов, которая призвана помочь людям помогать другим. Она превращает «совет другу» из обычного утешения в действенное средство исцеления. Ну, при условии, конечно, что друг готов это средство применить…

Знаешь, я заметила, что среди тех, кто даёт советы, среди психологов, психотерапевтов полно тех, кто не может решить свои собственные проблемы. Как говорится, сапожники без сапог. К тебе это тоже, кстати, относится…

– Этот вопрос, надо сказать, мне задают регулярно. Особенно часто на лекциях. Ехидно так спрашивают: «А что, с помощью психофилософии вы сами решили все свои психологические проблемы?»

Разумеется, нет. Обманчиво думать, что люди, занимающиеся психологией, самые счастливые и гармоничные существа на земле.

Великий психолог двадцатого века Карен Хорни страдала сильными депрессиями и пыталась покончить с собой. Зигмунд Фрейд придумал свою теорию про либидо после того, как его жена, боясь забеременеть, около десяти лет отказывала ему во взаимности. Эрих Фромм называет знаменитого ученика Фрейда Карла Юнга… некрофилом в том смысле, что проблемы смерти волновали Юнга больше, чем проблемы жизни. Вообще, не вдруг найдёшь среди знаменитых психологов и психиатров уравновешенных людей, сумевших счастливо прожить жизнь. А что тогда говорить про обычных?

На самом деле человек начинает заниматься психологией, когда, что называется, на собственной шкуре ощущает эти проблемы.

И могу с уверенностью сказать: психофилософия не только помогала тем, кто приходил ко мне. Она и меня самого много не раз выручала в трудных психологических ситуациях.

Тогда сразу задам тебе вопрос, который меня волнует, наверное, больше всего: почему твоя теория не помогла тебе самому? Наша такая прекрасная поначалу жизнь вдруг стала рушиться. Что тебе стоило спасти её, вооружившись знаниями? Или тебе это было не нужно?

– Я не думаю, что следует выносить наши отношения на публику. Но если хочешь – давай. Когда ты заболела, я не смог справиться с той ужасной жизнью, которая началась. У меня просто не хватило сил. Кстати говоря, я и психофилософию, наверное, не придумал бы, если бы не столкнулся с психологическими проблемами близкого человека. Жалею ли я о том, что случилось? Как человек верующий, я понимаю, что иначе случиться бы не могло. Ругаю ли я себя за произошедшее? Да.

 

Максимов много раз удивлял меня за двадцать три года нашей совместной жизни. Часто – в хорошем смысле и часто – в плохом. Например, он много раз наступал на одни и те же грабли. А именно – брался за дело, которое, с точки зрения окружающих, требовало профессиональной подготовки. Обществу необходим «аттестат», диплом или сертификат. А Максимов плевать хотел, что там нужно обществу. Он, например, будучи театральным критиком и вообще хорошим журналистом, решил ставить спектакли. И стал режиссёром. Лбом прошиб все препоны и добился того, что на Тверской улице появилась афиша с его именем. Театральные критики, конечно же, смешали его с грязью. Было неприятно, но мы пережили.

И таких историй было много. И вот он снова наступает на те же грабли – создаёт некую науку, называет её психофилософией, ездит по миру с лекциями и мастер-классами, консультирует людей. Учёные мужи «от психологии», понятно, в упор его не видят. Да и от разных простых людей я много раз слышала: и что он там за ерунду придумал?

Максимов: – Когда в Америке возникла первая кафедра психологии, у нас в это время советская власть, которая запрещает всех. А у нас в это время советская власть, которая запрещает всех – Фрейда, Хорни, Юнга. Как учили психологов в стране, где запрещены лучшие психологи мира, те, кто, собственно говоря, и создал психологию? Плохо. Их книги, конечно, находили, доставали, как-то читали и учились. Но как? Можно легко представить себе уровень этих специалистов. Конечно, и среди психологов есть замечательные, суперпрофессиональные люди. Но я говорю о системе. Поэтому ещё неизвестно, хорошо это или нет, если человек не окончил психфак и не имеет диплома. Может, это и к лучшему.

Я прочёл книги, наверное, всех величайших психологов двадцатого столетия и сам сделал выводы. Многих это бесит. Кто ему дал право учить людей жить? У него нет даже специального образования… А что, у нас мало образованных, но тупых? Я публичный человек, меня знают, у меня есть сайт. И, если незнакомый человек просит меня встретиться с ним и поговорить, я не отказываюсь. Но я разговариваю с людьми только в том случае, если они сами меня просят об этом. Я никому себя не навязываю. А дальше мы просто размышляем вместе. Решение, как поступить, в итоге человек принимает сам. Я не врач и поэтому имею дело только со здоровыми, но запутавшимися людьми. Если я вижу, что у человека серьёзные психические отклонения, я сразу советую обратиться к специалисту. Ещё я учу. Учу тому, как правильно помогать. Да, я такой коуч, который учит других коучей.

И давно с тобой это случилось? Появилось желание осчастливить человечество?

– Со мной это случилось в тот момент, когда я потерял главную женщину моей жизни, а именно тебя. А сейчас я это делаю, потому что мне интересно. А интересно мне потому, что в этом есть смысл.

Я абсолютно уверен, что делать нужно только то, что интересно и что по-настоящему занимает ум. Это, кстати, одна из основ психофилософии. Не нужно, например, заставлять ребёнка учить математику, если ему она не интересна. Если парень хочет стать актёром, он не видит смысла решать задачи, для него имеет смысл лишь то, что приближает к профессии. Занятия в драмкружке, чтение пьес, фильмы… Но родители требуют пятёрок по всем предметам и, по сути, убивают на корню личность.

Любому человеку интересно то, в чём есть смысл. Так люди устроены. Американцы проделали такой опыт. На заводе, где работали в основном женщины, выполняя тяжёлую работу, постоянно происходили забастовки. Тогда психологи посоветовали руководителям завода вместо бунтовщиц набрать женщин, которые хотят похудеть. И дать им правильную установку: вы будете делать эту работу и похудеете. Вновь набранные женщины делали ровно то же самое, но при этом были в полном восторге, потому что действительно худели. В занятии появился смысл. Есть такая книга – «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере». Её написал знаменитый психолог Виктор Франкл, который провёл четыре года в фашистских лагерях. И он пишет: если узники понимали, для чего им нужно дальше жить, они, как правило, выживали, если нет – погибали.

Выжить, понятно, хотели все, но не все понимали зачем. Он сам не умер потому, что мечтал написать и издать после войны книгу. Смысл меняет всё. Есть знаменитая притча про людей, которые кладут храм. У одного спрашивают, что ты делаешь, – таскаю камни, а другой говорит: а я строю храм. Вроде делают одно и то же, но один мучается, а другой счастлив. Люди так устроены Богом, что они по-другому не могут.

В твоей жизни не было смысла, ты его искал и нашёл в занятиях психофилософией?

– В моей жизни было и есть очень много занятий, в каждом из которых я нашёл и продолжаю искать смысл. Правда, ещё не было ни одного занятия, в котором смысл был бы настолько зримым, как в психофилософии. Может быть, поэтому она так увлекает меня. Но я всегда делал только то, что мне нравится. Это правда. Когда я вёл «Ночной полёт», я делал это для того, чтобы показать людям, как нужно разговаривать. Это был смысл. Отчасти этот смысл есть в программе «Наблюдатель», в «Дежурном по стране». Хотя сегодняшнему телевидению я становлюсь всё менее интересен и, соответственно, нужен. Хотя мне телевидение очень интересно и нужно.

Я пишу книги, потому что хочу, чтобы люди их прочитали и разделили со мной мои переживания. Это смысл. И мне нравится их писать. Но знаешь, что мне нравится делать больше всего? Ты точно знаешь потому, что именно ты натолкнула меня на эту мысль двадцать лет назад. Ты сказала: Максимов, твоё любимое занятие – учить жизни красивых девушек. Я и правда до сих пор являюсь для многих своих подруг таким плюшевым мишкой, в которого они выплакивают свои горести. Мне нравится их слушать и утешать. Никаких романов между нами не возникает. И вот спустя много лет твоя шутка превратилась в систему. Теперь я «учу жизни» не только красивых девушек, хотя – шутка! – предпочитаю, конечно, именно таких.

Не сомневаюсь. Ты рассказывал, что одна твоя знакомая называет психофилософию наукой для идиотов. Человек, считает она, попадает в дурацкую ситуацию по собственной глупости, а потом бежит к чужому дяде спрашивать, что делать. Полный идиотизм! И что всё тобою придуманное – несерьёзно, общее место и лежит на поверхности. Что ты повторяешь расхожие истины, даёшь советы, которые и так все знают. Действительно. Если посмотреть на беду со стороны – всё ясно и понятно. Всем. Кроме одного человека. Того, с которым случилась беда. Этому человеку ничего не ясно и не очевидно. В такой ситуации я с тобой согласна. Но вот с помощью набора правил и методик неужели можно помочь стать счастливым?

– Построить гармоничные отношения с миром – можно. Главное ­– понять желания. Человек, который ко мне приходит с проблемами, всегда живёт не так, как хочет. Человек, который живёт, как хочет, – у него нет проблем. И тут – внимание, стоп! – жить, как хочется, человек не не может, а не хочет. Почти всегда.

Недавно приходила одна мама, у неё проблемы с ребёнком. Она хочет, чтобы они были друзьями, а это не получается. Хотя ей кажется, что она делает всё для этого. Разговариваем, и выясняется, что мама каждые десять минут делает ребёнку замечания. «Вы можете себе представить друга, который каждый десять минут делает вам замечания? – спрашиваю я у неё. – Почему у вас желание одно, а делаете другое?» Для неё эти простые слова – целое открытие! Женщина искренне хочет дружно жить с сыном – это её желание, но она не знает, что для этого сделать. И надо ей для начала просто подсказать. Возможно, мы попадём в точку. И тогда, возможно, что-то получится построить. Но только если она захочет, потому что это трудно и непривычно – не делать замечания.

Исходя из этого очень важный момент – каждый человек создаёт ту реальность, которую хочет. Не обстоятельства создают нас, а мы создаём обстоятельства. Это видно на огромном количестве примеров. Самый яркий – Ник Вуйчич. Человек, у которого нет рук и ног, а он стал известным учёным, женился, родил двоих детей. Или Пушкин. У всех реальностью была эпидемия холеры, у него – болдинская осень: Пушкин ведь сидел в Болдино, потому что был холерный карантин. То есть можно обстоятельства использовать так, чтобы исполнять свои желания.

А как разобраться в своих желаниях, отличить их от прихоти?

– Мужчина смотрит на женщину и думает: неплохо бы с ней… Это прихоть. А желание – это когда я не могу без неё, смысл моей жизни в ней. Так же происходит с работой. Поэтому при советской власти самоубийц было меньше, чем сейчас. Это факт. Нам внушали, если ты строишь БАМ, в этом есть огромный смысл для страны. Кто верил – жил хорошо и спокойно. Таких было много.

Меня одно смущает? В теории всё это очень хорошо звучит. Но люди ведь не сидят и не препарируют свои желания, не думают, а просто хотят. Того или другого. И делают.

– Плохо, что не думают. Но «хочу не хочу» – это чувства, а не мозги. А как почувствовать свои желания? Рассказываю. У меня есть такой тренинг. Как выключать мозги. Не включать, а именно выключать. Я его проверял на разных людях. Работает. Надо начинать с простого. Например, ты не знаешь, какое платье надеть – чёрное или белое. Ты принимаешь комфортное положение – на диване, в кресле, в ванной, кому как нравится. Закрываешь глаза и начинаешь подробно представлять себе, как ты сначала достаёшь чёрное платье, как ты его надеваешь, как ты в нём идёшь, потом то же самое очень подробно с белым платьем. В одном случае у тебя фантазия будет работать, а в другом нет.

Так просто?

– Так просто. А потом можно переходить к более сложным вещам. Мужчина делает предложение или зовёт на свидание. А ты не знаешь, хочешь или нет. Представь сначала, как будет, если ты согласишься, а потом – если откажешься. И решение придёт само. Но только не надо прятаться за такие вещи, как ну ничего, потерплю, мама говорит, что надо, все подруги замужем давно. Поступай только в соответствии со своим желанием. Только. Когда перед нами стоит выбор, нам все вокруг говорят: подумай! Ерунда! Мы можем убедить себя в чём угодно. Надо советовать: почувствуй.

Но ведь есть очевидные смыслы в жизни. Ребёнок, например. Если женщина, забеременев, начнёт разбираться в своих желаниях, то человечество исчезнет…

– Ошибка, что все хотят детей. Совершенно не все. Но в нашем обществе почему-то стыдно признаться в этом. Кстати, знаешь, какой вопрос приводит абсолютно всех в ступор? Когда я спрашиваю: зачем тебе ребёнок?

Спроси у меня.

– Я и так знаю, зачем тебе ребёнок. Можешь не отвечать. А вот подавляющее большинство не знают, что ответить. Вот для чего им автомобиль – знают, а зачем ребёнок – нет.

А какой самый популярный ответ?

– Он продолжит меня. Бред какой-то. Ну и как строить отношения с этим «продолжением себя»? Непонятно. Такой простой вопрос – зачем тебе ребёнок, а никто не думает об этом. А ведь от ответа зависит, как вы с этим ребёнком будете жить, как станете его воспитывать. Люди не хотят осмыслять свою жизнь. Большинство не хотят. И не в ладу с собой. Вот ты, например. Живёшь неправильно, но ничего менять не хочешь.

Почему?

– Лично тебе – лень. Кстати, хорошее качество для того, чтобы улучшить жизнь. Но тебе лень не менять, а думать. Это я точно знаю.

А я считаю, что не нужно ремонтировать то, что ещё не сломалось. Я имею в виду свою жизнь, которую ты почему-то считаешь несчастной.

– Я про твою жизнь сейчас не знаю и её не оцениваю. А вообще, люди приходят ко мне только в тот момент, когда уже всё рушится или, может быть, даже лежит в руинах. А в таком состоянии человек уже готов к переменам, потому что без них вообще кирдык. А изменить жизнь можно только изменив привычки. Меняешь привычки – жизнь твоя начинает меняться, нет – ничего не происходит. Например, ты всегда вставал в десять утра и пил кофе. Встань в семь и выпей чай. Не поверишь, но это может изменить всё! Ты можешь выйти на улицу с собакой в непривычное время и встретить кого-то, кого никогда не встретил бы, гуляя в десять часов.

По-моему, это как-то несерьёзно. Ненаучно, я бы сказала…

– А ты попробуй! Сама. Мне, когда ты ушла, пришлось поменять огромное количество привычек. Это совершенно изменило мою жизнь. Менять привычки, с одной стороны, очень тяжело, но зато это очень понятно звучит. Когда ты говоришь человеку, измени свою жизнь, непонятно, что делать. Когда ты говоришь человеку, измени свои привычки, вопросов не возникает.

Когда человек в тупике, у него нет желаний никаких, и уж тем более нет желания менять привычки.

– Нет желания менять – ложись и умирай. Только вряд ли удастся умереть, придётся встать и что-то предпринять. Вот и давай – меняй привычки хотя бы! Вдруг поможет? Хуже точно не будет! Да и тупика никакого нет. В жизни всегда есть горизонт, и никогда не стоит отступать. Когда в жизни происходит негативная ситуация, мы что кричим? За что мне это всё?! А нужно спокойно – ну, или не очень спокойно – задать себе вопрос: зачем это произошло? Для чего? Если научиться задавать себе в любой ситуации вопрос «зачем?», тогда тупика не будет. Я бесконечно привожу Вуйчича в пример. Он женился, у него двое детей. Свою реальность ты можешь изменить, а мир изменить не можешь.

Когда мы стали жить вместе, ты вёл на «Эхе» передачу, где беседовал с разными известными людьми исключительно о любви. Только. Я, между прочим, была твоим бесплатным редактором. Хотя ты об этом наверняка забыл. Но хочу спросить о другом. Какая история любви, рассказанная тогда, тебе запомнилась больше всего?

– Почему-то чаще всего я вспоминаю историю, которую рассказал Армен Борисович Джигарханян. Двое влюблённых поженились. Ночью он пошёл к ней в спальню. «Кто там?» – спросила она. «Это я», – ответил он. И она не открыла. То же самое случилось во вторую ночь. Тогда он посидел-подумал, посоветовался с мудрецами, и, когда в третью ночь она спросила: «Кто там?», он ответил: «Это ты». И она открыла дверь. Мне кажется, это очень мудро.

А мне нравится история про рыбу. «Ты любишь не рыбу, а вкус рыбы у себя на устах». Не помню, кто рассказал.

– Больше всего мне запомнилось определения любви, которые дали Миша Ефремов и Дима Дибров. Миша сказал: «Любовь – это и то и сё, а нелюбовь – это либо то, либо сё». Дибров: «Любовь – это кричащее отсутствие».

А для себя ты вывел формулу? Она сильно изменилась с тех пор?

– Мне и тогда, и сейчас кажется, что любовь – это невозможность жить без чего-либо или без кого-либо: без профессии, без родины, без женщины…

У тебя, знаю, скоро выйдет роман, основанный на историях любви, которые рассказали люди, обратившиеся к тебе за помощью. Я её почитала. Уж как-то очень убого и некрасиво любят люди. Неужели тебе нравится во всём этом копаться? Когда-то ты исследовал любовь как писатель, как интервьюер. Вёл мировоззренческие беседы с людьми, для которых любовь – «компост» для творчества. А теперь превратился в этакого доктора Айболита…

– Извини, ради бога, но это какой-то нелепый вопрос. Ты, правда, считаешь, что у необыкновенных людей – необыкновенные трагедии? Самые знаменитые люди страдают и переживают как все. И в туалет, к слову сказать, они ходят обычно, и когда сексом занимаются – потеют, и блюют рвотой, а не золотом. Я вообще не понимаю это деление на обыкновенных и необыкновенных людей. Все рабы Божьи.

Нет, конечно, не считаю. Речь не о необыкновенных людях и обыкновенных, а о разном уровне осмысления собственной жизни, и любви в частности. Ты, наверное, всё же совершенно разочаровался в людях? Нет?

– В какой-то момент я, в самом деле, сказал себе: Максимов, твоя главная задача – не потерять веру в человечество. Роман называется «Так любят люди», потому что они так любят – не так, как нам бы хотелось, не так, как в книжках пишут. Они любят именно так, как там описано. Как они сами рассказывают. И это часто бывает подло, мерзко. Очень важный принцип психофилософии, который мне помог, – нельзя полюбить любого, но любого можно пожалеть. И я тоже не могу полюбить любого человека. А вот пожалеть могу.

Я на всех лекциях говорю, что нет ни одного человека, которому не было бы о чём поплакать на ночь. А если любому есть о чём поплакать, значит, любого можно пожалеть. И когда к тебе приходит человек, метафорически говоря, с бородавкой на носу, это вызывает дикое отторжение. Если ты можешь эту бородавку пожалеть, то одно отношение. Если не можешь – другое. Это один из самых главных законов общения. У одних людей способность пожалеть в характере, а другим нужно настроиться.

А ты научился настраиваться на жалость?

– Я один раз в жизни отомстил человеку очень жестоко. Полжизни мне было плевать на это. А в последнее время стал переживать, стал понимать, что из всех моих грехов этот – серьёзный. Я поступил справедливо, но я испортил человеку жизнь. И теперь я очень его жалею, мне вообще жаль, что я так поступил тогда. Ещё я стал по-другому водить машину. Раньше меня всё раздражало на дороге. Однажды меня подрезала девушка, я помчался её догонять. Я стал её прижимать, у неё ужас в глазах. Я ещё на неё наорал. Теперь всё иначе. Вот, ночью я поехал как-то не так, а какой-то псих налетел на меня, стал бить машину кулаками. Я вышел, говорю: как же вы живёте с такими нервами? Успокойтесь. И храни вас Бог. Он успокоился. Я перед ним извинился.

Не страшно было? Незнакомый мужик, мог бы и тебя поколотить, не только машину. Ты вообще раньше многого боялся.

– Я и теперь боюсь… Раньше я боялся одиночества, а теперь научился так жить. Хотя женщины по-прежнему имеют для меня огромное значение, их присутствие или отсутствие влияет очень сильно. Я бы даже хотел избавиться от этой зависимости. Я боюсь немощи, боюсь за своих детей. Слава богу, сегодня боюсь чуть меньше, потому что рядом со мной есть любимый человек.

Но ты вот зато никогда не боялся менять работу, профессию. Ну а вот как другим бросить скучную и нелюбимую работу, если другой не будет, а деньги нужны? То же самое и с семьёй у многих.

– Ко мне на разговор пришла женщина. Я говорю: «Расскажите, пожалуйста, вы когда-нибудь что-нибудь делали, что вам хочется?» Ей сорок лет. Она говорит: «Это важно?» «Важно. Вот замуж вы хотели же?» Она говорит: «Я замужем, потому что встретила в компании этого мужика, он мне очень понравился, мы с ним тут же переспали, он наутро мне сделал предложение, потому что честный человек. Потом он оказался алкоголиком, но мы родили же двоих детей». «А работу вы выбрали, профессию по желанию?» Она говорит: «Я жила напротив института, мне говорят – иди в этот институт, потому что рядом, ходить близко».

Может, твоя подруга всё же права? Про идиотов и идиоток?

– Результатом нашего разговора было то, что она пошла к начальству и написала заявление на повышение зарплаты. Ей повысили. Потому что ей очень хотелось, она давно работает. Я её практически заставил это заявление написать. Ей самой в голову не приходило, что это её желание имеет какую-то цену. Так живёт большинство людей.

Люди живут и воспитываются в такой системе, где твоё мнение не интересно никому. Мы так и говорим ребёнку: твоё мнение никому не интересно! Ещё мы говорим – ты должен! Всё время это повторяем. Вообще слово долг – какой эпитет ты к нему ни прибавь, по-дурацки получается. Супружеский долг. Что это? Что такое гражданский долг? Пойдите, проголосуйте, это ваш гражданский долг, что за бред? У меня папа шёл воевать, потому что он любил свою страну и не хотел, чтобы её забрали немцы. Он говорил, что не представлял себе, что на Украине, откуда он родом, будут говорить по-немецки. Поэтому и пошёл воевать, а не потому, что это его гражданский долг. Или мне женщина на лекции говорит, у меня пожилые родители, я из чувства долга им помогаю. Какой ужас, говорю, а я думал, что вы их любите и поэтому помогаете. И мы ничего не меняем иногда тоже из чувства долга.

Но есть люди, которые и в самом деле ничего не хотят менять. Ну согласись.

– Ну, или им в самом деле хорошо – таких мало. Или они хотят, но боятся. Таких гораздо больше. Менять даже самые простые вещи – страшно. А помогают страху размышления. Чем больше думаешь, тем страшнее. Страх уничтожается действиями, глаза боятся – руки делают.

Кстати, есть два вида страха. Первый – это физиологический страх, то есть страх за свою жизнь. Он уничтожается только изменениями обстоятельств. Например, ты сидишь дома, накрытый простынёй, и тебе кажется, что в соседней комнате вор. Никак по-другому ты не избавишься от страха, если не встанешь, не изменишь обстоятельства, не пойдёшь в комнату, не зажжёшь свет и не посмотришь. Другой страх – социальный. Это страх менять жизнь. Это когда тебе ничего не угрожает, но ты боишься поменять работу, развестись и так далее. Этот страх чем уничтожается? Пониманием смысла. Если ты понимаешь, зачем ты это делаешь, то это даёт тебе силы и ты тогда это делаешь. Если ты понимаешь, что, не сделав это, ты не сможешь жить, страх исчезает. Страх уничтожается желанием. Если есть у тебя желание, то ты обязан это сделать.

Ну не каждый же человек на это способен: заставить себя усилием воли размышлять о жизни, потом изменить её…

– Каждый. Я не делаю ничего такого, на что другой не способен. Это вопрос только желания. Это не вопрос умения, не вопрос ума. Допекло, значит. Пока меня не допекло, всё было в порядке. Когда меня допекло, я тоже понял. У меня была абсолютная схема счастливой жизни. Жена, которая меня любит, которую я очень люблю, которая занимается моими делами, ребёнок, желательно сын, собака. И у меня всё это было. Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю: всё, что я у Бога просил, всё мне дали. Я не смог это сберечь. И понятно, что такое же я не приобрету больше никогда.   И что делать? Либо понять, что тебе шандец, либо подумать, зачем тебе это всё было надо, жена, ребёнок, собака. Ага, для уюта. А что ещё тебе может в жизни уют принести кроме всего вышеперечисленного? Подумай.

Если человек ко мне приходит, я ему объясняю, что нет ничего снаружи, всё внутри. Вы меняетесь изнутри, тогда меняется мир снаружи. Вот вы пришли ко мне поговорить – моя позиция такая. Дальше вы можете делать так, можете не делать. Это редко, кому приходит в голову про то, что человек сам меняет свою реальность. Очень мало таких.

Это ещё упирается, с одной стороны, в социальные вещи, а с другой стороны, в религиозные. Поначалу главным символом христианства была Вифлеемская звезда. Это была религия про то, что Бог воскрес и мы все воскреснем. А потом Вселенский собор решил, что на груди надо носить крест и главная суть христианства – Бог терпел и нам велел. Хотя христианство вообще не про это. Люди привыкли так жить – надо терпеть. И некоторые так проживают всю жизнь. Хотя в силах каждого – поменять свою жизнь. Если ты хочешь это сделать, ты обязан это сделать. Гениальная фраза в «Пролетая над гнездом кукушки». Помнишь? Когда Макмёрфи говорит: «Я хотя бы попробовал».

Автор: Лариса Максимова

http://story.ru/znamenitosti/andrey-maksimov/

Посмотреть также...

Шведские евреи — между джихадистами и неонацистами

07/15/2018.   08:48:59 Кнаан Липшиц Когда Каринна Сьоберг распустила еврейскую общину города Умео на севере …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: