Главная / "Ришон ЛеЦион" / Давайте разберемся, откуда родом эта карикатура в «Нью‑Йорк таймс»
1. «Сионизм — оружие империализма!». Первомайская демонстрация. Москва, СССР, 1972Фото: Владимир Сычев

Давайте разберемся, откуда родом эта карикатура в «Нью‑Йорк таймс»

11/07/2019  11:47:16

Изабелла Табаровски.
Перевод с английского Светланы Силаковой 
7 ноября 2019

Материал любезно предоставлен Tablet

На черно‑белом фото 1970‑х годов (илл. 1) — счастливые советские дети на первомайской демонстрации. Они решили прокатиться на машине с агитационным макетом: гигантский крючконосый паук в военной фуражке, украшенной звездой Давида, скалит зубы в зловещей ухмылке. Массивные прутья под его лапами ассоциируются и с паутиной, и с меридианами земного шара, который этот паук попирает. А лозунг над макетом подсказывает, в каком идеологическом разрезе это надлежит понимать: «Сионизм — оружие империализма!»

Именно этот образ всплыл у меня в памяти в день, когда «Нью‑Йорк таймс» опубликовала пресловутую карикатуру (илл. 2), на которой еврей в виде коротконогой собаки‑поводыря с лицом израильского премьер‑министра Биньямина Нетаньяху и медальоном со звездой Давида на ошейнике тащит за собой слепого Дональда Трампа в кипе.

2. Карикатура из «Нью Йорк таймс». Опубликована 25 апреля 2019

Как и следовало ожидать, карикатура эта вызвала негодование, но истолковывали ее поверхностно. Неужели, как, не слишком вдумываясь, рассудили многие, эта карикатура — прямая наследница антисемитской пропаганды «Дер штюрмер»?  Удовольствоваться этим объяснением — значит счесть, что редакция международной версии «Нью‑Йорк таймс», по всей вероятности, кишит сторонниками господства белой расы. Даже если поверить, что в инциденте, как заявила газета, виновен лишь выпускающий редактор, решение издателя отправить весь коллектив на тренинг по взаимопониманию культур с целью побороть «подсознательные предубеждения» наталкивает на вывод: руководство испугалось, что и другим сотрудникам могут быть не чужды подобные предубеждения. И тем не менее мысль, будто в «Нью‑Йорк таймс» внедрились неонацисты, кажется попросту нелепой.

Наверное, будет логичнее предположить, что карикатура прошла в печать, потому что сотрудникам (или какому‑то одному сотруднику) показалось, что «речь в ней идет не о религии, а о политике», как утверждал ее автор, художник Антонио Морейра Антунес. Подобно лозунгу на макете на советской первомайской демонстрации, лицо израильского премьер‑министра, видимо, давало понять — в данном случае сотрудникам «Нью‑Йорк таймс», — что это карикатура об Израиле, а следовательно, политическая: возможно, антисионистская, но не антисемитская.

Однако устойчивое представление левых, что антисионизм легко отличить от антисемитизма, на практике натолкнулось в последние месяцы  на ряд явных препятствий, когда и «Марш женщин» , и Лейбористская партия Великобритании, и члены палаты представителей конгресса США Рашида Тлаиб и Ильхан Омар , Марк Лемонт Хилл , не говоря уж об «Эй‑Джей‑Плюс Арабик», популярной онлайн‑платформе телекомпании «Аль‑Джазира», показали, что неспособны отличить антисионистские, по их разумению, политические взгляды от открытого антисемитизма.

Итак, если антисионизм и антисемитизм — не одно и то же, почему левые не умеют их различать? Как получается, что фланг политического спектра, объявивший борьбу с расизмом одним из столпов своей политической платформы, вновь и вновь опускается до поддержки столь гнусной ненависти?

В головах у левых было бы меньше путаницы, если бы они смогли ненадолго умерить свою внеисторическую, предопределенную идеологией зацикленность на тезисе, что антисемитизм присущ только правым, и потратить время на изучение своей собственной богатой истории в этом плане. В особенности им следовало бы присмотреться к СССР времен холодной войны. Тогда СССР десятки лет не только превращал антисионизм в политическое оружие, но и экспортировал его за границу. Многие из ключевых образов, которыми сегодня вдохновляются левые антисионисты, — точные копии разработок , которые КГБ и идеологи из Управления пропаганды  превратили в оружие и популяризовали особенно усердно после Шестидневной войны. Именно там, а не в «шедеврах» нацистов можно найти прямых предтеч и карикатуры из «Нью‑Йорк таймс», и рисунков в этом роде, которыми в последние два десятилетия наводнена европейская пресса.

История советской антисионистской карикатуры со всей очевидностью свидетельствует, что отделить антисионизм от антисемитизма — задача, возможно, нелегкая, а то и вовсе невыполнимая. Порожденные общественным строем, который утверждал, что отбросил антисемитизм, эти карикатуры, обозначенные как «антисионистские», тем не менее сохраняли мощный антисемитский заряд. Сохраняла этот заряд и прочая пропаганда, которую официальная Москва создавала в процессе своей демонизации Израиля и сионизма, начавшейся со сталинских послевоенных «показательных процессов» и продолжавшейся с разной степенью интенсивности вплоть до краха СССР.

В особо активную фазу советская антисионистская пропаганда перешла после арабско‑израильской Шестидневной войны 1967 года. Разработанная в то время советским руководством кампания пропаганды и дезинформации, демонизировавшая Израиль и сионизм, обслуживала конкретные внутриполитические и внешнеполитические интересы Москвы и предназначалась как для отечественной, так и для зарубежной аудитории. Скорее всего, именно эта поздняя фаза советского антисионизма сформировала в массовом сознании ультралевых ложные ассоциации сионизма с нацизмом, фашизмом, расизмом, геноцидом, поселенческим колониализмом, империализмом, милитаризмом и апартеидом. Идеи этой кампании активно использовались, когда советская делегация проталкивала резолюцию «Сионизм — форма расизма» , принятую ООН в 1975 году. И именно эта кампания отточила и популяризовала особую версию искажения темы Холокоста, которая доселе остается весьма популярной в определенных антисемитских и антиизраильских кругах, — версию сродни той, которую Эй‑джей‑плюс недавно транслировала для многомиллионной аудитории.

Для советских антисионистских кампаний написали сотни книг и тысячи статей, очернявших Израиль, сионизм, а заодно иудаизм и еврейский народ. Газеты с многомиллионными тиражами доносили эту писанину до каждого уголка СССР. Другая группа изданий, тоже выходивших сопоставимыми миллионными тиражами на примерно 80 иностранных языках, доносила эти идеи до стран Запада и «третьего мира». Этим же занимались радиостанции, которые в начале 1970‑х вещали на все континенты планеты, передавая около тысячи часов советской пропаганды в неделю.

Советская идеология не позволяла руководству СССР пропагандировать открытый расистский антисемитизм нацистского извода. Оно отвергало обвинения в антисемитизме, утверждая, что его идеология — антисионистская, а не антисемитская. При разработке своих тезисов советские идеологи искали вдохновения в «Протоколах сионских мудрецов», в идеях классического религиозного антисемитизма и даже в «Майн кампф», но адаптировали это к марксистской системе координат, заменяя образ специфически‑еврейского заговора образом глобального антисоветского сионистского заговора. Могущество евреев стало могуществом сионистов. Богатые и коварные еврейские банкиры, контролирующие деньги, политиков и прессу, стали богатыми и коварными сионистами. Еврей‑антихрист стал евреем‑врагом СССР. Еврея в образе дьявола заменил сионист в образе нациста.

На практике различие между советским антисионизмом и антисемитизмом часто оказывалось различием между одного поля ягодами. Те же самые образы, хоть и с новым набором ярлыков. Евреи в СССР видели, что их культура и религия уничтожаются, возможностей в сферах образования и профессиональной деятельности у них все меньше, а бытовой антисемитизм практически узаконен.

Советская антисионистская карикатура использовала особый набор символов, чтобы обозначить «сиониста» как фигуру, вызывавшую презрение и ненависть. Поскольку одной из политических целей советской антисионистской идеологии было ослабление Израиля, советские карикатуристы обычно изображали «сиониста» в израильской военной форме. Когда же надо было обозначить еврея вообще, они пускали в ход весь арсенал, который «портретисты»‑антисемиты наработали веками. Один из традиционных методов — изобразить еврея не как человека, а как тварь неразумную (собаку, паука, осьминога, змею), зато обладающую сверхъестественной силой. Рисуя «сионистов», их неизменно наделяли стереотипными еврейскими чертами лица — классический инструмент традиционного антисемитизма, — чтобы было ясно, кого имеет в виду художник.

Один из прообразов собаки‑поводыря с карикатуры в «Нью‑Йорк таймс» — израильско‑сионистский пес с советской карикатуры, преданно служивший своему хозяину, империалисту Дяде Сэму. Пес крошечный, что должно обозначать его ничтожность. К примеру, на этой карикатуре 1969 года (илл. 3) маленькая служебная собака разъяренно лает по команде американского хозяина и при этом брызжет не слюной, а бомбами. Собака одета в израильскую военную форму, но в то же время зрителю ясно, что эта собака — еврейка, потому что у нее еврейские черты лица. Военная форма делает этого еврея — а в широком смысле любого еврея — прямой мишенью демонизации.

3. «Ай, Моська! Знать, она сильна… потому что не одна». М. Абрамов. «Красная Звезда», 31 июля 1969. Сопроводительный текст гласит: «Израильские экстремисты продолжают свои дерзкие провокации, поскольку располагают поддержкой со стороны американских империалистов».

Еврей‑сионист как символ Израиля, который тянет Соединенные Штаты к выбранной им цели, — такова главная мысль той самой карикатуры из «Нью‑Йорк таймс» — часто возникал в советских карикатурах. На этом рисунке (илл. 4) рука еврея‑сиониста подталкивает США вбить гвоздь в арабские земли, уже заклейменные звездой Давида. На молотке знак доллара — частый мотив в советской карикатуре, отсылающий к известному антисемитскому штампу еврейской алчности. А вот рисунок (илл. 5), изображающий израильского еврея с автоматом, который едет на бочке нефти, втягивая США в войну.

4. «Планы грабителя». Р. Гадимов. «Бакинский рабочий», 21 июня 1967
5. «Стрельба с упора». З. Горфинкель. «Советская Латвия», 29 января 1970; «Правда», 8 марта 1970

Задачей этих карикатур была демонизация Израиля и сионизма. Но стереотипную уничижительную символику, обозначавшую еврея, использовали, чтобы целевая аудитория рисунка сочла виновным любого встречного‑поперечного еврея.

Персонажем советских карикатур часто был и еврей‑паук наподобие того, которого мы видели на фото 1970‑х годов. Еврей в виде паука — извечный образ из арсенала антисемитов, некогда он красовался на обложке французского издания «Протоколов сионских мудрецов» (илл. 6). (Обратите внимание, что здесь еврей не сионист, а иудео‑большевик, что наглядно иллюстрирует неизбывную идеологическую гибкость антисемита.)

6. Еврей в образе паука

Советское руководство нашло применение этой неувядающей классике. Одна из самых известных советских карикатур этого рода называется «Паук на сионистской паутине: за любимой «работой»» (илл. 7). У паука стереотипные еврейские черты лица, агрессивный оскал и отвратительная поза. Его спина украшена словом «сионизм». В центре паутины — звезда Давида, а сама паутина соткана из клеветы, лжи, антисоветизма, «еврейского вопроса» и антикоммунизма: слов, написанных на продольных нитях этой сети. Омерзительно‑антисемитский характер этой карикатуры очевиден, и ярлык «сионист» ничуть не ослабляет ее заряда.

7. «За любимой “работой”». А. Зенин. «Советская Молдавия», 29 августа 1971. Карикатура озаглавлена: «Паук на сионистской паутине»

В советской пропаганде присутствует и еврей в образе мерзкой и смертельно опасной змеи. Показанная на илл. 8 агрессивная, горбоносая змея едет на бочке с нефтью, на бочке написано: «Нефтяные монополии США». Как и у змеи на обложке другого издания «Протоколов» (илл. 9), у антисионистской змеи стереотипные еврейские черты лица, а ее тело усеяно звездами Давида. Обе змеи — как змея еврейского заговора, так и змея сионистского заговора — угрожают задушить мир: змея с обложки «Протоколов» — буквально, а сионистская — лишив мир важнейших энергетических ресурсов. На илл. 10 у змеи вместо языка — дуло автомата, а на теле написано слово «сионизм». На подписи: «ЭкспанСИОНИЗМ в натуре» слово «сионизм» выделено особо.

8. «Израильский питон и американский бидон». Б. Жуков. «Правда Востока», 11 февраля 1968
9.
10. «ЭкспанСИОНИЗМ в натуре». В. Тернавский. «Бакинский рабочий», 21 марта 1971 года.

Но, возможно, самая возмутительная и возымевшая самые серьезные последствия группа советских антисионистких карикатур — те, на которых предпринимались попытки связать воедино сионизм и нацизм — установить связь, которая вполне жива и актуальна в сознании сегодняшних левых антисионистов. Хотя их начали сравнивать еще в 30‑х годах ХХ века, сравнение было по‑настоящему разработано и получило популярность в СССР и за рубежом только тогда, когда советское руководство после событий 1967 года развязало антисионистскую кампанию. Именно эта параллель способствовала превращению сионизма, говоря словами Уильяма Кори, в «предмет ненависти международного сообщества», сделав сионизм образом воплощенного зла.

11. «Флаг сионистской банды». «Правда Востока», декабрь 1971

Карикатуры помогали внушать эту ассоциацию на интуитивном уровне. Для этого применялось несколько уловок. Одна из них — помещать свастику и звезду Давида рядом, проводить ассоциации между ними или даже сливать их воедино (илл. 11). Здесь звезда Давида и символ, возможно, самого гнусного зла в истории человечества буквально становятся одним целым. Этот метод и доныне широко используется антиизраильски настроенными левыми: например, на картинке с израильским флагом, которая появилась в левацком блоге «Дейли Кос» (илл. 12).

12.

Другая уловка состояла в том, чтобы изображать нацистов (часто Гитлера собственной персоной) в виде отражения еврея‑сиониста в зеркале или его тени. Одна из самых поразительных карикатур этого типа показана на илл. 13, где изображен мужчина средних лет со стереотипными еврейскими чертами лица, а в руке у него окровавленный топор. Рисунок выглядит еще более зловещим из‑за тени — силуэта Адольфа Гитлера, — которую отбрасывает мужчина. Там, где на топоре еврея расположена звезда Давида, на тени топора — свастика. Эта карикатура особенно интересна тем, что изображенный на ней еврей не одет в изральскую военную форму и вообще лишен любых других характерных знаков, которые позволили бы навесить на него ярлык «сионист».

13. «По образу и подобию». А. Зенин. «Советская Молдавия», 22 января 1972.

Здесь начисто стирается та едва заметная грань, которая отделяет антисионизм от антисемитизма. Карикатурист честен: это карикатура на евреев, не на «сионистов». Голландский исследователь Юдит Вогт отметила в статье 1984 года «Когда нацизм стал сионизмом: анализ политических карикатур», что «тень Гитлера напоминает о приписываемом еврею таланте мимикрии — умении в любое время менять свою идентичность». Этот дар оборотничества обычно приписывается сатане, с которым часто сравнивали евреев антисемиты по религиозным соображениям. Здесь, как и в других аспектах классического антисемитизма, советское руководство приспособило расхожее понятие в своих целях.

14. «Мы извлекли урок из Второй мировой войны». Н. Будников. Ставрополь. «Гудок», 5 марта 1972.

На илл. 14 лицо Гитлера — оно вписано в Звезду Давида — выглядит почти ребяческим и невинным, в то время как совершенно реальный, явно еврейский израильский солдат держит обагренное кровью ружье, а на заднем плане — истерзанная войной земля. На илл. 15 израильский солдат и солдат нацистской Германии держат автоматы и принимают одинаковые позы перед сценой разорения. Но изображение немецкого нациста — картина в раме на стене музея, а потому он ни капельки не опасен. Напротив, израильский еврей реален, и, следовательно, он опаснее.

15. «“Таланты” и поклонники», В. Константинов. «Вечерняя Москва», 11 марта 1970

Специфический подраздел советской пропаганды, в том числе и карикатуры, вполне открыто стремился связать с сионизмом те понятия, которые у советских людей, а также у западной аудитории уже ассоциировались с нацистской Германией. На илл. 16 израильский еврейский солдат держит оружие, на котором написано: «Блицкриг». Стоит он рядом со столбом‑указателем — столб раскрашен, как израильский флаг, и снабжен надписью: «Жизненное пространство»  — налицо явная попытка приравнять завоевания земель Израилем в 1967 году к завоеваниям советских земель нацистами. Перед солдатом — похожая на Смерть фигура в нацистской форме, которая показывает солдату изображение крематория в Аушвице, на нем надпись: «Новый порядок». Здесь нацист тоже сведен к бледной тени себя былого. Его характерные черты и идеология теперь переданы израильскому еврею.

16. «Знакомый ассортимент». В. Фомичев. «Советская Россия», 11 августа 1967.

По мнению израильского ученого Йешаяу Нира, который проанализировал советскую карикатуру в книге «Израильско‑арабский конфликт в советских карикатурах, 1967–1973», в большинстве случаев газеты, выходившие массовым тиражом, публиковали эти карикатуры без явной привязки к конкретным событиям. Одну и ту же карикатуру могли без малейших изменений, не увязывая ее с переменами в политической обстановке, перепечатать снова спустя несколько дней, недель, а то и лет. Эти карикатуры служили для пропаганды, они не старались ни информировать читателей, ни комментировать события. Их цель была не критиковать политику Израиля, а демонизировать эту страну и все, что она символизировала.

Советская антисионистская пропаганда, адресованная зарубежной аудитории, мало‑помалу соединяла в умах Израиль и такие специфические для нацистской Германии, навязшие в зубах термины, как «геноцид», «концентрационные лагеря», «депортация в гетто и лагеря уничтожения» и «жизненное пространство». Израильский ученый Барух Хазан задокументировал, как шел этот процесс. К 1969 году, писал он, понятие «сионистский расизм» имело широкое хождение в советской прессе, адресованной зарубежной аудитории. К 1971 году эта пресса стала связывать нацистский термин «раса господ» с еврейским религиозным понятием «избранный народ». (Эта мысль особо привлекла внимание мирового сообщества, когда заняла заметное место в основополагающей речи постоянного представителя СССР в ООН Якова Малика на заседании Совета безопасности ООН). К ней несколько позднее добавили мысль, что сионизм действует по‑расистски против евреев‑антисионистов во всем мире.

«В то время как истории о жестокости израильской стороны распространяются Москвой без разбору, такие понятия, как “нацизм”, “концентрационные лагеря”, “гауляйтеры”, “херренфольк”  и т. п., в основном используются в статьях и передачах, адресованных европейской аудитории, — писал Хазан. — “Расизм”, “дискриминация” и явный садизм приберегаются для африканской аудитории, которая обычно не знакома с нацистской терминологией. Истории о том, что всех евреев, выступающих против идеи сионизма, преследуют расисты, распространяются в местах, где практически нет евреев, например в Юго‑Восточной Азии».

17.

Эти идеи и образы доныне пронизывают антисионистские речи ультралевых. Они явно присутствуют и в сегодняшней антисионистской карикатуре: тут и еврей, который видит себя в зеркале в образе Гитлера (илл. 17), и сравнение Западного берега Иордана и сектора Газа с Освенцимом (илл. 18), и использование свастики для обозначения Государства Израиль (илл. 19).

18. Эту карикатуру (автор — Деркауи Абделла, 2006) — она заняла первое место на Иранском конкурсе карикатур на Холокост в Тегеране — перепостил «Дейли Кос»
19. Рисунок Карлоса Латуффа

Современным левым следует понять, что советская история — это их история. Точно так же, как правые должны взять на себя ответственность за исторический смысл используемых ими дежурных терминов и образов и за то, как они воздействуют, американские ультралевые тоже должны заняться самоанализом: по словам историка Стивена Норвуда, многие предшественники этих ультралевых логически оправдывали антисемитизм по‑советски или попросту закрывали на него глаза. А некоторые и защищали его.

Частое утверждение, что нынешний антисемитизм ультралевых — всего лишь «политический» и, следовательно, неопасный, сегодня стремительно теряет свою и без того шаткую убедительность. Никто не сомневается, что на свете есть сторонники господства белой расы, которые вооружены и готовы убивать. Но какое воздействие оказывает антисемитская карикатура, опубликованная в одной из самых уважаемых и самых широко распространяемых газет мира?

Антисемиты опознают антисемитизм, к какому бы политическому лагерю ни относились сами. Не случайно, что отрицателя Холокоста Дэвида Ирвинга восхищает Джереми Корбин, который именует себя антирасистом, а сторонник господства белой расы Дэвид Дьюк восторгался Ильхан Омар. Это одобрение должно вынудить ультралевых задать себе кое‑какие неудобные вопросы касательно того, какую роль могут играть эти образы в убийствах, совершаемых ультраправыми, в продолжающейся волне преступлений на почве ненависти, которые совершаются небелыми против евреев в Нью‑Йорке и других городах, а также в том, что в основную политическую повестку включаются открыто антисемитские высказывания, замаскированные фиговым листком антисионизма. 

Оригинальная публикация: Understanding the Real Origin of that New York Times Cartoon

lechaim.ru/events/davajte-razberemsya-otkuda-rodom-eta-karikatura

Посмотреть также...

Киномарафон «MAVO CINEMA TALK 2019 – «ОКНО В ЕВРОПУ» переносится

11/12/2019  12:22:21 В связи с обострившейся ситуацией в сфере безопасности и в соответствии с распоряжением …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *