Фото: Сергей Гриц / AP

«Запад списал Лукашенко»

08/07/2020  19:33:47

После выборов Белоруссию ждут большие потрясения. Кто на самом деле готовит в стране переворот?

Совсем скоро, 9 августа, в Белоруссии состоятся президентские выборы. Идущему на шестой срок Александру Лукашенко противостоит лидер объединенной оппозиции Светлана Тихановская. Она собирает массовые митинги, на которых призывает власть к честным выборам. Лукашенко продолжает раздувать тему «российских боевиков», предупреждая об угрозе майдана, и даже откровенно обвиняет Москву во вранье. «Лента.ру» поговорила с политтехнологом, председателем Комитета по политическим технологиям Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Евгением Минченко, чтобы понять, как Белоруссия преодолеет острейший политический кризис и насколько серьезно он испортит отношения Минска с Москвой.

Загадка «боевиков»

«Лента.ру»: На ваш взгляд, ситуация с задержанием «российских боевиков» могла быть спланированной политической акцией, призванной сделать Россию главным антагонистом Лукашенко на выборах?

Евгений Минченко: Мы доподлинно не знаем, что там происходит, и можем рассматривать разные версии. Первая, официальная версия Лукашенко, — что этих людей прислали с целью дестабилизировать ситуацию в Белоруссии. Я с трудом себе представляю, чтобы российские власти делали такого рода вещи, тем более в Белоруссии. Просто это не бьется со стилем российской дипломатии и с тем, как обычно у нас себя ведут, — то есть до последнего работают с действующей властью.

Собственно, крайне редко российская внешняя политика вообще поддерживает какие-либо оппозиционные силы. Тем более несистемные. В значительной степени пафос российской внешней политики — это суверенитет, запрет вмешательства других стран во внутренние дела. Поскольку Россия постоянно на это напирает, было бы странно самим начинать вмешиваться во внутренние дела своего союзника. Хотя не могу исключить самодеятельности в авантюрном стиле какого-то из элитных игроков второго-третьего уровня. Но эта вероятность мизерная.

Что скажете про другие версии?

Вторая — российская официальная — что эти сотрудники охранной компании ехали транзитом Минск — Стамбул в другую точку и опоздали на рейс. Белорусская сторона говорит, что они не собирались на него попадать. Но это логическое противоречие легко снимается, если предположить, что там была какая-то проблема со следующей стыковкой. Например, из Стамбула в окончательную точку прибытия. Естественно, организаторы транзита могли подумать, что им просто дешевле обеспечить нахождение людей на территории Белоруссии, чем отправлять в Стамбул, и там по совершенно другим ценам размещать их в отеле, обеспечивать питанием и так далее.

И в пользу этой версии говорит то обстоятельство, что они жили и в гостинице, и в санатории Федерации профсоюзов Белоруссии, плотно опекаемых руководителем предвыборного штаба Лукашенко Михаилом Ордой и управляющим делами президента Виктором Шейманом. Логика в этом есть.

Тем более, что подобного рода казусы в белорусской политике уже случались. Можно вспомнить дело «Белого легиона», которое закончилось ничем. Когда власти сначала объявили людей террористами, а потом были вынуждены их отпустить. Можно вспомнить и странные покушения на Лукашенко, и еще целый ряд других историй, когда громкие заявления властей ничем не заканчивались. И в этом смысле две последние версии имеют примерно равное право на существование.

Насколько серьезным может быть урон от всей предвыборной истории для белорусско-российских отношений?

Очень сильный. Фактически, всеми этими заявлениями Лукашенко поставил под вопрос не только дальнейшую интеграцию, но и существование Союзного государства в нынешнем виде. Это очень высокий градус негативной риторики, не обоснованный объективными процессами.

При этом выдача Белоруссией российских граждан Украине возможна? Зеленский, как мы знаем, обратился к Лукашенко с такой просьбой…

Вероятность выдачи Украине российских граждан я оцениваю как среднюю. Сегодня это скорее угроза, причем угроза и в адрес России, и элемент психологического давления на задержанных людей. Я думаю, что сейчас от них добиваются, чтобы они дали какие-то показания. Соответственно, допускаю, что их могут поставить перед выбором: или вы на камеру признаете, что проникли на территорию Белоруссии, чтобы дестабилизировать здесь обстановку, или мы вас выдадим Украине, и вы представляете, как вас там будут пытать и мучить, плюс дадут огромные сроки заключения…

Как может Лукашенко использовать сложившуюся ситуацию в своих целях?

Политический смысл действий Лукашенко, с одной стороны — попытаться привлечь на свою сторону прозападных антироссийских избирателей. С другой — дать сигнал Западу, что «я с вами, я против России, поддерживайте меня, признавайте результаты выборов». На мой взгляд, этот расчет неверный. Я думаю, что Запад списал Александра Григорьевича, и если он надеется на изменение позиции, то надеется он напрасно. В случае, если он уходит под контроль западных структур, его ждет судьба бывшего президента Сербии Слободана Милошевича.

Милошевича свергли во время «бульдозерной революции» и передали в Гаагу

В то же время этот ход демотивирует пророссийских избирателей Лукашенко, которые сегодня дезориентированы и не понимают, что, собственно, происходит. Потому что Лукашенко поддерживали, поскольку он был единственным разрешенным пророссийским политиком в Белоруссии. И теперь он вдруг становится антироссийским. Что делать избирателям?

Поэтому с политической точки зрения стратегия властей является ошибочной. Или это добросовестная ошибка, или это окружение Лукашенко намеренно вводит его в заблуждение и пытается ему смоделировать врага там, где его на самом деле нет… Сложно предполагать. Но о чем можно судить с уверенностью — эмоционально Лукашенко находится в очень взведенном состоянии.

Новая политическая нация

Вы упомянули пророссийский электорат, за симпатии которого, кажется, не борется ни один из кандидатов в президенты. Почему в самой близкой нам стране нет политика, который бы выступал за интеграцию Белоруссии и России?

Это было радикально запрещено, потому что Лукашенко всегда говорил: «Я пророссийский политик, зачем вам еще какие-то». КГБ Белоруссии старательно занималось тем, чтобы такие люди не появлялись. Дескать, и так есть вектор пророссийский, его выражает Лукашенко, больше никаких людей в этой сфере нам не нужно. Абсолютно сознательная зачистка. Ровно то же самое делал на Украине бывший президент Виктор Янукович, когда старательно уничтожал все пророссийские проекты в стране. В итоге только на крайнем «пророссийском» фланге была умеренно-националистическая «Партия регионов».

То, что мы наблюдаем сейчас в Белоруссии, — рождение политической нации?

Рождение политической нации — это ровно то, чем занимался сам Лукашенко последние 15 лет. С того момента, когда он понял, что не станет преемником российского президента Бориса Ельцина. А подобного рода надежды у него были, более того, были и союзники внутри России.

Но когда к власти в России пришел Владимир Путин и стало понятно, что это не марионетка, а политик со своей философией и видением строительства российской политической нации, у Лукашенко пропали мотивы дальше продвигать интеграцию. Все отношения, по большому счету, свелись к торгу для получения экономических преференций. И в последние годы уровень поддержки белорусской экономики со стороны России только возрастал.

Почему Тихановская, человек без политического опыта, жена блогера, стала лидером белорусской оппозиции? В чем ее феномен?

В значительной степени она именно не лидер, а, скорее, символ. Есть формальное лидерство из трех женщин и, думаю, реальные руководители кампании, которых мы просто не видим. Это политическое моделирование. На мой взгляд, очень грамотное. Не исключаю, что там работают неплохие консультанты, возможно, американские, судя по стилю. Мы видим очень хорошо отработанную методику и визуализации, и жестов.

Обратите внимание на их общее фото, одна показывает сердечко — дескать, голосуй сердцем и чувствуй эмоции. Вторая показывает кулак, символизируя активное действие. И третья — жест «виктория» (указательный и средний пальцы в форме латинской буквы V — прим. «Ленты.ру»), символизирующий победу. То есть, если ты будешь следовать своим чувствам, действовать активно, то ты победишь. И они постоянно четко занимают соответствующую позицию втроем, показывая эти знаки. Это прослеживается в линейке визуальных продуктов.

Из того, что я вижу, наблюдая извне за происходящим в Белоруссии, они не только работают агитационно в соцсетях, но используют чат-боты в Telegram для организации своих сторонников, для координации их деятельности. Насколько я понимаю, там уже используются программы, которые в свое время применялись во время протестов в Гонконге в 2019-м, созданные специально для них. Они позволяют поддерживать обмен данными через Bluetooth в ситуации, когда власти отключают сотовую связь. Это дает возможность находящимся поблизости участникам протеста координировать свою деятельность.

Но почему-то Лукашенко не хочет этого признавать и настойчиво кивает в сторону России…

Да. Причем посмотрите, там задержали, на мой взгляд, абсолютно незаконно, Виталия Шклярова — известного политтехнолога. Он — гражданин Белоруссии, работал в основном на Западе — в США и Германии, а в России работал с оппозицией, то есть против власти. Но, тем не менее, когда его задержали, то сразу же назвали «российским политтехнологом». Это показатель.

Версия самого Шклярова, я склонен ей доверять, состоит в том, что он приехал навестить свою больную мать, у нее рак. Но, несмотря на это, человека взяли, мол, консолидировал протестных избирателей вокруг задержанного блогера Сергея Тихановского. А это разве преступление, даже если он вел его? В этом состоит работа политтехнолога. Я не понимаю, за что здесь арестовывать.

Мы, Российская ассоциация политконсультантов (РАПК) и Комитет по политическим технологиям РАСО, хотя и имеем косвенное отношение к ситуации, поскольку Шкляров не является ни гражданином России, ни членом наших организаций, обратились к белорусским властям с требованием освободить Виталия. Потому что нельзя преследовать человека за его профессиональную деятельность.

А были еще подобные случаи?

Точно так же власти пытались представить пророссийским кандидатом бывшего главу Белгазпромбанка Виктора Бабарико. Но какой «пророссийский» кандидат говорит о выходе Белоруссии из ОДКБ, о том, что не нужно Союзное государство? Это человек, являющийся достаточно радикальным белорусским националистом.

Я думаю, что если бы там появился настоящий пророссийский кандидат, который бы выступал за более высокий уровень интеграции, то у него уровень популярности был бы гораздо выше, чем у Бабарико. Однако такого кандидата не появилось. Это большая ошибка, когда опасность идет со стороны западных структур влияния, тех же польских информационных каналов, американцев и британцев, но при этом говорится, что во всем виноваты русские.

Зачем же в темной комнате искать кошку, которой там нет и не могло быть? Белорусские власти ведут себя нерационально, против своих интересов — выбранная ими позиция не позволяет решить ни ситуативные, ни стратегические вопросы. Почему так? Возможно, какая-то интрига внутри, или неверная оценка ситуации, или эмоциональный фон, препятствующий принятию рациональных решений…

Жизнь после выборов

Оппозицией заявлена стратегия сопротивления для ненасильственной смены власти. Белорусов призывают приходить на выборы именно 9 августа, а в случае фальсификаций — оспаривать результаты. Может ли это послужить поводом для массовых протестов или даже революции?

Протесты неизбежны. С вероятностью в 99 процентов официальные результаты будут такими, что Лукашенко выиграл с большим отрывом в первом туре. Оппозиция эти результаты не признает, начнет призывать людей выходить на улицы. Причем, по всей видимости, впервые майдан будет не только в Минске, но и в других городах, самые большие из них — Гомель и Брест, где наиболее высокий уровень мобилизации.

Дальше все зависит от лояльности силовиков и технической возможности для зачистки. Многое делается уже сейчас. Мы видим значительное число задержанных лидеров и рядовых участников протеста. Происходит постоянная профилактика со стороны сотрудников КГБ и МВД. Демонстрируется сила, регулярно проходят учения. Ответ на вопрос, будут ли протесты и как они пройдут — в объективной информации о лояльности силовиков белорусскому руководству. Могу предположить, что она все-таки достаточно высокая. Судить сложно.

Тем более, что мы не знаем, сколько выйдет людей. Десятки тысяч могут направиться на улицы, может быть, даже больше 100 тысяч — это большая масса. Белорусские власти должны очень серьезно с этим работать. Но если даже протесты и удастся подавить, я думаю, с высокой долей вероятности Запад результаты выборов не признает. А самое главное — далеко не факт, что результаты выборов признает Россия…

Какими могут быть последствия непризнания итогов голосования российской стороной?

Дальше очень большой набор развилок. В последнее время были прецеденты, когда на постсоветском пространстве России и Западу удавалось договориться. Например, по поводу парламентской коалиции в Молдавии. Это история, когда россияне, американцы и европейцы договорились о создании коалиции против олигарха и бывшего лидера Демократической партии Владимира Плахотнюка, который являлся «серым кардиналом» и на протяжении длительного времени управлял Молдавией.

Идеальным вариантом мне видится эволюционный путь развития. Но возникает вопрос: где пространство для этой эволюции? Потому что Александр Лукашенко своими последними действиями и высказываниями очень сильно ограничил себе коридор возможностей. Но самое главное — запустилась уже машина протеста, которая не сопоставима по своей мощи с прошлыми президентскими выборами.

Но если Лукашенко удастся провести выборы спокойно, а акции протеста подавить не слишком жестко, Евросоюз и США готовы будут принять шестой срок «последнего диктатора», развернувшего страну на Запад?

Очень сложно сказать. В какой-то момент, когда был запущен минский процесс по урегулированию конфликта в Донбассе, он перестал быть «последним диктатором Европы» и стал выглядеть как честный брокер. Но сейчас слишком много вложено в то, чтобы его поменять. Они могут признать выборы, но под какими-то условиями. Например, он должен будет инкорпорировать лидеров оппозиции во власть, сделать Тихановскую вице-премьером. Его начнут обкладывать такими условиями, что через какое-то время он вынужден будет сдать власть. Думаю, выборы признают при условии, что он пообещает капитуляцию в течение какого-то времени.

Думаете, кто-то из западных консультантов уже работает в этом направлении?

Вот, скажем, я прочитал публикацию, что команда Лукашенко хотела пригласить заниматься у них политическим кризисом меня и британских коллег. Ко мне на самом деле никто не обращался (Смеется.). А обратились бы — не взялся. Но я на всякий случай решил поинтересоваться, поспрашивать у британских коллег, знают ли они что-нибудь об этом, может кто-то взял такой контракт. Но оказалось, что сейчас нет людей, которые согласились бы консультировать «последнего диктатора».

Последним был глава PR-агентства Bell Pottinger лорд Тим Белл перед предыдущими президентскими выборами. Тогда Лукашенко почти совершил разворот на Запад, и все было для этого готово. Но в последний момент власти организовали силовой разгон оппозиции, что поставило на планах крест. Сейчас, могу предположить, уровень протестов будет намного более высокий, и если разгон случится, то он будет более масштабным и жестким, чем в прошлый раз. Я думаю, это создаст очень серьезные ограничения для западного общественного мнения и признания результатов выборов.

Все чаще звучит имя главы МИД Белоруссии Владимира Макея, как близкого к Лукашенко человека, выстроившего тесные контакты с западными коллегами. Он или какой-либо иной провластный политик может стать точкой притяжения в случае раскола элит?

На данном этапе раскол в элитах маловероятен. Я очень сомневаюсь, что, если произойдет переворот, кто-то из окружения Лукашенко сможет удержаться. Именно поэтому я считаю, что интриганство Макея очень сильно переоценивают. Все-таки он в первую очередь кадровый аппаратчик. Ему приписывают большое количество различных схем, но я, честно говоря, очень скептически к этому отношусь.

Но существует ли вероятность появления во время протестов второго центра силы, которому элиты станут лояльны? Учитывая, что во главе оппозиции теперь нет фигур из истеблишмента…

Тихановская гораздо опаснее для Лукашенко, чем незарегистрированные Бабарико и Цепкало вместе взятые. По одной простой причине — мы живем в эпоху волны антиистеблишмента, когда люди голосуют против элиты в целом. И в этом смысле Бабарико был бы гораздо более удобным спарринг-партнером для Лукашенко, потому что он бы мог обвинять того в предательстве национальных интересов, в том, что он богатей. Такой сценарий, как я понимаю, власти рассматривали — выпустить его на выборы и размазать компроматом. Это была бы хоть и проблематичная, но вполне нормальная история.

И я думаю, что Бабарико такие толпы на улицах собрать не смог бы. Он, на самом деле, очень самовлюбленный человек. Я смотрел с ним несколько интервью. Видно, насколько он упивается своим совершенством, своей неотразимостью, своей уникальностью. И интервьюеры каждый раз задавали ему очень подобострастные вопросы в стиле: «А правда же, вы замечательный?» И он сидит, развалившись: «Да, я замечательный, я уникальный, я прекрасный». Это все то, что избиратели как раз не любят.

И тут появляется простая женщина, у которой нет никакой истории, к которой невозможно привязаться, у которой нет скелета в шкафу. Это гораздо большая угроза для власти. Бабарико не смог бы выйти и сказать: «А король-то голый!». Он выходил и говорил, что он сам король. А когда выходит простая женщина, а с ней еще две простые женщины и говорят: «Вы можете нас убить, посадить в тюрьму, но мы все равно будем говорить правду, потому что мы плоть от плоти, кровь от крови этой земли и народа», — то этому очень сложно противостоять. В эпоху антиистеблишмента это гораздо более опасный противник, чем представитель элиты, переметнувшийся на другую сторону.

https://lenta.ru/articles/2020/08/07/zhannadark/

Посмотреть также...

Тайна убийства комкора Котовского — В поисках истины

09/27/2020  18:04:56

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *