Главная / Антитеррор / Израильский герой погибает, спасая незнакомку. Пять рассуждений в поисках морали
Ари ФульдPhoto courtesy Hillel Fuld

Израильский герой погибает, спасая незнакомку. Пять рассуждений в поисках морали

09/23/2018   15:21:44

Лайел Лейбовиц 

Материал любезно предоставлен Tablet

16 сентября Ари Фульд ходил по магазинам в торговом центре Гуш‑Эцион, и там к нему спокойно подошел 17‑летний палестинец Халил Джабарин и ударил его ножом в спину. Истекая кровью, Фульд, однако, не потерял присутствия духа: превозмогая боль, он встал и последовал за террористом. За секунду до того, как палестинец собирался вонзить нож в следующую жертву — владелицу фалафельной лавки Хилу Перец, Фульд вытащил пистолет, прицелился и нейтрализовал террориста. Вскоре после этого он потерял сознание и позже в тот же день скончался в иерусалимской больнице, оставив жену и четверых детей.

Как всегда после такого большого горя есть искушение прибегнуть к громогласным заявлениям о необходимости примирения или, наоборот, мести; эти заявления слишком абстрактны, чтобы принести нам какую‑либо пользу. Вместо этого, проразмышляв об Ари Фульде и его жертве весь Йом Кипур, я предлагаю пять соображений, в которых стараюсь найти смысл в этой трагедии. Это пять тестов, призванных внести нравственную ясность в ситуацию, где ничего не ясно.

Тест на эмпатию. После того, как в новостях сообщили об убийстве Фульда, Дэниел Соломон, в прошлом редактор The Forward, а теперь старший сотрудник по развитию медиа‑стратегии, заявил следующее: «Я думаю, люди, занявшие чужие земли и ожидающие, что их после этого никто не потревожит, демонстрируют этакую очаровательную наивность. Мне трудно сочувствовать, когда это происходит с поселенцами. Извините». Этот твит Соломону пришлось удалить. Его призвали к ответу за такие слова, и Соломон стал на все лады извиняться, говоря, что «ему не следовало использовать это печальное событие как повод для выражения своих политических взглядов».

Такое извинение еще хуже первоначального заявления, и оно с очевидностью показывает, что для Соломона смерть Фульда остается абстракцией, просто еще одной переменной, которую можно подставить в уравнение вины и виновности, которое составляет этот борец за социальную справедливость, такую волшебную математическую формулу, по которой, сколько бы евреев ни погибло, они всегда будут виноваты.

Соломон не уникален в своей неспособности посочувствовать Фульду или его семье. Мы обнаруживаем здесь влияние левых, которые видят человека только в палестинце и не хотят применять в Нетании те же принципы, которые отстаивают в Шхеме; например, в Нетании их не волнует право человека выходить на улицу, не боясь удара ножом, выстрела или взрыва.

Нет ничего плохого в разногласиях одних евреев с другими по важным вопросам современности. Но евреи, которые не скорбят по отцу четверых детей, погибшему, но спасшему незнакомую женщину, уже поставили себя вне еврейского народа. Как бы старательно они ни использовали еврейские понятия и ни апеллировали к еврейским ценностям, прежде всего нужно пройти тест на эмпатию, а кто его не проходит — достоин лишь нашего презрения.

К Соломону и ему подобным можно применить слова, которые мы каждый Песах говорим про нечестивого сына: «исключая себя из общины Израиля, он отвергает основы еврейской веры».

Тест на ответственность. Пока Халил Джабарин оправляется от ранения в израильской больнице, его мать успела напомнить всем, кто готов был слушать, что она заранее предупредила и израильские, и палестинские власти, что ее сын может вскоре совершить теракт. Для израильских левых это стало достаточным основанием для того, чтобы призвать правительство простить семью Джабаринов и избежать обычного наказания — сноса дома террориста. У меня есть предложение получше: пусть г‑жа Джабарин сохранит свой дом, если откажется от ежемесячной выплаты в 400 долларов, которую палестинские власти присуждают убийцам евреев. Если она действительно человек совестливый и ответственный и действительно в ужасе от поступка своего сына, она сама не захочет ни копейки из этих кровавых денег. Пора уже уважать палестинцев, как они того заслуживают, и ожидать, что они будут отвечать за свои поступки, как отвечаем мы сами. Если она откажется от выплат за убийство Фульда или пожертвует эти деньги семье убитого, это в значительной степени докажет, что она не хочет быть связана с бесчеловечным поступком сына.

Тест на бухучет. Тот же принцип нужно применить и к самой Палестинской автономии. Каждый раз, когда палестинские власти вопиют о том, что решение американской администрации сократить свою помощь палестинцам на 25 миллионов долларов ударит по пациентам в больницах и другим несчастным и нуждающимся, нужно напомнить этим властям, что они сами могут иначе расставить приоритеты и поддерживать жизнь, а не смерть, перенаправив миллионы, которые платят убийцам евреев, на более стоящие дела. К примеру, в 2017 году Палестинская автономия, согласно внешним подсчетам, потратила 350 миллионов долларов на эту программу оплаты убийств, тем самым продемонстрировав, что она не жизнеспособная политическая единица, а отвратительная машина смерти, относиться к которой нужно соответственно.

Тест на хорошего парня. Всякий, кто любит высмеивать утверждение о том, что плохого парня с ружьем (ножом, гранатой) может остановить только хороший парень с гранатой, должен посмотреть это видео. Здесь видно, как Фульд, тяжело раненный, делает то, что должны делать ответственные владельцы оружия: применяет оружие, чтобы защитить невинных и помешать злодеям. Вы, конечно, можете по‑прежнему выступать за запрет на владение оружием, но по‑честному вы не можете не признать, что у владения оружием есть свои преимущества.

Иерусалимский тест. Легко, конечно, наезжать на палестинские власти и обвинять их — с их бесконечным подстрекательством и системой финансового премирования — в смерти Ари Фульда. Но более горькая истина в том, что Иерусалим здесь виноват не меньше Рамаллы. Ари Фульд не первый израильтянин, погибающий от руки палестинского террориста и, как ни грустно, очевидно не последний, и это во многом из‑за того, что правительство Нетаньягу не смогло проявить жесткость и дать понять, что не потерпит новых убийств на израильских улицах. Администрация Трампа предприняла вполне конкретные шаги к тому, чтобы научить Палестинскую автономию, что у ее действий будут последствия, — от отказа финансировать Ближневосточное агентство ООН по помощи палестинским беженцам до закрытия палестинской дипломатической миссии в Вашингтоне. Израиль же, к сожалению, отстает от Америки: прошел в кнессете, но еще не вступил в силу закон, замораживающий выплаты Палестине, пока та не отменит свою гнусную программу компенсаций террористам и членам их семей. Правительство Нетаньягу — если оно хочет, чтобы его воспринимали всерьез как враги и союзники, так и собственные граждане, — должно дать понять, что больше не потерпит ни одного убийства и применит любые средства, имеющиеся в его распоряжении, от экономических санкций до военных действий, чтобы привлечь к ответу тех, кто разжег искры насилия и пополняет банковский счет убийц.

Да будет благословенна память Ари Фульда и пусть его семья не знает других бед. 

Оригинальная публикация: As an Israeli Hero Dies Saving a Stranger’s Life, Five Questions on Moral Clarity

Посмотреть также...

Досрочные выборы? Левые СМИ нарисовали политическую картину Израиля

11/18/2018.   08:28:46 Интересы Кахлона В последние недели в Минфин поступили многочисленные запросы от международных …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: