На фото: демонстрация в Хан Юнесе перед мечетью, стоительство которой субсидировано Катаром. Фото: Ibraheem Abu Mustafa Reuters

Катар вызовет следующий конфликт между ХАМАСом и Израилем

08/13/2020  13:28:55

Подобно обезболивающим, которые приносят облегчение, но не лечат пациента, проводимая Катаром в Газе с ноября 2018 года программа «деньги в обмен на тишину» немного успокоила ситуацию в секторе, но одновременно создала опасную зависимость от денежных вливаний.

Сейчас складывается впечатление, что Катар может прекратить свои щедрые взятки как раз тогда, когда Газа особенно нуждается в помощи. Затем по Газе будет нанесен удар, далее прозвучат мольбы об очередной дозе обезболивающего, а это может привести к катастрофе. Каждая задержка вливания наличных из Катара отзывается на границе Газы и Израиля. Именно это и происходит в последние недели.

Израиль наносит удары по целям ХАМАСа в ответ на запуск воздушных шаров с зажигательными устройствами или взрывчаткой. Министр обороны Израиля Бени Ганц предупредил, что «тот, кто испытывает терпение Израиля, за это поплатится». В ответном предупрежении Ганцу ХАМАС выпустил в море восемь ракет. ХАМАС открыто заявляет, что использует «зажигалки» с единственной целью дать Израилю и Катару понять: пора переводить деньги.

Для ХАМАСа катарские деньги и небольшие послабления блокады — это награда от Израиля за спокойствие на границе. Но эти награды обесценивается на глазах, а терпению боевиков есть предел.

ХАМАС испытывает давление как со стороны посредника, так и со стороны источника финансовой помощи. Бени Ганц пытается увязать «процветание» Газы с освобождением израильтян, которых ХАМАС держит в плену. ХАМАС никогда не выполнит подобное условие: пленные — важный рычаг в будущем обмене заключенными, который вынудит Израиль освободить находящихся в его тюрьмах палестинцев, что заметно усилит популярность ХАМАСа.

Что касается доноров, то передача помощи, которую Катар ежемесячно оказывает Газе, в этом месяце задерживается, в сентябре она должна вообще прекратиться, и нет никаких признаков того, что ее  продлят еще на полгода. 

Начиная с 2012 года, Катар вложил в сектор Газа более 1 млрд долларов; его помощь, условие которой формулируется простой фразой «наличные в обмен на прекращение эскалации насилия», действует уже два года. Но Доха не намерена  вечно финансировать прекращение огня между ХАМАСом и Израилем, не в последнюю очередь и потому, что Катар только что выделил 50 млн долларов Ливану на восстановление страны после взрыва в Бейруте.

Мелкие провокации на границе стали для ХАМАСа надежным каналом, через который он сообщает Израилю и международным посредникам о своем неудовольствии.

Эти провокации отличаются от традиционного вооруженного сопротивления ХАМАСа: они носят символический характер, приносят меньше разрушений, менее зрелищны (хотя и привлекают внимание СМИ), и являют собой хорошо откалиброванный инструмент давления на Израиль, но в то же время не дают  Израилю повода для серьезной эскалации.

Таким образом, на смену обстрела Израиля ракетами домашнего изготовления пришел новый инструмент давления ХАМАСа: воздушные змеи и шары с зажигательными устройствами, которые летят через границу в Израиль. Эти провокации помогают ускорить поступление наличных из Катара в Газу.

Однако на этот раз Катар не намерен возобновлять свою помощь. Теперь в борьбе за выживание Газы ХАМАСу придется прибегнуть к эскалации конфликта с Израилем.

Хотя ежемесячные 100-долларовые подачки Катара осчастливливают многих людей в секторе Газа, его население относится к тактике ХАМАСа по схеме «провокации в обмен на взятки» с презрением, а к помощи Катара, обусловленной действиями ХАМАСа — с глубоким  скептицизмом. Многие — от основателей «великого марша возвращения» до рядовых членов и даже лидеров ХАМАСа — считают механизм «помощь в обмен на тишину» нестабильным, ненадежным и недостаточным. Они называют его «успокоительными пилюлями», цель которых — заглушить крик Газы, которая хочет жить, а не влачить жалкое существование.

Наличные деньги не могут способствовать развитию экономики ни в целом, ни на местах. Понимая, что «помощь» такого рода – что мертвому припарки, в ноябре 2018 года участники протеста забросали камнями автомобиль посланника Катара.

Для Катара Газа – лишь инструмент, и ХАМАС это отлично знает. До интересов Газы Катару по большому счету особо дела  нет. Помощь от Катара поступила в первую очередь по просьбе Израиля и с благословения Белого дома. Израиль хотел создать механизм, который остановит народное восстание в Газе – «великий марш возвращения». Директор «Моссада» даже посетил Катар в феврале этого года, чтобы убедить правительство страны продолжить финансирование Газы.

Как помощь Газе вписывается в более широкую игру Катара? Используя денежные вливания в Газу, Катар надеется укрепить свой региональный статус и стать важным игроком в международном сообществе. Он также надеется набрать очки в Вашингтоне и представить себя в лучшем свете, чем соседние государства Персидского залива, а один из самых надежных способов достичь этого — доказать свое влияние на обеспечение безопасности Израиля.

Недавно Объединенные Арабские Эмираты предприняли аналогичную попытку использовать нужды палестинцев, чтобы завоевать расположение Израиля и администрации США, и отправили два самолета с медикаментами для палестинцев. Но президент ПА Махмуд Аббас отказывается быть посредником в нормализации отношений арабского мира с Израилем, так что роль ОАЭ на палестинских территориях ограничена.

Но нищим выбирать не приходится, и ХАМАС слишком нуждается в деньгах, чтобы говорить «нет» донорам, кем бы они ни были и в чем бы ни состояли их подлинные задачи. Даже если помощь Катара — всего лишь успокоительная пилюля, ему удалось сохранить в Газе минимальный уровень жизни, в то время, когда Израиль, администрация Трампа и упрямство палестинской администрации истощают ресурсы ПА.

В результате того, что  в свете ожидавшейся аннексии ПА в мае 2020 года решила прекратить любую координацию с Израилем, за последние три месяца десятки тысяч рабочих ПА не получают зарплату в полном объеме. Помощь Катара и зарплаты ПА — два из трех основных источников дохода, поддерживающих экономику Газы. Другой — зарплата сотрудников БАПОР.

В связи с тем, что БАПОР лишен финансирования, ПА не может полностью платить своим сотрудникам, а помощь Катара подходит к концу, покупательная способность жителей Газы падает и то немногое, что осталось от ее задыхаюшейся экономики, может обрушиться.

Отчаяние, вызванное обнищанием, создаст благодатную почву для существенной эскалации. Одновременно с этим возникнет ощущение, что терять нечего. И это чувство будут разделять не только ХАМАС и «Исламский джихад», но и рядовые жители Газы.

Международные игроки, такие как Катар, внесли свой вклад в поддержание экономики насилия в Газе, при этом ключевыми факторами стали израильская блокада, расколотость палестинского руководства и правление ХАМАСа. Сама гуманитарная помощь теперь узаконивает форму контроля над палестинцами: минимальное субсидирование жителей Газы, при котором они едва держат голову над водой, при постоянной угрозе, что их можно утащить под воду. И теперь Катар именно так и может поступить – намеревается уйти из Газы, когда ее жители идут ко дну.

Если международное сообщество не наберется мужества и не положит конец блокаде Газы, оно по-прежнему будет обязано, как минимум, предотвратить ее падение. Что касается государств Персидского залива, которые так стремятся раскритиковать действия Катара, то почему бы им, вместо того чтобы придираться к Катару, не вмешаться и не восполнить дефицит финансирования, прежде, чем граница взорвется.

Мухаммад Шхада, «ХаАрец», М.Р.

 

Посмотреть также...

Любовь и смерть Василия Чапаева — В поисках истины

09/25/2020  17:29:40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *