Главная / В Израиле / Статус Израиля в мире: новый этап       

Статус Израиля в мире: новый этап       

10/29/2018   17:10:07

Лев Фрейдман

19.7.2018 кнессет принял «Основной закон: Израиль — национальное государство еврейского народа». Это событие имеет историческое значение и ещё недооценено. Недаром ЕС после публикации закона поспешил выразить свою «обеспокоенность». Рассмотрим влияние нового закона на положение Израиля в мире.

  1. Две реальности.

В 1920 — 1922гг еврейский народ получил от главной международной организации того времени — Лиги Наций — суверенное право на определённую территорию с целью решения проблемы своей государственности. Это постановление Лиги Наций было обязывающим для всех её членов и стало неотъемлемым элементом международного права.

Но, как оказалось, реализация евреями своего права встретила невероятное сопротивление, а возникшая вскоре в мире обстановка вообще сняла на время этот вопрос с повестки дня.

Только через четверть века после решения Лиги Наций положение в мире позволило вернуться к этой теме. Ареной борьбы стала сменившая после Второй мировой войны Лигу Наций — Организация Объединённых Наций (ООН).

Сначала ситуация складывалась благоприятно для евреев. В 1945г. документы Лиги Наций о правах еврейского народа были подтверждены ООН и даже введены в её Устав. Однако, политической возможности реализовать эти права по-прежнему не было.

Сопротивление в ООН было очень сильным, и всё, чего удалось добиться еврейскому руководству к концу 1947г. — это резолюция ГА ООН № 181 от 29.11.1947 (в дальнейшем — «резолюция 181») о разделе предназначенной евреям территории западной Палестины на два государства: еврейское и арабское.

Сайт МИДа Израиля от 28.11.2016: «Несмотря на то, что еврейское население было возмущено нарушением обязательств Лиги Наций от 1922 года…евреи и их лидеры приняли» это решение.

Однако, и такое решение просуществовало недолго.

КЕЭ, том 6 кол. 174 — 184:

Из-за сопротивления арабских стран ООН «уже на 2-ой специальной сессии Генеральной Ассамблеи в апреле 1948г. уступила их нажиму и согласилась вместо создания еврейского государства установить свою опеку над Эрец-Исраэль. Лишь провозглашение 14 мая 1948г. Государства Израиль, поставив ООН перед свершившимся фактом, предотвратило принятие этого плана.»

Здесь надо пояснить, чем было «чревато» введение опеки.

По Уставу ООН (статьи 77, 79 и 80) при переходе подмандатных территорий (а западная Палестина  была среди них) к опеке ООН возможны были «изменения и поправки» условий, бывших при мандате. Это означает, что, вместе с переходом к опеке, евреи вполне могли потерять свои юридические права на территорию, полученные от Лиги Наций.

Таким образом,  перед еврейским руководством была альтернатива: или резолюция 181 (евреи получали государство с какой-то территорией и формально сохраняли все свои юридические права на территорию, полученные от Лиги Наций), или опека (ни государства, ни прав). Было выбрано меньшее зло.

Документом, в котором провозглашалось государство, явилась Декларация Независимости (в дальнейшем — ДН).

В качестве правовой основы нового государства в ДН выступает резолюция 181 — с её картой раздела западной Палестины между евреями и арабами.

Из сказанного ясно, что привязка в ДН воссоздания государства к резолюции 181 имела абсолютно вынужденный характер.

Резолюция 181 — политический документ, юридически ничтожный (доказательство приводилось в литературе многократно). Сама ДН — также чисто политический документ, завершающее звено в тяжелейшей политической борьбе 1946 — 48гг за воссоздание еврейской государственности.

Именно с тех пор 70 лет существуют параллельно две реальности: реальность юридическая с признанными международным правом и включенными в Устав ООН правами еврейского народа на территорию, и реальность политическая, основанная на резолюции 181 и ДН, практическим выражением которой является государство Израиль.

  1. Война на юридическом поле.

Отказав в 1947 — 48гг еврейскому народу в учёте его юридических прав и вынудив принять политическое решение проблемы его государственности, где-то в 1970-х годах «мировое сообщество» перешло в борьбе с Израилем на юридическое поле.

Главным объектом атак стали строящиеся в Иудее, Самарии и Газе поселения, а главным оружием для этих атак стала статья 49  4-ой Женевской конвенции, призванная доказать их незаконность. С течением времени этот юридический натиск только усиливался.

Википедия, Резолюция Совета Безопасности ООН № 2334 от 23.12.2016:

«Резолюция подтверждает, что строительство поселений Израилем не имеет юридической силы и является вопиющим нарушением международного права.» Совбез требует от Израиля прекратить такую деятельность и выполнять свои обязательства оккупирующей державы в соответствии с 4-ой Женевской конвенцией.»

Утверждение Израиля о неприменимости в данном случае этой конвенции, к сожалению, легко опровергается и не принимается в мире (см. статью «Реальность прорыва»). Слабые попытки Израиля, отлученного ещё в момент образования государства от его юридических прав, участвовать в юридической борьбе напоминают выступление борца со связанными руками.

Покажем, что принятие кнессетом закона о национальном характере государства от 19.7.2018 (в дальнейшем — «Закон») должно положить конец этому затянувшемуся аттракциону.

  1. Новый закон — заявление о правах.

Предмет нашего анализа — пункт «гимель» статьи 1 («Основные принципы») Закона: «Реализация права на национальное самоопределение в Государстве Израиль принадлежит исключительно еврейскому народу.»

Возникает вопрос: как при наличии известного «принципа равноправия и самоопределения народов», включённого в статью 1 Устава ООН, при многонациональности населения, при том, что каждый шаг Израиля проверяется «под микроскопом» — как парламент еврейского государства мог позволить себе ввести в один из Основных законов страны такой рискованный пункт?

Ситуацию проясняет одно заявление премьер-министра Израиля, опубликованное в СМИ под названием «Нетаньягу о намерении палестинцев судиться с Великобританией» (сайт МИГньюс, 4.11.2016). В заявлении, в частности, сказано:

«Британский мандат, который придал Декларации Бальфура правовое значение, предоставил национальные права еврейскому народу — и только ему — в Эрец Исраэль. Документ, в котором отмечалась историческая и библейская связь народа Израиля со своей землёй, был утверждён в 1922 году Лигой Наций, а в дальнейшем был принят ООН, и по сей день является обязывающим документом и базовым с точки зрения международного права, определяющего международный статус Эрец Исраэль.»

Нетаньягу, будучи политиком, а не юристом, лишь повторил в сжатой форме то, о чём постоянно говорят самые авторитетные юристы.

Трансформация слов «еврейскому народу — и только ему» в пункт «гимель» статьи 1 Закона — очевидна.

Теперь можно понять смысл и значение введения этого пункта в Конституционный закон Израиля.

Благодаря этому пункту Закон является обращением Израиля к миру с заявлением о признанных международным правом юридических правах еврейского народа, от которых он был отлучён в 1947 — 48гг при политическом, а не юридическом, решении проблемы его государственности.

Возрождаются из забвения права, от которых вынуждена была отказаться Декларация Независимости.

В условиях навязанной ему юридической войны Израиль задействует  свой мощный юридический ресурс, который, по словам Говарда Грифа, «в полной силе и действии».

В какой форме заявляет Израиль о своих правах?

В форме включения положения международного права в своё внутреннее законодательство. А конкретно: одно из положений Британского мандата введено в Конституционный закон.

При этом сам источник права («мандат») в Законе не упомянут. Ситуация аналогична введению «мандата» в Устав ООН. В 1945г. этот документ — в ряду других документов Лиги Наций — был введён в статью 80 Устава ООН, при этом сами документы, в том числе и Британский мандат, поимённо названы не были.

  1. Потенциал Закона.

Закон говорит об исключительном праве еврейского народа на территорию, на которой находится Израиль на 19.7.2018. В то же время источник этого права (Британский мандат) говорит об исключительном праве еврейского народа на бОльшую территорию: а именно, всю западную Палестину от моря до реки Иордан. Эта территория, что особенно важно, включает в себя Иудею, Самарию и Газу, которые находятся в центре юридической и политической борьбы «мирового сообщества» против Израиля.

После введения источника прав еврейского народа на территорию в актуальный политический дискурс (а рассматриваемый Закон — через пункт «гимель» статьи 1 — делает именно это) создаётся  совершенно новая ситуация.

1)  Юридические права еврейского народа на территорию снова регулируются не юридически ничтожной резолюцией 181, а резолюцией конференции в Сан-Ремо, Британским мандатом и статьёй 80 Устава ООН.

2)  Главное оружие «мирового сообщества» в юридической войне с Израилем — статья 49  4-ой Женевской конвенции — нейтрализуется (а проще: превращается в данном случае в ничто) со строгостью доказательства, которая присуща обычно математике, а не юриспруденции (см. статью «Реальность прорыва»). После этого «незаконность» израильских поселений в Иудее, Самарии и Газе повисает в воздухе и приобретает вид исторического недоразумения.

3)  Тот же вид приобретает понятие «палестинская (в смысле — арабская) территория» — в формулировке «оккупация Израилем палестинской территории» (ибо речь идёт об Иудее, Самарии и Газе, на которые, как сказано выше, распространяется исключительное право еврейского народа).

Но «незаконность поселений» и «оккупация Израилем палестинской территории» — основа антиизраильской политики ООН, движения BDS и всего негатива в отношении мира к Израилю.

Устраняя эту основу, рассматриваемый Закон создаёт предпосылки существенного (возможно, радикального) улучшения международного статуса еврейского государства.

Лев Фрейдман

Посмотреть также...

Коалиция вновь заморозила продвижение Закона о смертной казни. Либерман: Это не правое правительство

11/20/2018.   14:06:26 Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман резко отреагировал на отказ председателя …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: