Мир выходит из карантина. Иллюстрация: shutterstock

Мир после карантина: жить будем беднее и с опаской

05/22/2020  11:18:12

Аналитики Би-би-си считают, что деловая активность, занятость, зарплаты и производство уже не вернутся на те высоты, с которых их низвергла эпидемия Covid-19. Израильские аналитики видят «небывалое окно возможностей» после карантина

Вести и агентства новостей|
Опубликовано: 22.05.20 , 09:43

 

Даже после полной отмены карантинных ограничений потребуется значительное время для реабилитации мировой экономики. При этом деловая активность, занятость, зарплаты и производство уже не вернутся на те высоты, с которых их низвергла эпидемия Covid-19. Такой вывод следует из аналитического обзора, обнародованного Би-би-си в пятницу, 22 мая.

Издание называет четыре основные причины, которые не позволят быстро (и если позволят вообще) вернуться к прежней, «докорановирусной» жизни.
1. Коронавирус еще окончательно не побежден, вакцины нет, многие страны ждут второй волны, а некоторые еще не пережили первую.
2. Люди и бизнесы боятся будущего и не спешат тратить деньги в прежних масштабах, подрывая основу современной экономики — потребление и инвестиции.
3. Коронавирус и сопровождающие его карантинные меры потребовали гигантских вложений в поддержание экономики. Деньги эти придется возвращать, а значит, в будущем средств на развитие и нужды общества будет меньше, а налоги вырастут.
4. Многие бизнесы — от авиакомпаний до ресторанов — не переживут карантин даже при поддержке властей. Тем, кто лишится работы, найти другую в новых условиях будет непросто.

Авторы аналитического обзора, ссылаясь на прогноз МВФ, поясняют, что даже если деловая активность возродится в 2021 году, мировая экономика не сможет отыграть потери полностью и недосчитается почти 10 трлн долларов. И еще по меньшей мере 10 трлн долларов мир собирается потратить на борьбу с кризисом.

Сумма эта — почти четверть всей мировой экономики и примерно в полтора раза больше бюджетных расходов всех стран планеты. К тому же, большая часть выделенных на восстановление денег пришлась на богатые страны, и развивающимся еще предстоит выяснить, как финансировать самый сложный этап кризиса — не медицинский, а экономический.
По данным OECD, которые приводит Би-би-си, каждый месяц тотального карантина сокращает годовой прирост богатства любой страны примерно на 2%. Возврат к прежним темпам подъема может уйти до двух лет.
По мнению авторов обзора, больше всех в развитом мире пострадает Евросоюз — вторая по размеру экономика в мире после американской. В этом сходятся все экономисты, однако оценки расходятся — от 7 до 15 процентов. Точная статистика будет зависеть от трех факторов: как быстро снимут карантин; какая часть производства и потребления будет потеряна безвозвратно; насколько успешными окажутся антикризисные меры властей.
О «шрамах, которые останутся навсегда», говорят в США — самой богатой стране мира. «Наша экономика лишится чего-то ценного. У нас останутся шрамы, и восстановление будет долгим», — приводит издание слова нобелевского лауреата Джозефа Стиглица.

Еще одно мнение высказал глава Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл. Если спад из-за коронавируса затянется, США грозит продолжительная пауза в создании рабочих мест, накоплении капитала и технологическом развитии, предупредил он.

По мнению эксперта, сокращение потребления и инвестиций в кризис оборачивается дефляцией, что не подавляет, а лишь усиливает боль экономики. Цены не растут, инфляции нет, а следовательно, потребители пуще прежнего стремятся сберегать, а не тратить, поскольку ожидают, что в будущем купят все, что им нужно, дешевле.
«Порочный круг опасен еще и тем, что в отсутствие инфляции долги не обесцениваются, и для их погашения приходится дополнительно повышать налоги и урезать госрасходы — и тем самым еще больше подавлять потребление и экономическую активность», — отмечается в статье Би-би-си.
Издание выделяет еще одну проблему, тормозящую восстановление, — рост затрат бизнеса. Компании обожглись на локдауне в других странах, особенно в Китае — всемирной фабрике, которая выпускает около 40% всех импортных комплектующих. Теперь они стремятся перенести производство ближе к дому, найти запасных поставщиков, создать товарные запасы, накопить наличность. Пусть дороже, но надежнее. Вдруг новая эпидемия.
А поскольку в условиях подавленного потребления, поясняет Би-би-си, цены повышать сложно, рост издержек съедает прибыль компаний, инвестиции в развитие и создание рабочих мест. Это чревато не только ростом безработицы и замедлением деловой активности, но и падением цен акций на фондовом рынке, в результате чего в ряды пострадавших от кризиса вливаются уже не только те, кто живет на текущие доходы, но и те, у кого есть инвестированные в активы излишки или накопления, включая пенсионные.

►Можно ли было обойтись без карантина?

На этом фоне, как отмечается в публикации, продолжаются споры о том, можно ли было обойтись без карантина? Не переусердствовал ли мир, придушив бизнес? Не окажутся ли последствия экономического спада убийственнее собственно вируса?
В качестве примера чаще всего берут Швецию — одна из ведущих экономик Евросоюза не вводила карантин, ограничившись рекомендациями соблюдать дистанцию и по возможности работать удаленно.
В итоге смертность в Швеции оказалась достаточно высокой (3800 на 10 млн населения), но экономика пострадала не так сильно, как в других европейских странах. В первом квартале, по предварительным оценкам, она сократилась на 0,3%, тогда как в среднем в ЕС — на 3,5%, а в Италии, Франции и Испании — на 5%.
Тем не менее, как отмечается в публикации, потери Швеции будут выше, так как экономика ее ориентирована на экспорт, а спрос в мире значительно сократился. В результате, как полагают в минфине Швеции, падения к концу 2020 года достигнут 7% — как и в Европе в целом.
►А что в Израиле?
Согласно аналитическому прогнозу научно-исследовательского центра кнессета, Израиль пострадает от коронавируса меньше, чем большинство других стран мира, а затем совершит настоящий технологический прорыв, сравнимый с интернет-революцией конца 1990-х — начала 2000-х.

Иерусалим. Фото: Алекс Коломойский

Иерусалим. Фото: Алекс Коломойский
Авторы прогноза Ами Цадик и Хедва Каплински согласны, что кризис, вызванный пандемией коронавируса, привел к самым драматическим последствиям для израильской экономики. Но при этом они считают, что ситуация в Израиле лучше по сравнению с другими странами OECD.
Подобный прогноз базируется на нескольких экономических константах.
■ 1. В последние годы израильская экономика демонстрировала устойчивый рост, который был обусловлен увеличением частного потребления (как результат повышения реальных доходов населения) и быстрым развитием сферы высоких технологий.
■ 2. Сфера высоких технологий не была парализована карантинными ограничениями и продолжала работу в условиях карантинного режима, выполняя заказы как для внутреннего, так и для внешнего рынка. Это одна из важных составляющих того, что Израиль сумеет менее болезненно пережить кризис.
3. Ситуация на рынке труда, «взорванная» резким ростом безработицы, все-таки выглядит более устойчивой по сравнению с другими странами.
Во-первых, Израиль вступил в кризис с рекордно низких показателей безработицы (менее 4%). Во-вторых, работу временно потеряли преимущественно граждане с относительно невысокими зарплатами. Вследствие этого нагрузка на госбюджет (пособия, социальные выплаты) будет сравнительно невелика. По крайней мере ниже, чем в других развитых странах.
■ 4. Большинство важнейших для экономики отраслей продолжали работу и в условиях карантина.
Помимо этого Ами Цадик и Хедва Каплински перечисляют те возможные преимущества, которые Израиль способен получить после преодоления кризиса, связанного с коронавирусом.
■ Посткризисный период, как отмечают авторы отчета, будет связан с глобальным технологическим прорывом, и именно в этой сфере особенно силен Израиль.
■Тенденция, связанная с переводом производства в страны Юго-Восточной Азии, ослабнут. Значительные инвестиции будут производиться в новейшие технологии, автоматизацию производства, дистанционные системы управления. И здесь Израиль также может предложить немало.
■ Изменение рынка труда, его перепрофилирование приведет к значительному увеличению эффективности производства и производительности труда. В этой связи, как полагают авторы аналитического прогноза, Израиль стоит на пороге подлинной революции, сравнимой с интернет-прорывом конца 1990-х — начала 2000-х.
В аналитическом прогнозе приведено сравнение состояния израильской экономики с докризисным 2007 годом. Хотя по ряду макроэкономических параметров экономика тогда выглядела предпочтительнее, соотношение внешнего долга к ВПП сегодня заметно лучше: 59,9% на 1 января 2020 года и 80% на конец декабря 2007-го.
После кризиса 2008 года в большинстве стран OECD отмечалось увеличение внешнего долга, исключение составили только Израиль, Норвегия и Швейцария. При этом в Израиле снижение произошло самыми большими темпами.
 

Посмотреть также...

Аятолла Хаменеи и расстроенный разум религиозного фанатика

05/31/2020  18:39:01 Ari Lieberman, 27 мая 2020 г В прошлую пятницу израильтяне всех слоев общества …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *