Над землей и под землей

Реклама

07/27/2020  17:09:37

Разделение на правых и левых или на религиозных и светских теряет свою актуальность, израильское общество стоит перед новой эпохой и стоит обратить внимание на это

В 1927г. впервые вышел на экраны фильм «Метрополис» – один из самых первых и самых известных научно-фантастических фильмов. В течение более двух с половиной часов показывается в нем город будущего, существование которого режиссер Фриц Ланг прогнозировал на 2027г. И в этом городе 2 класса, 2 сословия.

Первый класс – дети господ – удобно живет над поверхностью земли, все лучшее подается им на серебрянном подносе. Небоскребы, плотно застроенный городской пейзаж, полный величия и интенсивной деятельности, описанный в «Метрополисе», — все это стало культурной и архитектурной моделью для больших городов Запада, построенных в 20-м веке. Другой класс огромного города живет глубоко под землей в условиях, напоминающих немецкие концлагеря, построенные через десятилетие после первого показа фильма. Эти полурабы-полурабочие живут од одной рабочей смены до другой, заняты тяжелым сизифовым трудом с одной целью – позволить упорядоченную сытую жизнь высоко над ними.

Разделение на 2 сословия, враждебных друг другу, сопровождает человечество долгое время. В мире, где у каждого иное лицо и разные устремления, такое дихотомное разделение почти навязывается действительностью для ведения крупных процессов. Это началось с Каина и Авеля, продолжалось в течение поколений вплоть до наших дней: капиталисты против коммунистов, демократы против республиканцев, правые и левые, религиозные и светские — все эти определения пытаются дать ясные признаки групп населения, чтобы создать порядок в хаотическом мире, в котором мы живем.

В еврейском обществе в государстве Израиль были и есть несколько таких дихотомных разделений, десятилетиями служащих инструментом в общественном дискурсе. Но, похоже, что в последние 10-20 лет произошло сущностное изменение, и мы движемся в направлении новых определений, которые будут источником будущих вызовов для израильского общества, а продолжение мышления терминами прошлого будет, в сущности, подготовкой к будущей войне оружием прошлой войны, которая теряет свою релевантность. В мире политике, где лидер левого лагеря создает правительство с лидером правого лагеря и очень быстро выясняется, что, в сущности, между ними нет существенных разногласий или вообще нет разногласий, в таком мире разделение на правых и левых уже нерелевантно.

Это верно даже без всякой связи с Бени Ганцем; израильские левые превратились, почти не заметив, из политического движения в культурную и философскую изморозь, существующую и дегенерирующую на очень узком пространстве старого севера Тель-Авива.
И разделение на религиозных и светских становится архаичным. Это разделение изначально не учитывало огромное количество традиционалистов, препятствующих дихотомному разделению и никуда не исчезающих с годами. Наоборот: традиционализм захватывает позиции в религиозном и светском обществе.

И все же поскольку разделение на 2 противостоящих друг другу группы является почти сверх естественной необходимостью и постоянное напряжение между ними движет мир уже поколениями, то стоит, по крайней мере, попытаться посмотреть куда движется израильское общество и каковы будут следующие критерии, которые определят эти группы. И как по многим другим вопросам, и тут период эпидемии Короны преуспел ускорить процессы и заострить тенденции.

В последнее десятилетие возникло новое разделение в израильском обществе, перепрыгнувшее через нерелевантные определения прошлого и занимающееся тем, что называется «сама жизнь» – квартировладельцы и неквартировладельцы. Возможно, это слышится мелко по сравнению с крупными и якобы судьбоносными определениями из мира политики и экономики, но метеорный рост стоимости жилья в последние 10 лет создал 2 сословия, чья жизнь течет по разному в зависимости от вопроса есть у вас квартира или нет. И можно это даже уточнить больше: есть ли у вас квартира, на которой не висит ссуда в миллион шекелей. Этот вопрос влияет на образ жизни, на качество жизни, на образ мышления в отношении ежедневных расходов. Этот вопрос создал 2 класса. Они вроде бы не видны, о них вроде бы не говорится, но фактически это разделение существует.

Кризис Короны, который, похоже, останется с нами еще некоторое время, сформировал еще одно разделение, которое сформирует вскоре еще 2 группы: тех, чья работа зависит от публики, и тех, кому для работы требуется лишь компьютер или телефон. И тут разделение слышится искусственным и не таким крупным, как разделение на правых и левых, но посмотрите вокруг и увидите кто сохранил свою ставку и, помимо, мелких неприятностей Короны, вроде одевания маски, его жизнь почти не изменилась. И напротив – подумайте о тех, кто потерял заработок и не может восстановить его. Это люди, работающие с публикой или предоставляющие ей услуги – от области культуры до досуга и авиаперелетов, от официантов в ресторанах до музыкантов на свадьбах.

Если вы можете делать свою работу сами перед экраном компьютера – вы выжили. Если профессия требует встречи лицом к лицу – в большинстве случаев вы проиграли. Социальные изменения не воспринимаются в реальном времени и обычно исследуются в перспективе времени – годы спустя. Но общество в кризисе – а весь мир сейчас находится в кризисе – не может позволить себе предоставить социологам написать через несколько десятилетий статьи о происходящем сейчас. Речь идет о людях, потерявших свое определение, свой заработок. Здоровое общество должно как можно более быстро пройти от философского обсуждения этих процессов к практическим шагам, которые будут заниматься ущербом от нового классового разделения.

Фильм «Метрополис» заканчивается объединением – пусть и символическим – между двумя сословиями – над и под землей. Почти 100 лет спустя мы только в начале долгого и трудного пути к объединению.

(«Макор ришон» 26.06.2020)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/241949/

Перевел Моше Борухович

http://maof.rjews.net/actual

Посмотреть также...

«Конечно, упрямство — еврейская национальная черта».

05/14/2024  14:24:24 Авигдор Либерман У евреев много недостатков, но есть один — совершенно бесспорный. Во-первых, …