Карательная толерантность-3

08/08/2020  12:19:54

Система западного либерализма рушится не под собственным весом, а под воздействием направленного идеологического взрыва (третья часть статьи).

Источник: Понять иудаизм
Сторонники Black Lives Matter

Фото: Getty Images / Huw Fairclough

Пепелище

Не удивительно, что те, кто десятилетия назад сбежали из СССР, сегодня чувствуют себя в США так же, как некогда на своей покинутой родине.

Вот свидетельство (2016 года) ученого и публициста Марка Зальцберга: «Самую оскорбительную картину являет теперь система нашего образования. С детского сада и до университета детей воспитывают крайне левыми либералами и социалистами. С пятого-шестого класса дети тренируются в произнесении политических речей социалистического содержания. Четырнадцатилетний сын моих друзей яростно кидался на меня, старого университетского преподавателя, когда я говорил о том, что государство не должно содержать миллионы здоровых бездельников вместо того, чтобы заставить их работать. Вместо того чтобы пускать в страну миллионы иммигрантов из Мексики на работы, не требующие квалификации. Он подолгу произносил бессмысленные речи о засилье капитала, о национализации частной собственности и угнетенном рабочем классе, не имея при том представления о тех школьных предметах, которыми положено владеть юношам его возраста. И это притом, что рос он в семье российских иммигрантов, социализма отнюдь не любившей.

Дочь моих ближайших друзей превратилась буквально в коммунистку, получивши образование в средней школе и в чудовищно дорогом, крайне либеральном Brandies University. Похоже, что ничему кроме классовой ненависти этих детей не учили! А о морали и уважении к традициям эти «высокообразованные» люди и слышать не хотят! Они просто не знают, что это такое. Свободу гомосексуалистам в пропаганде их образа жизни, свободу им же в усыновлении детей, признание гомосексуальных браков, почет и уважение людям, хирургически меняющим свой пол… долой семью! Свободу порнографии, оргиям и неслыханному разврату! И все это вовсе не из-за ее приверженности к этому, а из принципа. Сама она вполне нормальная женщина. Но ничто, как она считает, не должно быть запрещено! Никакое безобразие! Ничто?

О нет! Следует немедленно запретить патриотизм, неприятие разврата, свободное предпринимательство и прежде всего, запретить самую возможность критиковать этих «свободолюбцев» и их социалистическую пропаганду. И вот практически вся наша пресса, все государственные школы и все вообще университеты стали рассадниками социализма, жестокой цензуры для противников его, и я, проработавши в университете почти 15 лет, все время удостаивался кличек расист, консерватор, сексист, ксенофоб, исламофоб и прочих подобных. Мои коллеги-либералы, профессора гуманитарных предметов, перестали дружить со мной, узнавши о моих «реакционных взглядах». Но это было давно, а сегодня меня бы просто выгнали с работы под давлением «прогрессивных» коллег и общественности. Все это сильно напоминало мне СССР с его жесткой идеологией и травлей инакомыслящих».

Все основные интеллектуальные достижения Западной цивилизации, некогда хранимые Академическим миром, в наши дни остаются достоянием лишь кучки стареющих аутсайдеров. Их мысли невозможно услышать с профессорских кафедр, но пока еще их можно обнаружить в мировой паутине. Пока.

Вот оценка сложившейся (к 2004 году) ситуации, произведенная выдающимся философом Лионом Черняком, бежавшим из СССР в США в 1985 году: «Провозглашаемый закат идеи всемирно-исторического прогрессивного развития, возглавляемого Европой, объявление этой идеи чуть ли не мифологемой — не величайшее достижение мысли 20-го века, а величайшая катастрофа культуры. Хотя и победной, но дурной мифологемой является сама эта мысль (тоже, впрочем, европейская, а не китайская и не нигерийская, и даже не народа банту). Именно эта дурная мифологема, ставшая неоспоримой догмой университетов и масс-медиа, несет ответственность за самоубийство философии, за беспрецедентную деградацию университетов Запада, за одураченных американских (предполагаю, не только американских) школьников, которые учат несколько лет какие-то цивилизации ацтеков, или тех же нигерийцев, но на всю классическую античность тратят не больше чем пару уроков за все 12 школьных лет, а на уроках французского изучают всю французскую поэзию (англо-американскую поэзию они и совсем не изучают) на примере двух стишков какого-нибудь поэта республики Чад — «Я люблю слушать шум воды, шелест листвы. Это голоса наших предков. Они не умерли». О, мой Бог! Пожалей школьников! И эта же мифологема несет ответственность и за высмеивание самой мысли, что западная либеральная демократия может иметь общечеловеческую значимость. Эта же мифологема несет ответственность за подмену свободы слова свободой самовыражения. Свобода слова, писал Кант, есть свобода «публичного пользования собственным разумом», когда человек «рассматривает себя как члена всего общества и даже общества граждан мира». Просвещение верило, что этому публичному пользованию разумом можно учиться у философов, что можно приблизить характер политической дискуссии к характеру обсуждения проблем в сообществе ученых. Свобода слова — и следствие и предпосылка разума, созданного философией и создающего философию… А свобода самовыражения?.. Было бы что выражать. Ну хоть на Распятие помочиться. Чем не самовыражение? Иску-у-усство! И это же отрицание идеи возглавляемого Европой всемирно-исторического прогресса подменяет на современном Западе права человека правами этнических групп или (спаси нас Боже!) правами «сексуальных меньшинств» (предполагается, что мы должны, хотя бы из вежливости что ли, не заметить, что права группы — это привилегии, а не права)».

Новые гегемоны

Итак, хотя неомарксизм и не отказался от задачи национализации производства, главного своего врага он узрел не в капитализме, а в самой Западной культуре, в ее взращенных на христианстве и рационализме ценностях.

Маркузе разуверился в революционных способностях мирового пролетариата. Признав, что общество потребления развратило всех поголовно («опутали революцию обывательщины нити»), он стал искать новых гегемонов и нашел их в лице «меньшинств». В своей программной работе «Одномерный человек» (1964) Маркузе пишет: «Однако под консервативно настроенной основной массой народа скрыта прослойка обездоленных и аутсайдеров, эксплуатируемых и преследуемых представителей других рас и цветных, безработных и нетрудоспособных».

Именно эти группы превратились в боевые отряды революции, стали главной надеждой современных марксистов, и этот их узкополитический интерес — важнейшая из причин, по которой права, а точнее привилегии этих групп отстаиваются.

«А для того, чтобы эти привилегии выбивать, — поясняет Остап Кармоди в статье «Великая левая схизма» — новые левые стараются консервировать найденные меньшинства. Каждый или каждая, кто не хочет относить себя к униженному меньшинству, объявляется предателем, и, наоборот, каждый из большинства, кто пытается к этому меньшинству как-то «примазаться», объявляется подлым грабителем (см. cultural appropriation). Мужчины не имеют право писать книги от лица женщин, белые не имеют права присутствовать на мероприятиях, организованных черными, англо-саксы не имеют права готовить мексиканскую еду - и т.д. и т.п. Вместо солидарности на знамя поднята сегрегация. Борьба идет не за равенство, а за позитивную дискриминацию все большего количества все более узких групп».

Стремительное распространение ислама в Европе многие объясняют недальновидностью европейских политиков. Между тем в первую очередь это результат как раз противоположного — дальновидности, дальновидности Маркузе, замыслившего уничтожить Западную демократию.

Введение Европарламентом закона, запрещающего «оскорблять религиозные чувства», такая же сознательная происламская акция, как политика переоборудования пустующих церквей в мечети. Пробивавшие этот закон красные парламентарии прекрасно сознавали, что их «химиотерапия» будет бить исключительно по здоровым, а не злокачественным клеткам: ведь никакой европейский суд не станет рассматривать жалобу об оскорблении христианства или иудаизма, уже давно заплеванных с ног до головы, но чтущих свободу слова. В то же время разогреваемое правозащитниками «мусульманское меньшинство» болезненно реагирует даже на появление любого не исламского символа в общественном пространстве. Успехи джихада на Европейском континенте — это в первую очередь заслуга выучеников Маркузе.

Говоря о «меньшинствах», привилегиями которых неомарксисты расшатывают уклад «буржуазного общества», невозможно отдельно не коснуться ЛГБТ-сообщества, внесшего неоценимый вклад в успехи «сексуальной революции».

Общие задачи этой революции были сформулированы тем же Маркузе еще в 1955 году в его сочинении «Эрос и цивилизация». Идею «освобождения» через гедонизм и сексуальную раскрепощенность высоко оценила около-университетская шпана по обе стороны Атлантического океана. В 1968 году в Париже повсюду красовались плакаты, на которых были начертаны три имени: Маркс, Мао, Маркузе.

Но настоящий прорыв в сексуальной революции был совершен в следующем десятилетии: выбитое в 1974 году из Американской Психиатрической Ассоциации признание, что гомосексуализм не является сексуальным расстройством очень скоро переродило само понятие семьи, выставив на повестку дня вопрос о ее полном уничтожении. Как выразилась именитая представительница ЛГБТ-движения Маша Гессен: «Ежику понятно, что гомосексуалисты имеют право на создание брачных союзов, однако я также считаю не менее очевидным и то, что институт брака вообще не должен существовать».

ЛГБТ-сообщество — это передовой отряд Коминтерна, это поистине его ударная сила, рубящая библейскую цивилизацию под самый корень.

Благодаря деятельности сексуальных революционеров оказались уничтожены такие слова как «муж», «жена», «брак», «отец», «мать», и даже «женщина» и «мужчина» — отныне это менструирующие и эякулирующие гуманоиды.

Что же касается «семьи», то сегодня на маркузевском новоязе этим словом обозначается любое (сколь угодно многочисленное) сообщество людей, ведущих общую сексуальную жизнь.

Я затрудняюсь объяснить, каким образом мечты Маркузе о разрушении культуры («буржуазного») большинства таранами маргинальных субкультур немедленно нашли себе применение, но факт остается фактом: через год после того как Маркузе написал «Одномерного человека», президент Линдон Джонсон впервые в истории ввел «позитивную дискриминацию», т.е. установил, что черные имеют перед белыми преимущество при получение социальных благ, при поступлении на работу, учебу, и т.д.

Остается фактом и то, что вскоре после того Маркузе издал свою «Репрессивную толерантность», призывающую к применению двойного стандарта, к проявлению «нетерпимости к правым движениям и терпимости к движениям левым», Верховный Суд США принял десятки решений ограничивающих в правах христианские церкви, и наделяющих привилегиями маргинальные группы.

За пол века пламя революции полностью спалило мозги американской нации. Вот какую печальную картину рисует ученый и публицист Марк Зальцберг, подводя итог Обамовской восьмилетке: «Свобода слова оставалась только для хулиганов и ненормальных, публично сжигавших американские флаги, бегающих голыми по улицам с политическими лозунгами, нарисованными на их телах. Свобода слова предоставлялась тем, кто не уважал традиций и истории своей страны, кто называл Джорджа Вашингтона рабовладельцем, и даже требовал изъять его имя из учебников истории. Даже уличные погромщики, разорявшие свои города под прикрытием борьбы за права меньшинств (читай черных) не преследовались за свои «подвиги», поскольку принадлежали к черной расе, давно поставленной в привилегированное положение во всем по сравнению с иными расами и народами. Все эти «борцы» за свободу отличались возмутительной наглостью, громкими воплями и затыкали рот любому оппоненту, часто пуская в ход кулаки и бейсбольные биты. А пресса и правительство поощряли это безобразие как только могли! Меньшинства всех мастей правили бал! Они буквально насиловали большинство, состоящее из порядочных, работящих людей, обычно не вступающих в шумные разборки с ними».

Взгляд в будущее

В завершении Зальцберг желает «Дональду Трампу успеха в возвращении Америки в нормальное состояние, в возрождении ее прежнего величия и истинных демократических свобод»

Но, как мы видим, ситуация только ухудшилась. На протяжении нескольких недель черные расисты громили магазины своих белых сограждан, в то время как весь «либеральный» Запад не просто солидаризировался с погромщиками, а поднял градус своей священной ненависти к «белому большинству» до точки кипения!

В 1965 году в своем эссе «Репрессивная толерантность» («Repressive Tolerance») Маркузе писал: «реализация объективной толерантности требует нетолерантного отношения к господствующим формам политики, установкам, мнениям, а также распространения принципа толерантности на политику, установки и мнения, которые подавляются или даже объявлены вне закона… В настоящее время не существует такой власти, такого правительства, которые могли бы реализовать на практике идею освобождающей толерантности, но все же я верю, что задача и обязанность интеллектуала состоит в том, чтобы напоминать об исторических возможностях».

И вот возможность открылась, час «Зет» пробил: Обамовская восьмилетка довела теорию Маркузе до ума миллионов. В результате на волне антитрамповской кампании марксистам удалось расширить «репрессивную толерантность» до планетарных масштабов!

150 писателей, ученых и политиков, шокированные отдаленными последствиями «положительной дискриминации», ошеломленные вышедшей из берегов нетерпимостью «терпимости», писали: «С каждым днем все более затрудняется свободный обмен информацией и идеями… Редакторов увольняют за публикацию спорных материалов, книги изымаются, журналистам запрещают писать на определенные темы».

Им это показалось чем-то неслыханным и небывалым. Между тем это давным-давно запланированная неомарксистская акция, десятилетиями отрабатывавшаяся в университетских кампусах и имеющая свое имя — «репрессивная толерантность»!

Следующие выборы в США, несомненно, очень важны. Если делу Свободы второй раз выпадет такой небывалый, такой немыслимый джокер, каковым является Трамп, это, несомненно, застопорит мировую революцию.

Однако, если победит Джо Байден человечеству не поздоровится. На западном побережье США возможно, наконец, будет возведена статуя Ответственности, однако либо в виде монумента Рабочего и Колхозницы, либо вовсе в виде двух лобзающихся мужиков.

Но в целом «антирасистские» погромы внесли некоторую ясность, подвели черту, после которой либеральные и консервативные силы Запада должны объединиться и начать новый отсчет своей истории. Подобно тому, как худо-бедно возрождается независимая пресса (именуемая, разумеется, «консервативной»), должно начаться также и возрождение системы образования. СМИ и Академический мир потеряны для разумных обитателей нашей планеты на долгие годы, но не думаю, что навсегда.

Даже если когда-нибудь Коминтерн полностью возьмет под свой контроль Силиконовую долину и в Гугле нельзя будет найти ничего кроме трудов Маркса, останутся еще печатные издания, по которым человечество будет способно восстановить адекватное представление о себе.

Впрочем, даже и при самом худшем развитии событий красное дело обречено. Действительно, демографические прогнозы показывают, что через несколько десятилетий «мусульманское меньшинство» в Европе превратится в большинство, а значит поганая метла ислама выметет политкорректную нечисть.

Общество станет наглухо закрытым, но по крайней мере, «мужчин» опять будут звать «мужчинами», «женщин» «женщинами», а обласканные ныне «меньшинства» займут свою обычную социальную нишу. А что же марксисты? Они, по-видимому, осознают, что не все религии представляет собой опиум народа, что имеется среди них одна здравая и Магомет пророк ее.

https://mnenia.zahav.ru/Articles/3378852

Посмотреть также...

Исцеление застарелого перелома

09/21/2020  21:15:39 Значение «Соглашений Авраама» гораздо глубже, чем многие думают Мелани Филлипс, 18 сентября 2020 …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *