Фото: zahav.ru / Гарри Резниковский

Несия Шемер: «На палестинских картах Израиль вообще не указан»

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

01/08/2022  11:26:59

«ХАМАС, дочерняя организация движения «Братьев-мусульман», называет Южное крыло Исламского движения (РААМ) «сионистским крылом».

Павел Львовский

Доктор наук Бар-Иланского университета, религиозная еврейка, специализирующаяся на мусульманском праве, считает, что достичь перемирия на Ближнем Востоке невозможно без участия духовных лидеров. Как палестинцы заново интерпретируют Коран, желая узаконить права на Иерусалим, почему Южное крыло Исламского движения называют сионистским и зачем шейх и раввин демонстрировали друг другу WhatsApp — в интервью «Еврейскому журналу«.

Стена Бурака

— Вы долгие годы следите за тем, что происходит в арабском мире. Как там преподносят историю еврейского народа и статус Иерусалима в иудаизме?

— Начнем с того, что имеет место конфликт двух нарративов. Иерусалим играет центральную роль в иудаизме. Пасхальная Агада заканчивается словами «На будущий год ‒ в отстроенном Иерусалиме», на свадьбах жених произносит: «Если забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя правая рука». В Танахе Иерусалим упоминается сотни раз. Иерусалим был центром государственной власти. Посреди города на горе Мория, купленной царем Давидом, стоял Храм, воздвигнутый его сыном Шломо.

На фоне всего этого изобилия источников ислам заявляет на Иерусалим свои права. И это притом, что Иерусалим никогда не был центральным местом для мусульман. Шла ли речь о халифатах после Мухаммеда, династиях Умайи или Аббаса, очаги власти располагались в других городах ‒ Медине, Багдаде. В Коране Иерусалим, в отличие от Мекки, действительно важного для ислама города, не упоминается ни под названием Байт аль-Макдис, ни как Аль-Кудс или Уршалим, ни даже как Элия Капитолина. Палестинцы, которые активно ведут борьбу за Восточный Иерусалим, где находится Храмовая гора, организовались как народ только в прошлом веке.

Напротив, даже мусульманские источники связывали местоположение иерусалимского Храма с Храмовой горой, на которой сегодня расположена мечеть Купол скалы. Это было общепринятым мнением. Совсем недавно мои коллеги профессора Ицхак Райтер и Двир Диамант издали книгу с разбором еврейских и исламских традиций, касающихся Иерусалима: ислам уважительно относится к героям Танаха и Нового Завета, а Мухаммед воспринимается как венец, конечное звено в цепи пророков.

— Когда арабы стали заявлять свои исключительные права на Иерусалим?

— Процесс начался в 1967 году. Мусульманские религиозные деятели начали называть евреев «осквернителями исламской сущности Иерусалима». Параллельно имеет место переписывание истории с целью убедить окружающий мир, что Иерусалим принадлежал мусульманам испокон веков, а евреи ‒ только гости и оккупанты.

Выдвигаются самые разные аргументы. Например, что Храма вообще не существовало, это-де евреи все придумали. Распространенным выражением в палестинском дискурсе стало «ал-хайкал ал-маз’ум» ‒ «храм, о котором утверждается, что он был». И это несмотря на 17-ю суру Корана, где упоминается, что евреи дважды правили в Израиле и дважды теряли эту власть, когда Б-г посылал другие народы, чтобы те изгнали евреев из этой земли. Согласно исламским же теологическим источникам, здесь говорится о разрушении Первого и Второго Храмов.

— И каким образом это упоминание трактуется сегодня?

— Оно, дескать, относится к ситуации не в прошлом, а в будущем, когда современные мусульмане победят евреев. Таково, например, толкование движения ХАМАС.

Дальше начинаются разговоры о том, что у евреев никогда не было Храма, а на Храмовой горе стояла лишь мечеть Аль-Акса. Аль-Акса упоминается в первой строчке 17-й суры Корана. Однако распространенное сегодня толкование, согласно которому именно та самая мечеть Аль-Акса находится в Иерусалиме, сложно связать с текстом самой суры.

— Почему?

— Мусульмане утверждают, что Коран был спущен пророком Мухаммедом с небес до 632 года — года его смерти. Мечеть Аль-Акса в Иерусалиме была построена омейядским халифом Абдуль-Маликом ибн Марваном в 691 году. Как же Коран может говорить о месте, которого еще не существовало? Древние толкователи Корана трактуют понятие «мечеть Аль-Акса» как «небесная мечеть», «мечеть на небесах». На арабском «аль-акса» означает «крайний», «самый отдаленный». То есть на Земле есть мечеть в Мекке, а напротив нее — мечеть на небесах.

По преданию, пророк Гавриэль открылся пророку Мухаммеду на крылатом коне по имени Бурак. Они вдвоем сели на этого коня и, по одной версии, остановились в Иерусалиме, где Мухаммед привязал коня к Стене Плача. Поэтому Стена Плача называется у арабов «Стеной Бурака». После этого Мухаммед взошел на Храмовую гору, оттуда поднялся на небо и поговорил с пророками, что были до него, а также с Аллахом. Есть и другая версия: Мухаммед поднялся на небеса прямо из Мекки, по дороге остановившись в Иерусалиме.

С годами при пересказе предания понятие «Аль-Акса» в Коране стало отождествляться с мечетью в Иерусалиме, хотя во времена Мухаммеда там никакой мечети не было и в помине. Мусульмане вообще к тому времени еще не завоевали Иерусалим — это было сделано позже, в 638 году.

— У этих теологических изысканий есть практические последствия?

— Ведется целая археологическая борьба. Мусульмане много копали в разных местах, слои почвы с огромным количеством археологического материала оказались попросту выброшенными. Израильские археологи из Бар-Иланского университета, где я работаю, начали проект по просеиванию почвы Храмовой горы. Были найдены многие вещественные доказательства, связывающие евреев с этим местом.

Тем временем мусульманский нарратив стал распространяться в мировом сообществе. В 2016 году организация ЮНЕСКО стала пользоваться мусульманской терминологией, провозгласив Храмовую гору «территорией Аль-Аксы», а Стену Плача — стеной Бурака, не упоминая о еврейском статусе этого места.

Южное отделение Исламского движения, которое на сегодняшний день входит в коалиционное израильское правительство, утверждает, что еврейская связь с этим местом — выдумки, оно полностью принадлежит мусульманам. У евреев, дескать, Храм находился в другом месте. Может, в районе горы Гризим, в соответствии с самаритянской традицией, а может, и где-то еще. Но точно не в Иерусалиме.

— Стоп, но есть же результаты академических раскопок.

— Когда один человек атакует другого, он не интересуется поисками истины. Кулаком в живот — и беги восвояси. Таков подход. На любой ваш довод арабы будут кричать, что это фальсификация. Тем более что в глазах мирового сообщества легитимность Государства Израиль совсем не однозначна, нас считают оккупантами.

Хазары и ханаанейцы

— Как преподносится арабо-еврейский конфликт в школах Палестинской автономии?

— На картах мира Израиль вообще не указан. Я видела ролик, где палестинских детей спрашивают, как называется столица Израиля. Они отвечали: «В Израиле нет столицы!».

— Даже не Тель-Авив?

— Нет. Просто нет столицы, и все тут. «Иерусалим — это Аль-Кудс, столица Палестины».

Еще в их учебниках написано, что у современных евреев-израильтян нет ничего общего с «сыновьями Израиля». В Коране сказано, что Б-г приказал Моше ввести еврейский народ в уготовленную ему, еврейскому народу, землю. В 17-й суре есть даже фраза, в которой говорится, что в конце дней Аллах соберет потомков народа Израиля со всех концов земли. Другими словами, в Коране прослеживается явная и очевидная связь между Землей Израиля и народом Израиля. Получается, что, согласно Корану, мы не захватчики и оккупанты, а потомки сыновей Израиля, вернувшиеся на свою землю после долгого изгнания.

Что же делать в такой ситуации? Палестинцы заявляют: «Современные евреи — это гремучая смесь разных народов, собравшихся здесь из России, Польши, Германии, Йемена. Они никак не могут представлять единую нацию. Это все происки сионистов, которые хотели видеть еврейское большинство на этой земле, чтобы превзойти арабов количеством».

— По сути, арабы заявляют, что иудаизм — это религия, а не национальность?

— Именно. Если евреи не народ, а религиозная группа, они не могут претендовать на отдельное государство. Все земли, захваченные мусульманами на протяжении истории, называются «землей ислама». Если кто-то другой захватывает эти земли, вступает в силу обязанность джихада, священной войны против захватчиков, чтобы отвоевать захваченное.

Мусульмане утверждают, что современные евреи ‒ потомки хазар, а вот палестинцы ‒ потомки древних ханаанейцев и йевусеев. А значит, речь идет о «восстановлении исторической справедливости против древних захватчиков». Получается, оккупация началась еще во времена Иехошуа бин Нуна. Есть целая книга Ифраха Зильбермана, в которой автор показывает, как палестинцы — по сути, арабские племена, перекочевавшие с Аравийского полуострова, — создали миф о своих ханаанейских корнях. Палестинская автономия широко развила этот миф, проводя выставки «национальной ханаанейской одежды», «традиционной ханаанейской утвари» и т. д.

— А как быть с праотцами еврейского народа, которых, как вы сказали, уважает и ислам? Авраам, Ицхак, Яаков…

— У Авраама был еще один сын — Ишмаэль, первенец. И по Торе, и по Корану первенец является однозначным наследником. Более того, он наследует двойную долю. Арабы обвиняют евреев в том, что они сузили понятие «потомков Авраама» до потомков одного его сына, Ицхака. В Торе ведь написано, что «твое потомство будет названо по Ицхаку».

Ишмаэль был сыном наложницы Агари, а Ицхак ‒ сыном законной жены, «госпожи» Сары. Сын наложницы законным наследником не является. На это арабы опять ссылаются на Танах — какая потрясающая эрудиция и осведомленность в наших источниках! Родословная в те времена шла по отцу. Например, у царя Давида было несколько жен, и все его сыновья остаются его сыновьями. Кто была жена, не играет особой роли.

Кроме того, арабы говорят: «Хорошо, давайте учтем ваш еврейский подход, согласно которому есть разница между сыновьями от законной жены и от наложницы. Вы называете себя сыновьями Израиля. Израиль ‒ это Яаков, у него было четыре жены: две законные, Рахель и Леа, и две наложницы, Билха и Зильпа. Среди вас, евреев, есть потомки наложниц, но вы же не проводите различия между ними и остальными потомками». Это аргументация шейха Юсуфа аль-Кардави, самого влиятельного теолога ислама в современном мире.

— Получается, что политическое решение конфликта изначально обречено на провал? Никакие территориальные уступки не снизят градус религиозного спора?

— На протяжении долгих лет израильские политики считали религию камнем преткновения. В Норвежских соглашениях все религиозные вопросы были обойдены, в переговорах никогда не участвовали религиозные деятели. А ведь вся арабская история пронизана религиозным контентом.

Возьмем конфликт между суннитами и шиитами. Он же возник не вчера и не сегодня. Его корни ‒ 1400-летней давности. Наследником пророка Мухаммеда был двоюродный брат Али ибн Абу Талиб, но у него отняли власть в халифате. В мусульманском мире царит дискурс идентичности, генеалогии, самоопределения и религии. Попытка обойти разговоры на эту тему и найти мгновенное решение всех проблем и конфликтов — сама по себе проблема. Необходимо поменять подход, может быть, даже подключить к решению религиозных лидеров.

— Это то, что предлагал покойный раввин поселения Текоа Менахем Фруман. Но, с другой стороны, спор между адептами разных религий, каждый из которых уверен в своей исключительной правоте, не особенно перспективен.

— Можно ведь сказать: «Хорошо, я выслушал тебя, ты меня, между нами нет согласия, но это не мешает нам вместе работать, потому что мы оба понимаем, что убивать друг друга — уж точно не конструктивное решение и к добру не приведет».

Сегодня есть общественная организация под названием «Мозаика — мирная религиозная инициатива». Ее основателем был раввин Михаэль Малкиор, в прошлом замминистра иностранных дел Израиля. Его партнером с арабской стороны стал шейх Абдалла Нимр Дарвиш. Дарвиш родился в Кафр-Касеме в 1948 году, члены его семьи погибли во время массового убийства, которое совершили израильские военные в 1956 году. Дарвиш вырос в светской семье, но после Шестидневной войны стал верующим мусульманином, а в 1972 году основал Исламское движение в Израиле.

Поначалу он был настроен антиизраильски, основал террористическую группировку, но, выйдя из тюремного заключения, изменил свою точку зрения. Он заявил, что к террору прибегать нельзя, необходимо интегрироваться в израильское общество. С тех пор Исламское движение начало баллотироваться на выборах ‒ сначала на муниципальном уровне, а потом и на выборах в кнессет. По этой же причине оно раскололось. Северное крыло отказалось признавать Израиль, в отличие от Южного, во главе которого остался шейх Дарвиш.

В 2006 году шейх Дарвиш вместе с раввином Малкиором основал организацию «Мозаика» с целью дать возможность вести диалог представителям иудаизма и ислама. Есть те, кто готов отложить мечты и идеалы, чтобы действовать в соответствии с реальностью. Шейх Дарвиш предложил, кстати, чтобы Храмовая гора осталась за мусульманами, а Стена Плача ‒ за евреями: «А когда придет ваш Машиах — а мусульмане тоже его ждут, — я буду первым таскать на плечах камни, чтобы строить Храм». Это точная цитата.

— Есть ли у организации «Мозаика» практические результаты?

— Ее участники несколько раз предотвращали кровопролитие. Например, в истории с установкой металлоискателей на Храмовой горе в 2017 году или во время весенних беспорядков в смешанных арабо-еврейских городах Израиля.

Несколько месяцев назад я организовала конференцию в Бар-Иланском университете, в которой участвовал раввин ешивы при Бар-Илане и с арабской стороны имам мечети Кафр-Касема. Эта конференция под названием «Встретились раввин и шейх» проходила на фоне массовых беспорядков. Раввин и шейх продемонстрировали, что происходит в еврейских и арабских WhatsApp-группах. Они работают над совместным проектом под эгидой «Мозаики». Это не просто возведение культурного моста между народами: они пытаются повлиять на своих учеников и соплеменников.

Усидеть на двух стульях

— Как воспринимать арабскую партию РААМ, которая присоединилась к нынешнему коалиционному правительству? С одной стороны, их лидеры декларируют лояльность. С другой, периодически в соцсетях распространяются видеоклипы, где члены партии делают антиизраильские заявления перед арабской аудиторий.

— За образец для подражания РААМ взяла движение «Братья-мусульмане», у которого много отделений по всему миру. При этом лидер РААМ Мансур Аббас подвергается резкой критике и нападкам. Террористическое движение ХАМАС, еще одна дочерняя организация движения «Братьев-мусульман», называет Южное крыло Исламского движения «сионистским крылом». Если бы РААМ была тождествена ХАМАС, как часто утверждают израильские средства массовой информации, Аббаса бы так не атаковали. Следовательно, это не одно и то же.

Конечно же, нельзя отрицать солидарность партии РААМ с палестинцами. Члены партии определяют себя в качестве мусульман, палестинцев и израильтян. Причем первые два пункта ‒ главный компонент идентичности. Но они понимают, что, живя в Израиле, им стоит интегрироваться в израильское общество.

РААМ и его избиратели пытаются усидеть на двух стульях. Полностью перейти на израильскую сторону они не могут: мусульманский мир посчитает их предателями. Есть и тема Иерусалима, фундаментальная в мусульманском восприятии. Когда Дональд Трамп озвучил свой план мирного урегулирования, в Кафр-Касеме был проведен референдум: захотят ли местные жители стать частью Палестинской автономии в случае реализации плана? Ответ был: «Ни в коем случае».

— Почему?

— Намного комфортнее жить в Израиле с демократически избранным правительством, с высоким уровнем жизни, чем под авторитарной властью Палестинской автономии. Процент израильских аттестатов зрелости у арабского населения растет изо дня в день. Израильский аттестат дает возможность поступить в израильский вуз и потом претендовать на престижную работу внутри Израиля. В Палестинской автономии все поделено между кланами и очень политизировано.

— Правда ли, что в арабском обществе попросту нет секулярной прослойки, в отличие от израильского?

— Есть мусульмане, которые не соблюдают требований ислама: не молятся и не постятся в Рамадан. Но если среди евреев есть такие, кто ни разу в жизни не был в синагоге, у арабов-мусульман трудно представить человека, который ни разу в жизни не побывал в мечети. Абсолютных атеистов у них вряд ли встретишь.

— Как мусульмане воспринимают вас, религиозную еврейку, владеющую арабским языком и разбирающуюся в исламской теологии?

— Поначалу приходят в изумление, причем не только важные персоны, с которыми мне доводилось встречаться, но и простые рабочие, которые делали у нас дома ремонт. Когда я в школе взяла факультатив по арабскому языку, мы были самой маленькой группой — всего семь человек. Арабский язык воспринимается как язык врага и с этой целью изучается в армии. Но я за то, чтобы как можно больше обычных израильтян знали арабский и изучали азы ислама. Это помогло бы улучшить существующую ситуацию.

— На каком этапе вы решили стать профессиональной арабисткой?

— Я всегда любила иностранные языки. После школы поступила в университет, окончила бакалавриат, магистратуру, получила докторскую степень.

— Своих детей вы обучаете арабскому?

— Я честно пыталась. Не все были в восторге. В любом случае я всегда стараюсь показать детям вторую сторону. Даже когда по субботам мы обсуждаем недельную главу Торы, я всегда напоминаю о существовании разных точек зрения.

Посмотреть также...

Парад гордости в Тель-Авиве: «Мы не позволим никому боятся в своей стране»

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 06/10/2022  14:29:16 Не менее 80.000 человек собрались …