Главная / В Америке / Еврейская мать Тереза

Еврейская мать Тереза

11/02/2018    14:23:05

Отказавшись от брака с христианином, она стала прототипом героини романа «Айвенго» Вальтера Скотта и полностью посвятила себя помощи людям. Ведомая «несокрушимой силой духа», Ребекка Грец основала несколько благотворительных организаций и открыла первые в США еврейские детский дом и школу.

Ребекка Грец родилась в Ланкастере, штат Пенсильвания, 4 марта 1781 года. Она была седьмой из 12 детей Мириам и Микаэля Грец. Ее дед по маминой линии Иосиф Симон возглавлял еврейскую общину в Ланкастере, владел землями и слыл «достойным евреем, справедливым во всех делах и честным из принципа». Отец Ребекки происходил из древнего рода раввинов из Силезии и подался в США, когда его родители умерли. Переезд состоялся не зря – в Америке Микаэль стал успешным коммерсантом. Вскоре после рождения Бекки семья Грец перебралась в Филадельфию и быстро стала одной из самых уважаемых в городе.

Мириам и Микаэль старались дать детям лучшее воспитание и образование: собирали большую домашнюю библиотеку, воспитывали в подростках уважение к традициям. Усилия родителей были вознаграждены: старшая сестра Ребекки, Ричея, стала первой в Америке еврейской девушкой, поступившей в колледж. Ребекка тоже не отставала: она много читала, отдавая предпочтение классической литературе и книгам по истории, и посещала Академию юных леди. Девушка была талантлива, писала проникновенные стихи, но никогда не стремилась стать известной – свое красноречие она демонстрировала в основном в переписках с друзьями.

В конце XVIII века в Филадельфии свирепствовала желтая лихорадка, и каждая новая смерть кого-либо из знакомых приводила Бекки в ужас. Когда в 1798-м от болезни умерли родители ее близкой подруги Марии Фенно, она писала сестре Рахиль: «Бедствие захлестнуло наш город. Бедная Мария, она осталась сиротой в такой момент жизни, когда родительская забота и нежность особенно нужны. Кто теперь проведет ее через трудности?» Уже тогда Ребекка впервые задумалась, как сложно приходится сиротам, «оставшимся на произвол судьбы и не умеющим обойти препятствия на жизненном пути».

Когда девушке было 19 лет, у ее отца Микаэля случился инсульт, и семейный бизнес взяли в свои руки ее братья Симон и Хайман. Ребекка же стала ухаживать за отцом, который был прикован к постели. Сначала амбициозная Бекки расстраивалась из-за того, что ей досталась роль сиделки. Каждый раз, заходя в его комнату, она чувствовала уколы совести за то, что воспринимает отца как обузу. Впрочем, вскоре девушка смирилась с таким положением вещей и стала своего рода семейной медсестрой: принимала роды у сестер, заботилась о родственниках, когда те заболевали.

В 1801 году Ребекка Грец решила, что она может помочь справиться с бедой не только членам своей семьи, но и чужим людям. Вместе с матерью, сестрой и другими известными в городе женщинами она основала благотворительную организацию для помощи женщинам, чьи семьи пострадали в войне за независимость США. Ребекка писала: «Как тяжело иметь устоявшиеся привычки и вкусы, желания и воспоминания о достатке или хотя бы комфорте и при этом находиться за чертой бедности». Девушка была ответственной за все решения, принимаемые внутри Ассоциации. Ее писательское мастерство тоже пригодилось: Бекки составляла протоколы собраний и ежегодные отчеты, вела деловую переписку – словом, отвечала за все документы.

Но налаженная счастливая жизнь продлилась недолго: в 1808 году умерла ее мама Мириам, а спустя три года мир покинул и отец семейства. Ребекка осталась в семейном доме с несколькими братьями и сестрами, которые не успели обзавестись собственными семьями. Выходить замуж она не торопилась – считала, что «в человеческой жизни нет события более болезненного и разрушительного для счастья и морали, чем необдуманный брак». Тем не менее холостяцкую жизнь своих старших братьев Бекки порицала, объясняя, что так они, «чего доброго, состарятся все вместе в своем особняке». Так и случилось – незамужняя сестра Ребекки, Сара, умерла в 1817 году, а сама она с тремя братьями жила в родительском доме до последних дней.

Впрочем, любовь в жизни девушки все же была. Еще до смерти родителей она познакомилась с обаятельным и перспективным адвокатом Самуэлем Янгом. Сэм относился к Бекки с трепетом, но его принадлежность к христианству стала камнем преткновения в их отношениях. Памятуя, как горевала семья, когда ее тетка вышла замуж за иноверца, Ребекка решила, что лучше вовсе остаться без мужа, чем причинять боль родителям. Чувства к Сэму Бекки сохранила навсегда – когда он умер, она пришла на похороны, положила в гроб белые розы и медальон со своим портретом, и молча ушла.

В 1820 году, когда свет увидел роман Вальтера Скотта «Айвенго», родилась даже легенда, что автор вдохновлялся образом Грец, создавая свою героиню Ребекку. Книжная тёзка Бекки тоже отказалась связать свою жизнь с христианином, и хотя не было никаких доказательств того, что Грец стала прообразом дочери еврейского ростовщика, история получила распространение. Это вполне могло быть правдой, ведь Ребекка Грец общалась с писателем Вашингтоном Ирвингом, а тот, в свою очередь, вёл дружескую переписку с Вальтером Скоттом и имел возможность рассказать тому о судьбе девушки.

Ребекке не было еще и 30 лет, когда она пришла к заключению, что женщине не нужно выходить замуж и рожать детей, чтобы быть полноценной личностью. «Душевные переживания – блажь, когда вокруг люди страдают, не имея даже примитивного комфорта», – писала она. Работая в Ассоциации помощи женщинам, Бекки столкнулась с проблемой положения сирот и вдов, которые порой накладывали на себя руки, не имея сил и возможности бороться. Тогда она решила открыть первый внеконфессиональный сиротский приют – в марте 1815 года в дом на Маркет-стрит переехали первые 25 ребятишек, оставшихся без попечения родных.

К детям Ребекка питала особую привязанность – каждую свободную минуту она проводила в приюте, стараясь окружить заботой каждого ребенка. Когда через семь лет после основания в приюте, где тогда жили уже больше сотни ребятишек, произошел пожар и более 20 детей погибли в огне, у Бекки опустились руки. Она тяжело переживала эту трагедию, но вскоре, понимая, что слезами горю не поможешь, бросила все силы на то, чтобы собрать средства для восстановления приюта. «Мы не можем вернуть умерших детей, но должны протянуть руку тем, кто еще ждет нашей помощи», – писала она. Вдохновившись ее примером, другие женщины из богатых семей тоже стали создавать подобные приюты, и Бекки радовалась тому, как «быстро дают плоды хорошие семена, брошенные нами».

Находясь в тесном контакте с еврейской общиной, Ребекка хорошо знала о ее проблемах. Видя, что иудеям не стремятся помогать даже самые мягкосердечные христиане и число нуждающихся растет день ото дня, в 1819 году она помогла основать женское еврейское благотворительное общество. Грец и ее единомышленницы помогали новым иммигрантам и обеспечивали бедных евреев Филадельфии едой и одеждой, не поощряя нищету, а лишь помогая людям выбраться из трудностей. Инициируя создание организации, Ребекка хотела показать, что ее народ может позаботиться о себе сам. «Благочестие, самоуважение и милосердие сделают нашу пустыню цветущей», – писала она.

Руководствуясь этой идеей, в 1835 году Ребекка решила обратить внимание на «насущную проблему интеллектуальной бедности тех, кто растет, чтобы занять свое место среди тысяч евреев, рассеянных по всей Земле». Грец считала, что еврейским детям необходимо традиционное образование, и спустя три года открыла первую в Америке еврейскую воскресную школу. Она отдала этому делу все силы, лично проверяла домашние задания учеников и объясняла материал особо непонятливым. Поскольку подходящих учебников не было, Ребекка писала их сама, а порой переделывала учебные пособия для христианских школ, заклеивая в них «неугодную часть текста». Впрочем, традиционно еврейской эту школу назвать было нельзя: уроки в ней проходили всего раз в неделю, мальчики и девочки учились вместе, а уроки велись не на иврите, а на английском языке.

Несмотря на то, что для своей общины Грец к тому времени сделала уже немало, ее смущало, что еврейские дети, оставшиеся без родителей, отправлялись жить в обычные приюты. В 1844 году она решила создать еврейский детский дом, но тогда эта идея казалась утопической. Друг Ребекки, основатель еврейской прессы в Америке раввин Исаак Лизер порекомендовал Бекки написать письмо-обращение в его журнал The Occident, чтобы получить поддержку общины. Лизер надеялся связать фамилию Грец с будущим детским домом и огорчился, когда Ребекка отказалась подписывать текст, сославшись на то, что «добро должно быть безымянным». В итоге письмо было опубликовано под псевдонимом «дочь Израиля». Оно появилось в журнале в 1850 году, а спустя пять лет в Филадельфии открыл двери первый в США приют для «обездоленных и оставшихся без защиты детей еврейского происхождения».

Ребекка Грец контролировала все организации, в создании которых когда-либо принимала участие, вплоть до своей смерти. Она скончалась 27 августа 1869 года и обрела свой последний приют на старейшем еврейском кладбище «Микве Исраэль» в Филадельфии. «Грец хотела, чтобы евреи гордились своим происхождением, но никогда не делала акцент на степени религиозности тех, кто приходил за помощью, –говорит доктор философии и историк Дайэнн Эштон. – Имея в руках большую власть, она распорядилась ею разумно, предлагая людям выбор. Думаю, именно поэтому учреждения, основанные ею, процветали и после ее смерти».

Посмотреть также...

Коалиция вновь заморозила продвижение Закона о смертной казни. Либерман: Это не правое правительство

11/20/2018.   14:06:26 Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман резко отреагировал на отказ председателя …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: